Перейти к содержанию
Форум Feldsher.RU
KyPOK

Специальные психиатрические клиники будут охранять вооруженные бойцы

Рекомендуемые сообщения

Тишина в больнице

 

Специальные психиатрические клиники, в которых содержатся невменяемые преступники, в скором времени будут охранять вооруженные бойцы Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Внутренний порядок в спецбольницах, по мнению экспертов, окрепнет. Но эта мера не затрагивает другие, более серьезные проблемы подобных заведений.

 

Министерство юстиции совместно с рабочей группой Минздравсоцразвития на прошлой неделе отправило на рассмотрение правительства законопроект, предлагающий поручить охрану специализированных психиатрических лечебниц для невменяемых преступников тюремному ведомству. Бойцы ФСИН пройдут специальную подготовку – Минюст уже подготовил проект инструкции, расписывающей режим и порядок охраны таких заведений.

 

Охрана лечебниц для невменяемых преступников будет поручена Федеральной службе исполнения наказаний

 

Сообщается, что набор личного состава уже начат, бойцы будут вооружены, но порядок применения оружия будет строго регламентирован и ограничен. Спецбольницы планируется оснастить видеокамерами, которые помогут следить за регламентом. Вся система охраны останется под началом медиков. В дальнейшем планируется готовить охранников спецбольниц в профильных вузах – там появятся специальные курсы для тех, кому предстоит служить в психбольнице. Дополнительное финансирование на реформу охраны правительство готово выделить со следующего года.

В стенах спецбольниц содержатся люди, совершившие тяжкие преступления, но относится к ним следует не как к преступникам, а как к больным людям

 

В стенах спецбольниц содержатся люди, совершившие тяжкие преступления, но относится к ним следует не как к преступникам, а как к больным людям

 

Сейчас в России семь психиатрических больниц специализированного типа с интенсивным наблюдением – в Санкт-Петербурге, Казани, в Калининградской, Смоленской, Орловской, Костромской и Волгоградской областях. Лечение там проходят люди, признанные судом невменяемыми, но виновными в серьезных преступлениях. Есть серийные убийцы, маньяки, насильники, людоеды, хотя, по утверждению сотрудника петербургской спецбольницы, преобладают умственно отсталые люди, совершившие преступление под воздействием алкоголя или наркотиков. Без охраны они, конечно, не находятся и сейчас, однако ведется она только по периметру территории. Во внутренних помещениях порядок и дисциплину поддерживает сам персонал. Известны многочисленные случаи побегов, случаются конфликты между больными, происходит и самое страшное – убийства сотрудников больниц и пациентов. Решения оснастить спецбольницы вооруженной охраной медицинское сообщество добивалось около трех лет. Вполне закономерно, что сейчас психиатры горячо поддерживают эту идею, высказывая, правда, обоснованные опасения по поводу практической организации процесса.

 

Требуются ласковые охранники

 

Олег работает в Санкт-Петербургской спецбольнице достаточно давно и помнит события, случившиеся там в 2004-2005 годах. Он рассказывает, как в мае 2004 года разбушевавшийся больной тяжело ранил двоих сотрудников больницы – кладовщицу и охранника, после чего забаррикадировал продовольственный склад. Оттуда его вытаскивали уже сотрудники отдела специального назначения ГУИН «Тайфун». В декабре 2004 года в той же спецбольнице был обнаружен труп пациента. Первоначальная версия, суицид, не подтвердилась, в причастности к убийству подозревались двое больных. А в феврале 2005 года медсестра целую ночь провела в заложниках у двоих пациентов. Сейчас, по словам Олега, весь комплекс больницы по периметру охраняют всего около 45 охранников, которые потенциально могут подавить беспорядки на этапе конвоирования осужденных, но не имеют возможности помочь медперсоналу внутри больницы (95 процентов из них женщины). «Конечно, охрана нужна, – уверен Олег, – даже если охранники и не поймут поначалу специфику нашей клиники, со временем все придет в норму».

 

Врачи и сотрудники спецбольниц подтверждают, что безопасность как пациентов, так и персонала стала серьезной проблемой, для решения которой необходимо наличие охранников во внутренних помещениях больниц

 

Главные качества, по словам Олега, необходимые для работы с невменяемыми пациентами, это спокойствие и выдержка. Готовы ли люди в форме относиться к охраняемым не как к преступникам, а как к больным людям, покажет время. Однако врачи настроены оптимистично. Олег подчеркивает, что охранник никогда не останется один на один с пациентом, встречи тет-а-тет вообще практически исключены. А главный врач Санкт-Петербургской спецбольницы Виктор Стяжкин говорит, что пока он не видел документа, подробно описывающего организацию охраны, паниковать и делать выводы рано. Тем более, что ранее, до распада СССР, надзор внутри больницы осуществляло МВД, и только в 1990-е годы внутренняя охрана исчезла из коридоров спецбольниц. Все возвращается на круги своя, считают медики.

 

Закрытый мир

 

Мир специализированных психбольниц еще более скрыт от глаз наблюдателей и обывателей, чем мир обыкновенных лечебниц. В районные клиники к пациентам могут заходить родственники и друзья. Спецбольницы же собирают пациентов со всей страны (в петербургской больнице, например, лечатся пациенты из 19 регионов), зачастую их единственные гости – только ревизоры и правозащитники. Последствия печальны – врачи сетуют на отсутствие возможности помогать пациентам, взаимодействуя с родственниками, да и в целом спецбольница становится замкнутым и изолированным миром. Преодолеть эту двойную стигму – печать преступления и безумия – будет трудно без совместных усилий медиков, правозащитников и общества, считает директор Российского исследовательского центра по правам человека, эксперт Независимой психиатрической ассоциации Салам Курбанов.

После прохождения лечения пациент нуждается в реабилитации, адаптации к окружающему миру. В российских спецклиниках такие механизмы, к сожалению, практически не разработаны

 

После прохождения лечения пациент нуждается в реабилитации, адаптации к окружающему миру. В российских спецклиниках такие механизмы, к сожалению, практически не разработаны

 

Он убежден, что в таких условиях создаются все предпосылки для нарушения прав как пациентов, так и врачей. «И те, и другие часто просто не знакомы со своими правами, – рассказывает он. – Врачи выполняют запросы спецслужб о психиатрической истории болезни пациента, хотя обязаны хранить врачебную тайну и раскрывать информацию только по решению суда». А у самих врачей к пациентам возникает, хотя и непреднамеренно, патерналистическое отношение. «Часто больные не знают, что за курс лечения они проходят, а таблетки свои распознают по цветам – красные, желтые, зеленые», – говорит Курбанов. Окружающий мир и собственные права для больных остаются за пределами понимания. И врач становится единственным носителем власти и справедливости.

 

Запрет на выход

 

Хорошо это или плохо, но помимо медицинской нагрузки врачи часто принимают на себя и роль судей. Согласно действующему законодательству, больной, признанный при плановой экспертизе вменяемым и «подлечившимся» (о полном вылечивании в таких заведениях речь не ведут, все болезни, с которыми туда попадают – хронические), должен быть выписан из спецбольницы. И, даже если это произойдет через полгода после начала лечения, попадет он не в тюрьму, а в больницу общего типа, в редких случаях будет переведен на амбулаторное лечение. «Разумеется, мы так не поступаем, по понятным причинам», – рассказывает Олег, имея в виду то, что отпустить в большой мир вчерашнего насильника у врачей не поднимается рука. Именно поэтому официальные вердикты об улучшении состояния так редки – врачи страхуют себя от рецидивов, предпочитая держать людей под наблюдением. Но и лечить их невозможно – таблетки серьезно влияют на психику, тем более, если речь идет о здоровом человеке. Вот и получается, рассказывает Салам Курбанов, что люди просто остаются жить в спецбольницах, проводя там по 10-20 лет своей жизни и не получая медикаментов.

 

Случается, что пациенты проводят в спецбольницах гораздо больше времени, чем требует их лечение, просто потому, что отпустить их на волю врачам не позволяет чувство справедливости – слишком серьезно было совершенное ими преступление

 

Врачей понять можно – выпустить опасного больного на сегодняшний день, по мнению эксперта, и правда некуда. Районные поликлиники настолько не приспособлены под нужды бывших спецпациентов, что все лечение может пойти насмарку. Переходя на амбулаторное лечение, по правилам, пациент должен регулярно посещать врача и принимать медикаменты. «Однако кто проконтролирует, пьет он таблетки или нет?» – спрашивает Виктор Стяжкин. В итоге в спецбольницы возвращаются до 70% бывших пациентов.

 

Сотрудники больниц считают, что проблема – в неэффективности реабилитационных механизмов в России. Например, на Западе, рассказывает Олег, бывшие пациенты спецбольниц несколько месяцев могут жить и трудиться вместе, в специальных заведениях на базе лечебниц. Адаптация и подготовка к жизни в реальном мире крайне важна для таких людей, и если этот этап будет пропущен, последствия встречи больного человека с обществом могут быть непредсказуемыми.

Несмотря на сохранение ряда правовых проблем, материальная база спецбольниц в последние годы заметно улучшилась

 

Несмотря на сохранение ряда правовых проблем, материальная база спецбольниц в последние годы заметно улучшилась

 

Однако в целом следует заметить, что положение спецбольниц на порядок лучше, чем рядовых психиатрических лечебниц. Особенно заметные сдвиги произошли в последние несколько лет. Петербургская спецбольница, например, обеспечена современными лекарствами, профессиональный медицинский состав полностью укомплектован. Не хватает, конечно, младших медицинских работников, но эта проблема остро стоит во всех медицинских учреждениях. В конечном счете все сводится к недостатку финансирования. Виктор Стяжкин, специально не затрагивая болезненную тему оплаты труда врачей, говорит о массовой нехватке помещений. «Санитарная норма содержания больных – 7 квадратных метров на человека. Мы едва ли имеем и половину, впрочем, как и наши коллеги по всей стране», – отмечает Стяжкин. В Новосибирске спецбольницу строят уже несколько лет, но пока больные со всей Сибири этапируют в Европейскую часть России. Но известие о создании охранных отрядов дает врачам спецбольниц некоторую надежду, что и другие проблемы этих заведений будут услышаны и со временем разрешены.

 

Как оказываются в спецбольнице

 

Степень социальной опасности, равно как и степень вменяемости, по признанию медиков и правозащитников, остаются понятиями весьма относительными. А между тем это главный критерий, по которому человека направляют в больницу, а не в тюрьму или не отпускают на волю. «Уголовное право не дает четкого представления о понятии и критериях невменяемости, и в целом выработать законодательные критерии для этого едва ли возможно», – сказал в интервью 5-tv.ru заслуженный юрист России Олег Перминов. Вся ответственность в таком случае ложится на независимую судебно-психиатрическую экспертизу, проводимую сотрудниками профильных клиник, которые имеют немалую свободу в трактовке понятия вменяемости. Очевидно, считает Салам Курбанов, что в каждом случае решение о вменяемости человека носит субъективный характер, универсальных критериев нет, поскольку человеческая психика крайне подвижна. В итоге окончательное решение зависит во многом от ситуации и может в отдельных случаях оказаться ошибочным, а в больнице оказываются люди с неправильным диагнозом.

 

Оценка вменяемости, проведенная независимой судмедэкспертизой, не всегда соответствует реальности. В итоги нередки случаи, когда в спецбольницах оказываются люди с неверным диагнозом

 

Виктор Стяжкин рассказывает, что сейчас, в соответствии с новым Уголовным кодексом, оспорить заключение судмедэкспертов его сотрудники не имеют права (а раньше случалось, что после повторного рассмотрения осужденный все же направлялся в тюрьму вместо больницы). В петербургскую клинику, по свидетельству Олега, нередко поступают люди с неверным диагнозом. Лечение им назначают, исходя из внутренней экспертизы, а не из диагноза назначенных судом экспертов. Впрочем, Виктор Стяжкин считает, что нет причин критиковать выводы независимой экспертизы. «Просто у нас нет временных лимитов на ознакомление с больным и его лечение. А эксперты обязаны выработать решение за 30 дней», – сказал он 5-tv.ru.

 

Что касается преднамеренных искажений, то симулянты обычно не представляют проблемы для работников спецбольниц. При выборе между тюрьмой и больницей опытный преступник, рассказывают эксперты, выберет тюрьму, поскольку ее порядки ближе, понятнее и более гибки, чем больничные. А вот коррупционных схем в судебной психиатрии достаточно. Подкупить врача-психиатра, говорят наши источники, зачастую дешевле, чем прокурора или милицейского работника. Да и страницы интернета пестрят историями о купленных справках о невменяемости.

 

Текст: Инна Новоженина // 5-tv.ru

Источник

  • Фууууу.... 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Давно пора. И закон о психиатрической помощи переделать мальца тоже не мешало бы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Отвратительные все-таки люди - журналюги))

"Олег работает уже несколько лет..." Какой такой Олег? Кем он там работает - санитаром?

В больнице лечением больных занимаются медицинские работники. А если ты берешь в отделение мордоворота для поддержания порядка, он должен быть санитаром и подчиняться персоналу. Охранники же подчиняются непонятно кому, в законном порядке они даже фиксировать больного не имеют права, ибо если решение о фиксации принимает врач-психиатр, то и обеспечивать его выполнение должны сотрудники клиники, а если он опасен для себя или окружающих не в силу психических расстройств - на то она милиция существует.

Сумбурно несколько пишу, а просто наболело.

Охрана в московских психиатрических больницах мне знакома - они только и умеют, что деньги брать за несанкционированный пропуск на территорию больницы.

И в судебке мне поработать пришлось, и на скорой работаю - у нас фельдшера так с больным могут поговорить, что самый буйный в кролика превратится и как миленький руки подставляет, чтобы по дороге не дай бог бо-бо себе не сделать.

А охранники с автоматами залетят, сразу на пол и ногами...

Если уж судебные медики такие продажные твари, и отмазывают по невменяемости кого ни попадя - так с ними и разбирайтесь, боритесь, так сказать, с коррупцией.

А на тюрьмы спецбольницы и без ФСИНа более чем похожи.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
..хотя, по утверждению сотрудника петербургской спецбольницы, преобладают умственно отсталые люди, совершившие преступление под воздействием алкоголя или наркотиков..

Ну, уж, канешна:)

С-ПбПБСТИН знакома мне дааалеко не по-наслышке. На самом деле- большинство, около 70%, это Sch (F 20). А, вот, F 70, наоборот, около 5%.

Вообще, данная статья вызвала массу воспоминаний, чувств, эмоций- ностальгия, блин..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Уважаемые коллеги!Информацию об изменении режима в психиатрических стационарах с интенсивным наблюдением можно отнести к хорошим новостям.С другой стороны,для реализации указанного нововведения необходима ВО-ПЕРВЫХ-коррекция нормативно-правовых актов,регламентирующих содержание в таких клиниках спецконтингента,ВО-ВТОРЫХ-наличие значительных мат.средств направляемых на обеспечение реконструкции имеющихся спецбольниц.ОДНАКО,не за горами воплощение в жизнь идеи ДМИТРИЕВОЙ,суть которой заключается в изменении принципа оказания псих.помощи с акцентом на амбулаторном лечении и дневных стационарах,с поэтапным сокращением коечного фонда городских ПБ.Вот и давайте подумаем.что же будет делать пациент,которого обычно госпитализировали по "НГ",т.к.он отказывался от приёма лекарств в принципе.Думаете он пойдёт в диспансер?НЕ ТУТ ТО БЫЛО! Пойдёт он к маме,отберёт её пенсию,пропьёт её,а когда бабки закончатся,выйдет на большую дорогу в лучшем случае побираться или воровать,а в худшем-заниматься грабежом или разбоем.Его конечно арестуют,возможно признают невменяемым,и тогда ему прямая дорога на ПРИНУДКУ.Вот только всё это в идеале.На данный момент полностью провален вопрос с восстановлением системы ЛТП (вопрос упирается в деньги).Не меньших затрат потребует и реорганизация "принудок".Как говорится,ОБЕЩАННОГО ТРИ ГОДА ЖДУТ. *20

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

То. что лежат в простых стационарах принудчики- считаю неправильным, так как они создают зековские порядки и пользуются простыми больными в своих целях. И снижение койко- мест неуместно. И только добровольное лечение приводит частенько к криминалу, а еще и к ухудшению состояния пациента. Бедные родственники в этом случае. *31*29

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

У меня дядя работает как раз в закрытой больнице и как раз в службе безопасности, ходит с докторами на обход, крутит буйных если приходится, огнестрельное оружие им конечно ни к чему, а вот всякое останавливающее наверно пригодится на всякий

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

какая разница кто будет охранять этих "особо опасных" больных, если охрана к ним чуть ли прикасаться права не имеет?

к вопросу об экспертизе - срок может быть продлен до 90 дней.

а по поводу вот этого: "После прохождения лечения пациент нуждается в реабилитации, адаптации к окружающему миру. В российских спецклиниках такие механизмы, к сожалению, практически не разработаны." - с настоящим больным ничего не случится за время лечения, его психика не пострадает, а остальные, особо чувствительные, пусть сидят, здоровее будут, видимо..

вообще, бестолковая статья *106

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

×