Перейти к содержанию

Таблица лидеров


Популярный контент

Показан контент с высокой репутацией за 20.08.2018 в Записи блога

  1. 2 балла
    Ты приходишь к врачу. Само по себе это событие довольно трагичное, учитывая стиль и режим работы нашего бесплатного здравоохранения. И чтобы снизить градус неприятных ощущений, человеческая психика изобрела механизмы психологической защиты, позволяющие проще, а иногда даже и с удовольствием пережить общение с медиками. Стадии эти абсолютно совпадают со стадиями переживания любой неприятности, имея, однако, некоторые индивидуальные особенности. 1. Отрицание — «Не может быть!» В принципе, добавить тут особенно нечего. Это универсальный возглас, который слышится чуть чаще, чем постоянно. «Не может быть, чтоб не было талонов на сегодня/завтра вторую смену, ведь мне надо». «Не может быть, чтобы врач был в отпуске/декрете/на больничном, мне ж надо!» Дальше — больше. «Не могут у меня суставы болеть из-за лишнего веса, я всего 140 кг». «Не может быть у меня этого, ни у кого в роду не было». И так далее. Люди идут к врачу, чтобы разобраться, что с ними, но при этом точно знают, чего у них нет. А именно, ничего из того, что находит врач. 2. Гнев Когда до сознания пациента доходит, что его мнение глубоко безразлично объективной реальности, что талонов таки нет, а болячка таки есть, несмотря на то, что этого не может быть, оно начинает защищаться. А лучшая защита — это у нас что? Правильно. Нападение. И пациент начинает нападать. Читай — защищаться. «Да за что вам тут деньги платят?» — ох, знали бы они, о каких деньгах речь идёт. «Да вы вообще понимаете, о чем говорите?». Нецензурщину опустим, пожалуй, хотя можете поверить, ее немало. Дальше — больше. «Да я подам на вас в суд!» «Где тут жалобная книга? Я щас напишу, и вы тут никогда больше работать не будете!» Впрочем, эта стадия, при всей своей токсичности и неприятности для окружающих, долго не длится. Человек устает орать и угрожать, да и постепенно осознает, что угрозы и истерики не имеют особого смысла, и потому начинает пытаться казаться конструктивным, переходя к третьей стадии. 3. Торги Пациент таки является к врачу, триумфально сообщая: «Я согласен лечиться». Сообщается это с таким видом, будто процесс лечения необходим к доктору, а не ему. «Я согласен лечиться, доктор, — радостно вещает он, — но…» И далее идет список, состоящий из нескольких десятков пунктов, при несоблюдении которых никакого лечения не будет, зато будет стадия номер два с периодическими провалами в стадию номер один. «Давайте лечиться, доктор, только без антибиотиков» — оно понятно, антибиотики ведь не только зло, но и стоят дорого. «Лечиться я буду, но только в больнице, дайте направление» — еще одна ненавязчивая попытка сэкономить, к которой прибегает абсолютное большинство торгующихся. «Выпишите мне лекарство по льготе, но, чтобы импортное и хорошее». Торговля может длиться достаточно долго, однако раньше ли, позже ли, но пациент поймет, что в том виде, в котором ему хочется, сделка не состоится. И тогда он постепенно переходит на 4ю стадию. 4. Депрессия Поняв, что лечиться, конечно, можно, но это либо дорого, либо требует затрат времени и сил, пациент впадает в депрессию. Он начинает чувствовать себя брошенным на произвол судьбы, неизлечимым и глубоко несчастным. «Вы же знаете, какие у нас врачи» — с чувством безысходности вздыхает он в разговоре с друзьями и подругами. «Да, пока денег не заплатишь — ничего не будет» — поддакивают все вокруг. «В поликлинику лучше не ходить, там всем на всех плевать». И так далее. На волне депрессии начинаются хождения к различным шарлатанам, целителям и прочим бабкам (на которых, как ни парадоксально, денег не жалко). В ход идут и народные средства: обмазывания какашками черной козы-девственницы в полнолуние, ингаляции подорожника, растворенного в моче белого котика. Ну и так далее. Для того, чтобы осознать бессмысленность всех этих телодвижений, обычно уходит достаточно много времени. Много жизней легло на алтарь 4 стадии. Многие и многие нестрашные недомогания перешли в разряд малоизлечимой и мучительной хроники. И те, кто остался жив и в ком остались силы, складывают отвалившиеся конечности в авоськи, а на оставшихся ползут к стадии номер пять. 5. Принятие Психика рано или поздно принимает тот факт, что к врачу идти придется. Что врача не напугают ни угрозы, ни даже реальные действия. И что лечиться надо, причем не на твоих условиях, а на тех, которые предлагаются в рамках данного учреждения. На этой стадии дверь открывается не ногой, и не с силой, способной снести ее с петель. Робкий стук и «Доктор, можно?», «Доктор, спасите». На стол врача выкладываются выпавшие зубы и отвалившиеся пальцы. «Я на все готов и согласен, только помогите». Врач вздыхает, и пытается начать обсуждение ситуации и плана лечения. Казалось бы, хэппи энд, но тут… «Да быть такого не может, доктор!» Автор: Маргарита Алексеева
  2. 1 балл
    педиатр Галина Красоткина Я семь лет отработала врачом дежурантом приемного покоя и по стационару, знаю эту кухню изнутри, не понаслышке. Во время дежурств на обходах мне всегда было дико наблюдать за пациентами и их родителями. Они мне напоминали заключенных. Находятся в ограниченном пространстве, не в лучших условиях, в неизвестности, полностью зависимы от персонала – не хотелось бы мне даже в страшном сне оказаться в подобной ситуации… Четыре-пять мам и столько же детей, духота, жара, запечатанные окна (тут явно не слышали о докторе Комаровском), горшки, иногда сложности с гигиеной, какое уж тут личное пространство! А больничная кухня… Прибавьте сюда еще тревогу за больного ребенка, недосып, постоянный плач от уколов, страх. Очень часто родители жаловались, что с ними никто не разговаривает, не объясняет назначения, диагноз, запрещают передавать продукты из дома… Мне всегда это казалось адом! И как издевательство на этом фоне выглядели в СМИ палаты заграничных клиник, которые как проходной двор с посетителями, которые могут и на ночь с тобой, если нужно, остаться и подменить тебя, и отдельные туалеты, и веселый общительный персонал в веселенькой одежде и без белых халатов. Но это так, лирика… Итак, первое: с точки зрения любого здравомыслящего врача стационар – источник повышенной опасности для пациента. Там куча больных разными заболеваниями, ослабленных детей, там устойчивые к антибиотикам и антисептикам микробы. И вам, и вашему лечащему врачу необходимо 1000 раз подумать, прежде чем вам оказаться там, и оценить риски. Ведь чаще всего как бывает: «Я испугалась высокой температуры, вызвала скорую, у нас было красновато горлышко, положили. Начали уколы. Потом сказали, что пневмония, на 4–5 день когда все нормализовалось и мы засобирались домой, подцепили ротавирус. И в итоге в гораздо худшем состоянии лежали под капельницей». Такие истории я слышу почти каждый день. То, что может лечиться дома, должно лечиться дома! (показания к госпитализации далее) Второе: более половины всех госпитализаций не обоснованы! Это везде говорят. По всей стране оптимизация здравоохранения: сюда входит в том числе и сокращение стационарных коек (больше это касается взрослого здравоохранения – любовь наших бабушек полечить давление капельницей всем известна). Но мы упираемся в два краеугольных камня – нежелание участковых врачей связываться и вести таких больных на дому и страх родителей оставаться дома. Как амбулаторный врач я знаю, что это такое: вечером, ложась в постель, вспоминаешь тяжелых больных за день (особенно до года) и думаешь: «Надо было госпитализировать! А если ночью хуже? А если ночью отек/приступ/судороги? А дома назначила антибиотики в уколах – вдруг непереносимость?» – спокойной ночи, доктор, в общем, если что, суши сухари. Проще для врача, несомненно проще написать направление в стационар, сказать: «Езжайте с Богом, там вам помогут». Третье: ещё одно из заблуждений пациентов – нас обследуют. При этом я представляю картинку как в сериале доктор Хаус – тут тебе и МРТ всего тела, и разные анализы, и сложные диагнозы «волчанка, сэр». Чаще всего вам предложат банальные анализ крови, мочи, рентген, УЗИ, в общем то же, что и в поликлинике. Четвертое: так когда же все-таки ложиться? Неотложные тяжелые состояния: Судороги Травмы (ЧМТ, Ожоги обширные, сочетанная травма) Хирургия (аппендицит и т. д.-здесь без комментиариев) Обезвоживание (неукротимая рвота, диарея, лихорадка) необходимость капельниц Невозможность сбить температуру всеми испробованными подручными средствами Возраст до 2 месяцев, сочетанные состояния (недоношенность) Вялость, нарушения сознания, возбужденность Отравление (таблетки, спреи в нос (нафтизин) Приступы кашля при подозрении на инородное тело дыхательных путей или кашель с остановками дыхания у маленьких (коклюш) Подозрение на серьезные заболевания Почки (гломерулонефрит, ИМС тяжелое течение), Гематология (тромбоцитопения, тяжелая анемия, лейкоз и т. д.) Гастроэнтерология (рвота кофейной гущей или черный стул(мелена) Ревматология (артрит, системные и т. д.) Кардиология (подбор терапии, ВПС, гипертензия неясная с высокими цифрами), пульмонология(осложненные пневмонии, плеврит) Эндокринология (сахарный диабет впервые, например, выявленный – тут без комментариев) Инфекции тяжело/атипично протекающие (мононуклеоз, менингококк, коклюш, скарлатина, псевдотуберкулез, гепатит и др) Необходимость стационарного лечения и некоторых обследований (гастроскопия, колоноскопия) Госпитализация по социальным показаниям (когда дома в силу каких-то причин лечение невозможно) У нас же 90% лежат кто? Пневмония под вопросом, притянутая за уши и увиденная только рентгенологом, бронхит вирусный или обструктивный и ВСД. Пара инфекций мочевыводящих путей (на деле оказавшихся асимптомной лейкоцитурией, чаще случайно обнаруженной). А нет, еще хронический гастрит. Тяжелых, интересных, реально нуждающихся в госпитализации больных мало. Пятое: как это должно быть. В некоторых московских клиниках уже реализуется программа – госпитализация в приемный покой на несколько часов, туда же подключены все диагностические службы, лаборатории, поставили диагноз, сняли острое состояние, если нужно, прокапали, дали рекомендации, все чётко, по алгоритму, как в Европе или США, например, отпустили домой долечиваться. Или все-таки госпитализировали. Это моя мечта, работать в таком отделении, но увы… Пока реализуем так называемый стационар на дому – консультирую, по вотсапу списываемся, снимаю тревогу у мам, делаю, что могу, чтобы снизить процент госпитализаций, потому что шестое: что дальше? Как будет после выписки? Никто не знает. На моей практике неважно обычно все. Дети со вторичной инфекцией, ослабленные, бледные, по неделям не видевшие свежего воздуха, на больничной строгой диете (стол номер 10 – кто это вообще придумал???) цепляют в 90% после выписки повторные инфекции (чаще, конечно, вирусные), мамы в отчаянии: «как так, нас прокололи 10–20 дней антибиотиками, у нас что-то недолеченное осталось???» Опять все по кругу-кашель, сопли, температура, опять “скорые”, особо тревожные обратно ложатся, иногда уже в инфекцию. Опять цефотаксим два раза в день. Бред в общем. Я не говорю что стационар не нужен. Он очень нужен. Сын дважды попадал, но всего на пару часов – в первом случае капали, сильно обезводился, во втором ногу зашили – травма. Всё. То же, что у нас происходит, просто за гранью добра и зла. Поэтому слезно прошу родителей, включать голову, читать, думать, анализировать, ибо «спасение утопающих»… Ссылка на оригинал: https://medrussia.org/28682-oni-pokhozhi-na-zaklyuchyonnikh-pediatr-o-p/
  3. 1 балл
    Хоу-хоу-хоу! Снова здравствуйте, уважаемые! Пользуясь случаем (и тем, что вы читаете хотя бы начало статей), хочу поздравить вас с наступающим Новым годом! Пожелать удачи, счастья, благополучия, здоровья вам, вашим родным и близким. Видите: и я могу быть хорошим. Хотя бы иногда. Сегодня говорим о празднике. Вернее, о праздниках. Хоть где-то действительно «позаботились» о гражданах, позволив отдыхать от трудов праведных несусветное количество дней: 10 — на Новый год и Рождество, 9 — на майские и еще там по мелочи. Ну не благодать ли! Не знаю, кому как. Поверьте, любое медицинское учреждение, особенно относящееся к дежурным, с содроганием ждет приближения подобных торжеств. Потому как творящуюся местами подогретую градусами вакханалию заклятому врагу не пожелаешь. Итак, динамика заболеваний по развитию сюжета… Экспозиция Это может быть любой город, деревня, поселок в дни празднеств, когда люди сметают с витрин всё, что булькает и крепче кефира, и, закрывшись дома, начинают это употреблять в совершенно невообразимых количествах… Данная «процедура» обычно приводит к обострению хронических болячек, всяческим падениям на ровном месте, что чревато разбиванием головы, переломами рук, ног и других важных частей; но кого это когда останавливало… Так вот, приняв допинг, некоторые люди выползают из своих нор и начинают беспорядочно и бесцельно шататься по местности, как зомби в постапокалипсис, естественно, находя приключений на то место, чем они обычно думают… И, получив свою дозу пинков от подобных им либо просто упав, либо переупотребив «сивухи», данные индивиды нетвердой походкой мертвяков двигаются в сторону любой больнички. И там начинается самое интересное… Завязка Уж коль мы пошли по сюжету, то пусть это будет период с 1 по 3 января. А нет, даже не с первого — многие умудряются уже 31 «завязать» так, что просыпаются аж в новом году и не всегда 1-го числа. И хорошо, если целым и здоровым, дикое похмелье не в счет. Так чем же характерен данный период? Стремительностью и непредсказуемостью. К вечеру последнего дня уходящего года стремительно падает количество обращений в лечебные учреждения. По всем профилям! Согласитесь, как-то уже не до того: салаты нарезаны, горячее на подходе, гости вот-вот объявятся, намарафетиться еще надо. И такая свистопляска у всех и каждого. Даже в голову никому не придет сейчас (!) отправиться к доктору. Не до врачей! Только самые что ни на есть экстреннейшие ситуации доставляются в стационары, когда выбора нет. Сама новогодняя ночь обычно проходит довольно спокойно. Есть даже поговорка: «Лучше отдежурить 31 декабря, чем первого января». Опять-таки по причине «занятости» населения: бары, рестораны, застолья и прочие гуляночные развлечения. В дежурную больничку обычно попадают только в самой безнадежной ситуации, причиной которой часто является сочетание фейерверка и алкоголя. А вот часов с 7 утра первого января события начинают стремительно развиваться в виде резкого скачка обратившихся за помощью. И никто не может предсказать размер этой волны и когда она пойдет на спад. Традиционно больше всех работы в этот период достается травматологам. Внезапные разрывы пресловутых петард, попадание «снарядом» (типа пробка) в глаз-нос-ухо, падения с горок и просто от нетвердости походки вследствие употребления беленькой. Иногда драки и поножовщина, что моментально добавляет объем и без того не малой работы. Кульминация Этот период в среднем начинается 3-4 января и длится примерно до наступления Рождества. Характеризуется постепенной сменой повода обращений за медицинской помощью. Нет, травма по-прежнему актуальна, но ее количество статистически приближается к обычному показателю для данного региона. А на пьедестал первенства уверенно выдвигаются другие болезни и состояния. Которые, как вы сами понимаете, связаны с одним из известных грехов, а именно чревоугодием, читай непомерными возлияниями. Само собой, организмы начинают давать сбой, когда в них вместо положенных таблеточек тоннами загружают оливье и крабов («а то испортятся»), запивая всё это любимыми горячительными напитками. Выглядит всё так, будто на подходе враги. И надо срочно всё выпить и сожрать, дабы ничего неприятелю не досталось. Да только внутренности ваши такого рвения не разделяют. И уверенно растет пик заболеваемости обострением всякой хрони: гастриты, панкреатиты, холециститы. Аллергии. Кардиология. Какие-то «прошлогодние» нарывы и гнойники, которые под «этим делом» вовсе и не приносили неудобств, поэтому «только сегодня пришел». У гипертоников скачут цифры давления, у диабетиков — сахара. И сбиваются с ног уже хирурги и терапевты, пытаясь как можно скорее привести болезных в нормальное состояние. Только бы коечного фонда хватило. Выкидывают такое — мало не покажется. Один персонаж с язвенной болезнью, о которой он и не подозревал, после возлияний добился желудочного кровотечения. Оно бы и само прекратилось, может быть, не реши он это дело продезинфицировать. Водкой. Результатом такого лечения явилось прободение, потеря сознания, «скорая», свет операционной лампы в глаза. Послепраздничный плановый прием заменил на экстренный с угрозой жизни. Развязка И вот, к 7-8-му дню нового года опять идет спад по всем фронтам. То бишь статистика выравнивается для каждого конкретного города, поселка. Объяснение простое: устал народ отдыхать. Возливать. Есть еще одно, весьма логичное: финансы запели. Невесело так, даже жалобно. Что-то похожее на «черный ворон, что ж ты вьешься». И их можно понять — до ближайшего пополнения, аванса то есть, что-то около двух недель получается. Которые еще как-то надо пережить. Здесь особо отмечать нечего: обычная работа по режиму дежурной службы, поиск и сортировка всей праздничной документации и подготовка к выходу из праздников, то есть началу обычной рабочей недели. Хотя инфекционные отделения не расслабляются. Или токсикологические, где как, зависит от региона. Имеются в виду отравления, но не алкоголем и его суррогатами, хотя они, безусловно, имеют место. Оливье-то доедать надо! Подумаешь — прошлогодний, а сегодня уже Рождество. И рыбку тоже употребим, и холодец. Под водочку оно-то замечательно пойдет. А потом играем в «кто быстрее добежит», с температурой, обезвоживанием и прочими прелестями. И многие удивляются, мол, с чего бы: всё ведь родное, собственноручно приготовленное. Ну-ну. Эпилог Хочу заметить, что я совсем не положительно отношусь к таким длинным «выходным». В них нет никакого смысла и пользы. Как видим, за такой «отпуск» люди не только не поправляют здоровье, но могут весьма сильно его потерять. Сколько листов нетрудоспособности выдается по окончании праздников? Поверьте, более чем. Сколько людей оказывается на койках в больницах, вместо того чтобы в нужный день выходить к станку? Да тоже хватает. А это удар по бюджету, производству, экономике. Здоровью, опять же. Нельзя столько и так отдыхать. Вредно это. Прислушайтесь! Ведь доктор, даже анонимный, плохого не посоветует. И в заключение: всех ещё раз с наступающим Новым 2019 годом! Будьте здоровы! Автор: @DokDem
  4. 1 балл
    Сало - лекарство, подаренное Богом и свиньей, это я вам как кардиолог говорю. Как так? Рассказываю. Сейчас на каждом шагу вам массируют мозг сказкой про то, что сало содержит много холестерина и вы непременно заболеете инфарктом. А так ли это? Спросите любого врача про сало и атеросклероз и он начнет мямлить про липопротеиды различных плотностей и обязательно заметит, что там так все сложно, что вам не понять. Это ему не понять! По-этому и мямлит. Итак. Сначала давайте рассмотрим метаболизм жиров, только не в скучно-академической форме, а на понятном, русском языке. Вы положили ароматный кусочек сала с чесночком на кусочек бездрожжевого ржаного хлебушка и, зажмурившись от удовольствия, скушали его. Это лакомство транзитом проходит желудок и попадает в двенадцатиперстную кишку (жиры перевариваются в ней), чтобы переварить наш кусочек сала в двенадцатиперстную кишку из желчного пузыря поступает коктейль липаз под названием желчь. Ее производит печень. И сало переваривается. Однако: желчный пузырь-то пуст и печени надо "сделать" новую желчь! Из чего? Из желчных кислот, а они, в свою очередь, "делаются" печенью из холестерина. Таким образом кусочек сала понижает уровень холестерина в крови и дает чувство сытости и стимулирует иммунитет (чуть ниже - почему так). Выходит, что чем больше мы едим сало, тем больше мы тратим холестерина? Да и это логично, а то, что нам говорят с голубого экрана... звучит примерно так: "чем больше вы тратите денег с вашей карты, тем больше у вас на счету денег". Так не бывает. По крайней мере у честных людей так не бывает. И я обещал про сало. Так вот, в сале содержится огромное количество арахидоновой кислоты, которая входит в состав клеточных мембран и является главнейшим ферментом ферментов сердечной мышцы. И участвует в липидном (жировом) обмене. Кислоты, содержащиеся в сале, обладают желчегонным действием и помогают образованию в печени “хорошего” холестерина (ЛПВП) и расщеплению “плохого” холестерина (ЛПНП, ЛПОНП И ТГ). Также в сале содержится мононенасыщенная олеиновая кислота, которая защищает клеточные стенки печени и почек от продуктов перекисного окисления и также мешает развитию атеросклероза. Для справки: в Германии, например, сало включено в диеты для сердечных больных. Но. Есть одно "но". Речь идет не о копченом и не о вареном сале. И не о сале из американских свиней (имеется ввиду животное, привезенное из США). Только о соленом и лучше соленом морской или гималайской солью сале с рынка. Ну или чтобы в составе только сало и соль. Сало, кстати, много соли не берет. А вкуса добавляет с избытком. И с чесночком, в нем много селена и кверцетина - профилактика атеросклероза, дополнительная. Кстати: сало содержит в своем объеме до 40% полиненасыщенных жирных кислот, почти как красная рыба! А полиненасыщенные жирные кислоты это яркий ум и томно-стеснительные улыбки утренних барышень. Кушайте сало на здоровье, берегите себя. (С)перто
  5. 1 балл
    Однажды банальная история может превратиться в весьма неприятные приключения в отделении реанимации.Всё началось в гаражных боксах. Солидный, с чуть седой бородкой мужчина, поставил машину в гараж, хотел было пойти домой, да сосед из гаража напротив отмечал День Рождения. Пригласили. Шашлычок, водочка, именины, грех отказаться. Хотя, если честно, я думал, что бухалово в гаражах - есть совковый атавизм. Мне сложно понять кайф гаражных посиделок на капоте автомобиля, мне понятнее природа, кафе, да хоть дома, чем вот это вот. Некоторые мои друзья специально организуют угол в гараже. Диванчик, телевизор, шторка. Один из моих студенческих друзей гордился своим детищем. Сглазил. Жена его туда и отправила, где он провел множество ночей. Не, брр, гараж для меня место для машины и солений. Всё.Как потом выяснилось, наш пациент так же не особо жаловал подобные посиделки. Но тут как то понесло, может неделя была трудной, может еще чего, ну да не важно. Выпили, закусили, выпили, заказали ещё.Закончили уже глубоко под утро. Все расползлись по своим норам. Наш так же пошел в сторону дома, на автопилоте. Где то по середине алкогольная волна совсем нахлобучила мужика и автопилот отключился, вместе с сознанием.Его нашли на улице под утро. В еще глубокой анестезии. Заблёванного. Привезли к нам. Алкогольная кома была настолько глубокой, что были явные проблемы с дыханием. Слизистые синюшные, хриплое поверхностное, клокочущее дыхание. Перевели на искусственную вентиляцию легких. В ротовой полости и в трахее- зеленое болото смеси пищи и желудочного сока. Эндоскопист удивился- как он еще жив? Все воздухоносные пути были забиты пережеванной пищей. Сколько мог- отсанировал. Желудочный сок ожог слизистую трахеи и бронхов. Пациент был погружен в искусственную кому.На следующие сутки мы решили посмотреть - что с его мозгами. Отключили седацию. Очнулся. Открыл глаза. Вдруг резко стал рваться, чуть не ударил младшую медицинскую сестру. Ни проблеска понимания. Снова искусственная кома. Приходили родные. Срочно требовали - вылечить его. Но мы не боги. Срочно не получается.Мы ждали пневмонии. Бактерии глушили мощными антибиотиками. Еще трое сутко эндоскопист вылавливали остатки пищи. Удивительно, но воспаление легких мы не получили.Решили навинтить трахеостому, так нам было проще ухаживать за воздухоносными путями и легче перевести на вспомогательные режимы вентиляции.Молодая ЛОР-врач разрезала горло и вставила трубочку в трахею. В тот же вечер мы перевели его на вспомогательные режимы, предварительно удостоверившись, что трахея чиста и почти без признаков воспаления.На следующие сутки мужчина очнулся. Стал дышать сам. Даже подумалось, что мы зря наложили трехеостому. Но думаю - нет, не зря.К обеду, когда я пришел после плановых анестезий в ординаторскую, встретил коллегу, он угарает:-Там этот... с аспирацией, кроссворды гадает.Я зашел в палату и обомлел, мне казалось, что мужик будет еще долго восстанавливать свои мыслительные функции, гипоксию он выхватил нехилую, сидит и гадает кроссворды, сестра подарила - время занять.Тем же вечером мужика перевели в терапию. Автор
  6. 1 балл
    Странные кренделя выписывает иногда судьба. Бывает, что человек родился и всю жизнь провёл в одной стране и городе, а никто о нём и не вспомнит после смерти. Но иногда человека, который родился не просто в другом городе, а в другой стране любят и почитают на его новой Родине, а после смерти хоронить его выходит весь город. Такая странная и интересная судьба была уготовлена Фёдору Петровичу Гаазу, который родился недалеко от Кёльна в маленьком городке Бад-Мюнстерайфеле в небогатой семье аптекаря. И звали его тогда Фридрих-Иосиф. В Йенском университете Фридрих прослушал курс физики и философии, а медицинское образование он уже получил в Геттингене. Но поворотный для Фридриха момент случился в Вене, куда он приехал изучать глазные болезни. Здесь, он в 1802 году спасает от слепоты русского князя Репнина, который предложил ему отправиться в Россию. И Гааз согласился. Приехав в Россию, Гааз поселился в Москве, где очень быстро стал известным. Потому что хорошие офтальмологи были на вес золота. Слава доктора настолько распространилась, что в 1807 году императрица Мария Фёдоровна издала приказ, в котором назначила Гааза главным доктором Павловской больницы. И с первого же дня работы доктор стал после окончания рабочего дня ездить в богадельни и приюты, где лечил больных абсолютно бесплатно. С этого времени к Гаазу навсегда прикрепилось имя Фёдор Петрович Именно ему обязаны своим появлением Кисловодск и Железноводск, так как он смог понять всю ценность минеральных вод и сделал подробное описание. Он открыл глазную больницу и больницы для чернорабочих. Фёдора Петровича приглашали в самые именитые и богатые семьи для лечения болезней и он стал состоятельным человеком со своим домом, имением и, даже с суконной фабрикой. В войну 1812 года Фёдор Петрович пошёл в армию и дошёл до Парижа. После чего его назначили главврачом московской медицинской конторы, а также главой всех казённых аптек. И тут Гааз развернулся. Именно он провёл в палаты водопровод и сделал первые в России серные ванны, а в больницах навёл идеальную чистоту. Он открыл больницу для бездомных, которую народ быстро переименовал из Александровской в Гаазовскую. Доктор лично осматривал всех калек. нищих, беспризорников и, даже давал некоторые деньги выздоровившим. И вот в 1827 году Фёдор Петрович получил должность главврача московских тюрем. И доктор смог отменить железный прут. Это прут, к которому приковывались несколько каторжников и так, несколько месяцев, они шли к месту каторги. По требованию Гааза кандалы были облегчены с 16 килограммов, до семи. Причём он сам опробовал их на себе. Была открыта тюремная больница в пересылке на Воробьёвых горах и отделение для арестантов в Староекатерининской больнице. При этом арестанты могли оставаться там неделю, пока Гааз разбирался в их болезнях. Доктор Гааз наблюдает, как заковывают в кандалы заключенного Огромной энергии и доброты был человек. Чего стоит то в тюрьмах стало появляться отопление, раздельные туалеты, а на нарах постельное бельё. С его подачи в 1836 году наручники стали обшиваться кожей, так как железо растирало запястье в кровь. В 1847 году власти распорядились уменьшить содержание заключённых на одну пятую, так доктор внёс 11 тысяч рублей, чтобы оно не уменьшилось. А беднякам он иногда тайно подбрасывал кошельки с деньгами А ещё Гааз был человеком смелым и решительным. Вот что об одном его поступке писал А.Ф.Кони в своей книге Фёдор Петрович Гааз": "Он не был человеком, который останавливается в сознании своего бессилия пред бюрократической паутиною. К каким средствам прибегал он в решительных случаях, видно из рассказа И. А. Арсеньева, подтверждаемого и другими лицами, о посещении Императором Николаем московского тюремного замка, причем Государю был указан «доброжелателями» Гааза старик семидесяти лет, приговоренный к ссылке в Сибирь и задерживаемый им в течение долгого срока в Москве по дряхлости (по-видимому, это был мещанин Денис Королев, который был признан губернским правлением «худым и слабым, но к отправке способным»). «Что это значит?» — спросил Государь Гааза, которого знал лично. Вместо ответа Федор Петрович стал на колени. Думая, что он просит таким своеобразным способом прощения за допущенное им послабление арестанту, Государь сказал ему: «Полно! я не сержусь, Федор Петрович, что это ты, встань!» — «Не встану!» — решительно ответил Гааз. «Да я не сержусь, говорю тебе... чего же тебе надо?» — «Государь, помилуйте старика, ему осталось немного жить, он дряхл и бессилен, ему очень тяжко будет идти в Сибирь. Помилуйте его! я не встану, пока Вы его не помилуете...» Государь задумался... «На твоей совести, Федор Петрович!» — сказал он наконец и изрек прощение. Тогда счастливый и взволнованный Гааз встал с колен. Доктор Гааз перед императором Николаем Двадцать лет по понедельникам Фёдор Петрович провожал арестантов. В своей пролётке он привозил еду и всякие нужные вещи Вот что писал о Гаазе Московский почт-директор Александр Булгаков: "Хотя Гаазу было за 80 лет, он был весьма бодр и деятелен, круглый год (в большие морозы) ездил всегда в башмаках и шелковых чулках. Всякое воскресенье ездил он на Воробьевы горы и присутствовал при отправлении преступников и колодников на каторжную работу в Сибирь. Александр Тургенев, который был весьма дружен с Гаазом, познакомил меня с ним. Они уговорили меня один раз ехать с ними на Воробьевы горы. Я охотно согласился, ибо мне давно хотелось осмотреть это заведение. Стараниями Гааза устроена тут весьма хорошая больница, стараниями его и выпрашиваемым им подаянием ссылочные находят здесь все удобства жизни. Гааз обходится с ними, как бы нежный отец со своими детьми... Цепь колодников отправлялась при нас в путь, бо’льшая часть пешком... Гааз со всеми прощался и некоторым давал на дорогу деньги, хлебы и библии" Однажды Гааз ночью шёл на вызов, но его остановили бандиты и сначала не узнали. Доктор снял шубу, сказал , чтобы забирали, а он спешит к больному. Бандюки признали доктора и не только вернули его шубу, а и проводили до дома больного, дабы с ним не случилось никаких неприятностей. Тут можно привести ещё один исторический анекдот случившийся с Гаазом и также описанный А.Булгаковым: "Говоря уже о докторе Гаазе, не могу не поместить анекдот, который может заменить целую биографию его. Это случилось во время генерал-губернаторства князя Дмитрия Владимировича Голицына, который очень Гааза любил, но часто с ним ссорился за неуместные и незаконные его требования. Между ссылочными, которые должны были быть отправлены в Сибирь, находился один молодой поляк. Гааз просил князя приказать снять с него кандалу. «Я не могу этого сделать, — отвечал князь, — все станут просить той же милости, кандалы надевают для того, чтобы преступник не мог бежать». «Ну прикажите удвоить караул около него; у него раны на ногах, они никогда не заживут, он страдает день и ночь, не имеет ни сна, ни покоя». Князь долго отказывался, колебался, но настояния и просьбы так были усилены и так часто повторяемы, что князь наконец согласился на требования Газа. Несколько времени спустя, отворяется дверь князева кабинета, и можно представить себе удивление его, видя доктора Гааза, переступающего с большим трудом и имеющего на шелковом чулке своем огромную кандалу. Князь не мог воздержаться от смеха. «Что с вами случилось, дорогой Гааз, не сошли ли вы с ума?», — вскричал князь, бросив бумагу, которую читал, и вставши со своего места. «Князь, несчастный, за которого я просил вас, убежал, и я пришел занять его место узника! Я виновен более, чем он, и должен быть наказан». Не будь это князь Дмитрий Владимирович Голицын, а другой начальник, завязалось бы уголовное дело, но отношения князя к Государю были таковы, что он умел оградить и себя, и доктора Гааза, которому дал, однако же, прежестокую нахлобучку. Он вышел из кабинета, заливаясь слезами, повторяя: «Я самый несчастный из смертных, князь сказал, чтобы я никогда не смел больше просить его ни о какой милости, и я не смогу больше помочь ни одному несчастному" Доктор Гааз просит прощения у Голицына Несший столько любви к людям, доктор умер в нищете в доме при Полицейской больнице, где и жил. На благотворительность он потратил всё своё состояние. Вся недвижимость, фабрика, лошади, всё было продано, а средства переведены на благотворительные нужды. Хоронили его за казённый счёт. За его гробом шли 20 тысяч человек разного сословия: от бывших каторжников до дворян, от купцов до генералов. Сотня казаков. которая была прислана властями, чтобы охранять процессию слезла с коней и тоже пошла за гробом. А в 1909 году во дворе Полицейской больницы на пожертвования москвичей был сооружён памятник доктору. Скульптор Андреев денег за работу не взял. Его и сейчас можно увидеть во дворе этой больницы, которая теперь называется НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков в Малом Казённом переулке.
  7. 0 баллов
    ПсихиатОр, представитель вымирающего, но до сих широко распространенного вида Psychiatrus Soveticus. Обитает преимущественно в психиатрических больницах и диспансерах, но часто встречается на кафедрах и в институтах. Во всех этих заведениях он находится на вершине пищевой цепи. Пациентов называет презрительно или снисходительно «больными». Обращается к ним на "ты", по-отечески, то строго, то ласково. Трепещет над своим белым халатом, боясь, что оставшись без него сойдет за пациента. В халате чувствует себя богом и вершителем человеческих судеб. Не стесняется поставить диагноз даже покойным писателям, философам и музыкантам, считая, что тем самым раскрыл тайну их творчества. Подозревает у себя «душевное заболевание». Но надеется, что ошибся, так как комиссионно не осматривался. К тому же жена, квартира и машина есть, значит здоров. У каждого пациента стремится в первую очередь найти шизофрению. И обязательно находит. Но из-за строгости современных классификаций такой диагноз написать не может. Выкручивается, в истории болезни дает понять отдельными выражениями, что шизофрению все-таки обнаружил. Пообщавшись с родственниками пациента, после их ухода радостно улыбается: «Ну вот… от осинки не родятся апельсинки». Этим ограничиваются его знания о генетике психических расстройств. Из лекарств признает только галоперидол, амитриптилин, пирацетам, феназепам. При этом назначает одновременно. Предпочтительно в очень больших тяжело переносимых дозировках или неэффективно малых. Середины он не знает. Минимальную дозу назначает скорее для того, чтобы убедиться, что нужна все-таки максимальная. Когда видит, что пациент захлебывается слюной, еле передвигает ноги и трясется, то считает свой долг выполненным. Значит лекарство точно работает и медсестры могут спать спокойно. Часами ломает голову и ссорится с коллегами, выясняя что же у «больного»: «шизофрения на органическом фоне» или «органика на шизофреническом фоне». При этом в лечении все равно будет использовать галоперидол, амитриптилин, феназепам, пирацетам. Думает, что психотерапия - это разговор по душам, лепка и шитье. Разрешает такое баловство для особо избранных «сохранных больных». В лучшем же случае, из психотерапии признает только гештальт-терапию, потому что про другую не слышал. Правильно боится, что пациентам в стационаре от такой терапии может стать хуже. Поэтому экспериментирует с менее тяжелыми пациентами вне основной работы. Про когнитивно-поведенческую терапию думает, что «это дрессировка». Любит такие словечки, как «эндогенный», «процесс», «истерия», «психопатия». Особенно «эндогенный» и «процесс», подразумевая под этим свой любимый диагноз. Произносит это с многозначительным видом. Современную терминологию считает проявлением излишней политкорректности и заговором прогнившего Запада. Из гештальта узнает несколько новых слов: «граница», «поле», «фон», «контакт». Отчего становится еще более высокомерным и загадочным. Страстно убежден, что гомосексуальность и мастурбация - тяжелые душевные недуги, и, конечно, проявление «вялотекущего эндогенного процесса». Верит в свою способность заподозрить заболевание по блеску глаз и улыбке. Гордится этим умением и тщательно его оттачивает, ставя диагноз всем своим недоброжелателям. С таинственным видом может сказать про коллегу: «Она эндогенная больная. Мы все давно поняли». Если ваш голос недостаточно трагичен при рассказе о смерти матери, то вы «эмоционально уплощены», а значит однозначно «эндогенны». Любит говорить про пациентов «он мне не понравился», имея в виду, что чувствует шизофрению. Да, он считает, что ее можно чувствовать. И что это чувство куда важнее всех «этих новомодных» диагностических критериев. Его любимый «диагностический критерий» - это «социальная дезадаптация». Поэтому если вам тридцать и вы не в браке, то вы тоже "эндогенный". При этом, ему самому может быть 40 и сам он в браке никогда не был, потому что «бабы все истерички» и «не хотят гештальт пройти». Если вы вегетарианец или оппозиционер (на его жаргоне «у вас сверхценные идеи») , меняете часто работу («не удерживаетесь»), перешли на более низкооплачиваемую работу («социальный дрейф»), то вы, конечно, тоже «эндогенный». Тем более, если вы читали Кастанеду. Он не понимает, зачем нужен закон о психиатрической помощи, права пациента и согласие на лечение. Считает это глупой и вредной формальностью; «Ведь какие могут быть права у душевнобольных? Они же душевнобольные!» Представители этого вида осознают, что их время уходит. Они спиваются на дежурствах и недовольно ворчат, что психиатрию никто не ценит, что пациенты не нуждаются в их помощи, а молодые коллеги не хотят разбираться в типах вялотекущей шизофрении. Остерегайтесь психиатОров! Автор врач-психиатр Дмитрий Фролов
Эта таблица лидеров рассчитана в Москва/GMT+03:00

Объявления



×