Перейти к содержанию
Форум Feldsher.RU

Рекомендуемые сообщения

Почернел наш горизонт...

Я достал из шкафа зонт...

Скоро дождь... я ожидаю...

Влага, ветер... я мечтаю...

 

Успокоился закат...

Тучей все идет на спад...

Я немного улыбаюсь...

Всем горжусь... живу стараюсь...

 

Дождь пошел... и все поплыло...

Темнота... уста прикрыло...

Восхищаться нету сил...

Как бы ветер не просил...

 

В шкаф вернулся зонтик мой...

Грома, молнии покой...

Дождь... его я обожаю...

Я живу... а в дождь летаю...

 

Мокну, мерзну, процветаю...

Дождь смываю... намываю...

Мысли мирно теребятся...

Я готов еще метаться...

 

Время года не играет...

Дождь и зиму обмывает...

Я иду... Хлюп-хлюп по луже...

Дождь... а мне лишь ветер нужен...

 

Люди! вас я обожаю...

Но я в дождь от вас слетаю...

Я иду... Хлюп-хлюп по луже...

Мысль за мыслью... капли в душе...

 

Дождь идет... а я с ним мокну...

Я смотрю в чужие окна...

Кто живет, кто существует...

Кто смеется, кто тоскует...

 

Это все так интересно...

В жизни все имеет место...

Я иду... Хлюп-хлюп по лужи...

Чудеса, стихии, души...

 

 

 

******

Моя любовь бывает разной,

Как состояние души,

Немного жуткой и опасной,

Что аж готова задушить.

Моя любовь к тебе слепая,

То слишком зрячая она,

Как речка быстрая, живая,

А то немая, как скала.

Я обуздать её не в силах-

Не наяву и не во сне,

Она бурлит в кровавых жилах

И не даёт покоя мне.

Моя любовь к тебе без меры,

Излишних рамок и границ,

Она стирает все пределы,

Она не детский мой каприз…

  • Поддерживаю! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

***

Хочется нового

 

Хочется нового - в голову лезут штампы:

Вечно-лазурное небо, чужие флаги.

У поцелуев, доставленных мне почтамтом,

Вкус отчужденной сухости и бумаги.

 

Новая жизнь... Мудрено ли? Душа в мозолях.

Быт, словно обувь, пошитая без примерки.

Прошлое - призрак, но голос его назойлив,

Прошлое издали кажется фейерверком.

 

Там и слова и слава в едином сплаве

Вечностью дышат, сердца и светила движут…

Как не припомнить поверившей злой отраве

И улетевшей к призракам из Парижа?

 

Чтоб на земле, не такой, как была когда-то,

Вдруг ощутить, что рябина ей не поможет:

Родины нет, к ней и к юности нет возврата.

Смерть и бессмертие - это одно и тоже.

 

 

***

Художник

 

В горячке возвышенной страсти

Из охры, сурьмы и белил

Затерянный в бедности мастер

Творит свой сверкающий мир.

 

Он пишет в глухом исступленьи

Заброшенный, старый, больной,

А окна сжимает забвенье

Безжалостно-черной волной.

 

Все ближе черта, за которой

Ни смеха, ни слов, ни тепла,

Где вечность смывает узоры

Из наших имен со стекла.

 

Откуда мы, что мы и где мы?

За что эти глыбы тоски?

Но чем беспощаднее тема,

Тем чище и ярче мазки.

 

Художник до смерти ребенок,-

Послушник неведомых звезд.

Но как беззащитен и тонок

Испачканный радугой холст!

 

Как хочется света и ласки.

Просить? Но кого и о чем?

Горят беспокойные краски

И вечность стоит за плечом…

 

Генчикмахер Марина

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Иероним Босх

 

Я завещаю правнукам записки,

Где высказана будет без опаски

Вся правда об Иерониме Босхе.

Художник этот в давние года

Не бедствовал, был весел, благодушен,

Хотя и знал, что может быть повешен

На площади, перед любой из башен,

В знак приближенья Страшного суда.

 

Однажды Босх привел меня в харчевню.

Едва мерцала толстая свеча в ней.

Горластые гуляли палачи в ней,

Бесстыжим похваляясь ремеслом.

Босх подмигнул мне: "Мы явились, дескать,

Не чаркой стукнуть, не служанку тискать,

А на доске грунтованной на плоскость

Всех расселить в засол или на слом".

 

Он сел в углу, прищурился и начал:

Носы приплюснул, уши увеличил,

Перекалечил каждого и скрючил,

Их низость обозначил навсегда.

А пир в харчевне был меж тем в разгаре.

Мерзавцы, хохоча и балагуря,

Не знали, что сулит им срам и горе

Сей живописи Страшного суда.

 

Не догадалась дьяволова паства,

Что честное, веселое искусство

Карает воровство, казнит убийство.

Так это дело было начато.

Мы вышли из харчевни рано утром.

Над городом, озлобленным и хитрым,

Шли только тучи, согнанные ветром,

И загибались медленно в ничто.

 

Проснулись торгаши, монахи, судьи.

На улице калякали соседи.

А чертенята спереди и сзади

Вели себя меж них как Господа.

Так, нагло раскорячась и не прячась,

На смену людям вылезала нечисть

И возвещала горькую им участь,

Сулила близость Страшного суда.

 

Художник знал, что Страшный суд напишет,

Пред общим разрушеньем не опешит,

Он чувствовал, что время перепашет

Все кладбища и пепелища все.

Он вглядывался в шабаш беспримерный

На черных рынках пошлости всемирной.

Над Рейном, и над Темзой, и над Марной

Он видел смерть во всей ее красе.

 

Я замечал в сочельник и на пасху,

Как у картин Иеронима Босха

Толпились люди, подходили близко

И в страхе разбегались кто куда,

Сбегались вновь, искали с ближним сходство,

Кричали: "Прочь! Бесстыдство! Святотатство!"

Во избежанье Страшного суда.

 

Павел Антокольский

4 января 1957

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

---

ПОСЛАНИЕ КОТУ МОЕМУ КАТРЮШКЕ

 

«Я так бессмысленно-чудесен,

Что Смысл склонился предо мной!»

Игорь Северянин, «Интродукции», 1918 год.

 

 

С утра я хмур, пью крепкий кофий,

А котик на меня глядит.

Кошачий взгляд – он как магнит,

Он выше всяких философий.

 

Взгляд не бессмысленный, о нет,

Но взгляд бессмысленно-чудесный.

Слова людские – вздор и бред

Пред этой тварью бессловесной.

 

По разуменью моему,

Мой котик не подвержен сплину.

«Ну, что глядишь?», – скажу ему,

а он зевнёт и выгнет спину.

 

Я много книжек прочитал,

Сам написал стихов немало,

И что – счастливей, что ли, стал?

Что, жизнь осмысленнее стала?

 

А котик не читает книг,

В депрессию он не впадает:

Увидит муху – прыгнет вмиг,

И счастлив. Он ведь не страдает.

 

Поесть, поспать и поиграть,

И самочку покрыть весною –

Вот смысл жизни. Меньше знать,

А больше жизнью жить самою!

 

И мы для этого живём,

В нас гедонизм – первооснова.

Всё прочее есть ржавый лом,

Конструкции ума больного.

 

Я улыбнусь, допив свой кофий.

Тебя я, котик, видеть рад.

Воистину, твой, котик, взгляд –

Превыше всяких философий.

 

Константэн Г.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ольга Кучкина

Загадка

 

Знать, любила любовь,

Вот какая отгадка.

И годился любой,

Было б только с ним сладко.

Как, однако, узнать

Вкус, не пробуя пищи,

И бродила одна,

Как пророк или нищий.

И горчила любовь,

Что из самых покорных.

Не годился любой,

Вот какие законы.

И горчила любовь,

Что из самых из броских.

Не годился любой,

Вот какая загвоздка.

И горчила любовь

Даже та, что из сладких,

Что из сказок, из снов,

Вот какая загадка.

 

Евдокия Ростопчина

Одиночество

 

Есть одиночество среди уединенья.

Под сводом сумрачным обителей святых:

Там дней рассчитанных заране все мгновенья

Назначены для служб, молений, дум немых;

Там в мертвой тишине, в посте и послушанье

Под схимой много лет отшельник проведет:

Но светлый рай вдали, но вера, упованье

Не расстаются с ним, - и ими он живет.

Есть одиночество в глуши степной и дикой, -

Но просвещенному уму досужно там,

Вдали сует, молвы и городского крика,

Предаться отдыху, занятиям, мечтам.

Есть одиночество под кровом отдаленным,

Где в полночь скромная лампада зажжена,

Но там ученый труд товарищем бесценным, -

И жизнь мыслителя прекрасна и полна.

Вот одиночество, когда в толпе, средь света,

В гостиных золотых, в тревоге боевой,

Напрасно ищет взор сердечного привета,

Напрасно ждет душа взаимности святой...

Когда вблизи, в глазах, кругом лишь все чужие...

Из цепи прерванной отпадшее звено,

Когда один грустит и далеко другие,

Вот одиночество!.. Как тягостно оно!

  • Поддерживаю! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Она сидела на полу

И груду писем разбирала,

И, как остывшую золу,

Брала их в руки и бросала.

 

Брала знакомые листы

И чудно так на них глядела,

Как души смотрят с высоты

На ими брошенное тело...

 

О, сколько жизни было тут,

Невозвратимо пережитой!

О, сколько горестных минут,

Любви и радости убитой!..

 

Стоял я молча в стороне

И пасть готов был на колени,-

И страшно грустно стало мне,

Как от присущей милой тени.

 

Федор Тютчев

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

....увлеклась поэзией Э.Асадова..... *129

 

 

НЕ НАДО ОТДАВАТЬ ЛЮБИМЫХ

 

Не надо отдавать любимых,

Ни тех, кто рядом, и ни тех,

Кто далеко, почти незримых.

Но зачастую ближе всех!

 

Когда всё превосходно строится

И жизнь пылает, словно стяг,

К чему о счастье беспокоиться?!

Ведь всё сбывается и так!

 

Когда ж от злых иль колких слов

Душа порой болит и рвётся -

Не хмурьте в раздраженьи бровь.

Крепитесь! Скажем вновь и вновь:

За счастье следует бороться!

 

А в бурях острых объяснений

Храни нас, Боже, всякий раз

От нервно-раскалённых фраз

И непродуманных решений.

 

Известно же едва ль не с древности:

Любить бесчестно не дано,

А потому ни мщенье ревности,

Ни развлечений всяких бренности,

Ни хмель, ни тайные неверности

Любви не стоят всё равно!

 

Итак, воюйте и решайте:

Пусть будет радость, пусть беда,

Боритесь, спорьте, наступайте,

И лишь любви не отдавайте,

Не отдавайте никогда!

  • Поддерживаю! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость vesta-jr

Хозяин погладил рукою лохматую рыжую спину:

-Прощай брат!Хоть жаль мне,не скрою,но всё же тебя я покину.

Швырнул под скамейку ошейник и скрылся под гулким навесом,

где пёстрый людской муравейник вливался в вагоны экспресса.

Собака не взвыла ни разу и лишь за знакомой спиною следили

два карие глаза с почти человечьей тоскою.

 

Старик у вокзального входа сказал:

-Что,оставлен,бедняга?Эх,будь ты хорошей породы...А то ведь простая

дворняга!

 

Огонь над трубой заметался,взревел паровоз что есть мочи,на месте как

бык потоптался и ринулся в непогодь ночи.В вагонах,забыв передряги,

курили,смеялись,дремали...Тут ,видно о рыжей дворняге не думали,не

вспоминали.Не ведал хозяин что где-то по шпалам,из сил выбиваясь,

за красным мелькающим светом собака бежит,задыхаясь!

Споткнувшись,кидается снова,в кровь лапы о камни разбиты,что выпрыгнуть

сердце готово наружу из пасти раскрытой!

Не ведал хозяин,что силы вдруг разом оставили тело и стукнувшись лбом

о перила,собака под мост полетела...Труп волны снесли под коряги.

 

Старик!Ты не знаешь природы:Ведь может быть тело дворняги,а сердце

чистейшей породы!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ты не сомневайся

 

Кружит ветер звездную порошу,

В переулки загоняя тьму.

Ты не сомневайся: я хороший.

Быть плохим мне просто ни к чему!

 

Не подумай, что играю в прятки,

Что хитрю или туманю свет.

Есть во мне, конечно, недостатки,

Ну зачем мне говорить, что нет?

 

Впрочем, что хвальба иль бичеванье.

На какой аршин меня ни мерь,

Знай одно: что человечьим званьем

Я горжусь. И ты мне в этом верь.

 

Я не лжив ни в слове и ни в песне.

Уверяю: позы в этом нет.

Просто быть правдивым интересней.

Жить светлей. И в этом весь секрет.

 

И не благ я вовсе ожидаю,

За дела хватаясь с огоньком.

Просто потому, что не желаю

Жить на свете крохотным жучком.

 

Просто в жизни мне всегда тепло

Оттого, что есть цветы и дети.

Просто делать доброе на свете

Во сто крат приятнее, чем зло.

 

Просто потому, что я мечтаю

О весне и половодьях рек,

Просто потому, что ты такая -

Самый милый в мире человек!

 

Выходи ж навстречу, не смущайся!

Выбрось все "зачем" и "почему".

Я хороший. Ты не сомневайся!

Быть другим мне просто ни к чему!

  • Поддерживаю! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Свою постылую работу

Палач клянет: «Тяжел топор,

На площадь каждую субботу,

Тащи и слушай приговор.

 

Потом руби, а осужденный,

Все больше жилист и костист,

Тюрьмой изрядно изможденный,

Но с толстой шеей, эгоист!"

 

…………………

Придворный писарь же на это,

Кивнул с ухмылкой головой,

И говорит: «Тебе совета?

Так слушай, падший Ангел мой:

 

Не ной! И не кричи, что худо.

Где совесть, черт меня возьми!?

Твоя работа – просто чудо:

На свежем воздухе, с людьми…»

 

 

 

Кубра

*129

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Кубра

*129

 

А мне понравился стих *42 Может,ещё пришлёте?

 

 

Б.Пастернак

Никого не будет в доме...

 

Никого не будет в доме,

Кроме сумерек. Один

Зимний день в сквозном проеме

Незадернутых гардин.

 

Только белых мокрых комьев

Быстрый промельк маховой,

Только крыши, снег и, кроме

Крыш и снега,— никого.

 

И опять зачертит иней,

И опять завертит мной

Прошлогоднее унынье

И дела зимы иной,

 

И опять кольнут доныне

Неотпущенной виной,

И окно по крестовине

Сдавит голод дровяной.

 

Но нежданно по портьере

Пробежит вторженья дрожь.

Тишину шагами меря,

Ты, как будущность, войдешь.

 

Ты появишься у двери

В чем-то белом, без причуд,

В чем-то впрямь из тех материй,

Из которых хлопья шьют.

  • Поддерживаю! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
... Твоя работа – просто чудо:

На свежем воздухе, с людьми ...

Палач не знает роздыху.

Но все-же, черт возьми,

Работа-то - на воздухе,

Работа-то - с людьми!

(с) Игорь Иртеньев

 

------------------------------------------------

Инквизиция

 

За столом сидит Великий Инквизитор (он же Экзаменатор), перед ним на столе - экзаменационные билеты. У двери - Палач (Дежурный Преподаватель)

 

Инквизитор:

Уж полночь близится, а отдыха все нет.

Рука давно топор держать устала…

А раньше-то, бывало,

за сутки я немало

замучить успевал…

и стариков, и женщин, и детей…

А нынче! как намаешься с одной -

и голова болит, и девочки…

Нет! - мальчики кровавые в глазах!..

Эй, отвечай, палач, готова ль дыба?..

 

Палач: Да, шеф, давно готова.

 

Инквизитор: Заводи!

 

Входит Студент. Нервно перебирает экзаменационные билеты. Инквизитор ловит его за руку, отбирает билет.

 

Инквизитор (глядя в билет):

Вам повезло: вас сразу же повесят.

Как, будем отвечать? Молчим?

А кто молчит - тот, значит, много знает…

Скажите… вам знаком закон…

Открытый Амедео Авогадро?

 

Студент (с отчаянием):

Я знаю, что закон на вашей стороне!

И ваш закон меня не оправдает!..

 

 

Инквизитор (одобрительно):

Мне нравится ваш тон…

Скажите-ка, среди знакомых лиц

Не вспомните ли имя Макса Планка?

 

Студент (радостно, как о хорошем знакомом):

А, Макса? Планка?..

(опомнившись): Нет, я друзей не выдаю!

 

Инквизитор: А ежели подумать?

 

Студент: И подумать!

 

Инквизитор (палачу):

Пытать его, пытать!

 

Палач (бормочет):

Проверим на крученье суммарный спин...

Его спины…

 

Из кармана Студента падают шпаргалки.

 

Инквизитор (с возмущением):

А это что? Вы прячете листовки!!!

(читает): "Клечковский, Паули… Эйнштейн…"

Так-так… "Протон передавая…"

Вы с Полингом поддерживали связь?

Известно ль вам семейство лантанидов?

 

Студент (с достоинством):

Я редких и рассеянных не помню,

И водородных связей не имею…

 

Инквизитор:

Не зная электронного баланса,

вы на стене писали лозунг "ОВР"…

 

Студент: Нет! Я у вас в химшколе не учился!

 

Инквизитор:

Ах, так! Напомним вам про гистерезиса петлю!

Палач!!!..

 

Студент:

Как, и его? Несчастный Гистерезис…

Ужасный век, ужасная судьба!

 

http://www.alhimik.ru/read/exam.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

КАПЛЯ

 

В глухой колодец,давно забытый,

давно без жизни и без воды,

Упала капля-не дождевая,

упала капля ночной звезды.

 

В колодец мертвый,давно забытый,

где тосковало без влаги дно,

Она упала снежинкой светлой,

от выси неба к земле-звено.

 

Когда усталый придешь случайно

к тому колодцу в полночный час,

Воды там много,в колодце-влага,

и в сердце песня,в душе рассказ.

 

Но чуть на грани земли и неба

зеленоватый мелькнет рассвет,

Колодец меркнет,и лишь по краю

росистой влаги белеет след.

 

К.Д.БАЛЬМОНТ

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость Count Grisnackh

Все наши жизни – пыль на дороге,

Чьи-то надежды, чьи-то тревоги.

Мы безразличны чёрту и Богу.

Тихо ложится пыль на дорогу.

 

Чьих-то амбиций заполнит пробелы

Тот, кто не чёрный, тот, кто не белый.

Тот, кто не будет замечен богами –

Серая масса, пыль под ногами.

 

Эту дорогу осилит идущий,

Тот, кто от слабости стал всемогущий.

Серую массу ногой попирает,

Но все следы его пыль заметает

 

Всё возвращаться будет извечно –

То, что нетленно иль скоротечно.

Серую пыль истоптав сапогами,

Тысячелетья ходят кругами.

 

Да будет мир праху

Нашему.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

За годом год уносится навек,

Покоем веют старческие нравы, -

На смертном ложе гаснет человек

В лучах довольства полного и славы!

К тому и шел! Страстей своей души

Боялся он, как буйного похмелья.

- Мои дела ужасно хороши! -

Хвалился с видом гордого веселья.

Последний день уносится навек...

Он слезы льет, он требует участья,

Но поздно понял, важный человек,

Что создал в жизни

ложный облик счастья!

Значенье слез, которым поздно течь,

Не передать - близка его могила,

И тем острее мстительная речь,

Которою душа заговорила...

 

Когда над ним, угаснувшим навек,

Хвалы и скорби голос раздавался, -

"Он умирал, как жалкий человек!" -

Подумал я, и вдруг заволновался:

"Мы по одной дороге ходим все. -

Так думал я. - Одно у нас начало,

Один конец. Одной земной красе

В нас поклоненье свято прозвучало!

Зачем же кто-то, ловок и остер, -

Простите мне - как зверь в часы охоты,

Так устремлен в одни свои заботы,

Что он толкает братьев и сестер?!"

 

Пускай всю жизнь душа меня ведет!

- Чтоб нас вести, на то рассудок нужен!

- Чтоб мы не стали холодны как лед,

Живой душе пускай рассудок служит!

В душе огонь - и воля, и любовь! -

И жалок тот, кто гонит эти страсти,

Чтоб гордо жить, нахмуривая бровь,

В лучах довольства полного и власти!

- Как в трех соснах, блуждая и кружа,

Ты не сказал о разуме ни разу!

- Соединясь, рассудок и душа

Даруют нам - светильник жизни - разум!

 

Когда-нибудь ужасной будет ночь.

И мне навстречу злобно и обидно

Такой буран засвищет, что невмочь,

Что станет свету белого не видно!

Но я пойду! Я знаю наперед,

Что счастлив тот, хоть с ног его сбивает,

Кто все пройдет, когда душа ведет,

И выше счастья в жизни не бывает!

Чтоб снова силы чуждые, дрожа,

Все полегли и долго не очнулись,

Чтоб в смертный час рассудок и душа,

Как в этот раз, друг другу

улыбнулись...

 

Н.Рубцов

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Хозяин погладил рукою лохматую рыжую спину:

-Прощай брат!Хоть жаль мне,не скрою,но всё же тебя я покину.

 

vesta-jr, во-первых, имя автора - Эдуард Асадов; во-вторых, название произведения "Стихи о рыжей дворняге"; в-третьих, уже было в данной теме процитировано. следите!

 

для остальных:

 

Мысли вслух

 

Дань памяти.

 

День времени.

 

Искры горечи.

 

Правда истины.

 

Нужно-правильно.

 

Бег стремительный.

 

Ров разительный.

 

Слов молительных.

 

Дверь резцовая.

 

Вход смотрителей.

 

Свечи пьяные.

 

Голос медленный.

 

Песня святости.

 

Руки-линии.

 

Дом небес.

 

Летите именем...

 

Параной Вильгельм

 

...Вернитесь памятью -

Тяжелым бременем.

Слепым безмолвием,

Глухим стенанием...

Вернитесь тем,

Чему названия

Мы не придумаем.

Звон исступления,

Слог искупления,

Огонь бессмертия,

Печаль души...

 

Фосси Паццо

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Как страшно жить, как страшно умереть,

Я презираю страх, я вечный его раб,

В глаза не в силах посмотреть,

В них тоже страх, он в них сильней,

Я перед ним никто, я слаб,

Я раб и слабости своей,

Я жизни раб и с ней я не умру,

Цепляясь за предсмертный край,

Я всё пойму и разберу,

Чтоб вновь построить личный рай,

В котором я и раб и бог,

Я буду править страхом, сном,

Покинув тот, где этого не смог...

Я там не прав во всём.

Оставив чувства за бортом,

Я жизнь покину, стану всем

Я растворюсь в себе, потом,

Меня не станет, я фантом,

Я пропаду совсем,

Оставив след во всём...

 

 

Н.Шаров

 

Как луна меняет лица

И заводит наши сны -

Одинокая волчица

Ищет счастье в днях Весны…

 

И нельзя ей заблудится,

Хоть и тёмны небеса…

Желтые, блестят в глазницах,

Очень умные глаза.

 

Сильный, гордый дух скучает.

Она знает в чувствах толк!

И скитанья не случайны -

Ей не всякий нужен волк!

 

Мила Тим

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

***

ДЕТСТВО

 

Огромные глаза, как у нарядной куклы,

Раскрыты широко. Под стрелами ресниц,

Доверчиво-ясны и правильно округлы,

Мерцают ободки младенческих зениц.

На что она глядит? И чем необычаен

И сельский этот дом, и сад, и огород,

Где, наклонясь к кустам, хлопочет их хозяин,

И что-то, вяжет там, и режет, и поет?

Два тощих петуха дерутся на заборе,

Шершавый хмель ползет по столбику крыльца.

А девочка глядит. И в этом чистом взоре

Отображен весь мир до самого конца.

Он, этот дивный мир, поистине впервые

Очаровал ее, как чудо из чудес,

И в глубь души ее, как спутники живые,

Вошли и этот дом, и этот сад, и лес.

И много минет дней. И боль сердечной смуты

И счастье к ней придет. Но и жена, и мать,

Она блаженный смысл короткой той минуты

Вплоть до седых волос всё будет вспоминать.

 

***

НЕКРАСИВАЯ ДЕВОЧКА

 

Среди других играющих детей

Она напоминает лягушонка.

Заправлена в трусы худая рубашонка,

Колечки рыжеватые кудрей

Рассыпаны, рот длинен, зубки кривы,

Черты лица остры и некрасивы.

Двум мальчуганам, сверстникам её,

Отцы купили по велосипеду.

Сегодня мальчики, не торопясь к обеду,

Гоняют по двору, забывши про неё,

Она ж за ними бегает по следу.

Чужая радость так же, как своя,

Томит её и вон из сердца рвётся,

И девочка ликует и смеётся,

Охваченная счастьем бытия.

 

Ни тени зависти, ни умысла худого

Ещё не знает это существо.

Ей всё на свете так безмерно ново,

Так живо всё, что для иных мертво!

И не хочу я думать, наблюдая,

Что будет день, когда она, рыдая,

Увидит с ужасом, что посреди подруг

Она всего лишь бедная дурнушка!

Мне верить хочется, что сердце не игрушка,

Сломать его едва ли можно вдруг!

Мне верить хочется, что чистый этот пламень,

Который в глубине её горит,

Всю боль свою один переболит

И перетопит самый тяжкий камень!

И пусть черты её нехороши

И нечем ей прельстить воображенье,-

Младенческая грация души

Уже сквозит в любом её движенье.

А если это так, то что есть красота

И почему её обожествляют люди?

Сосуд она, в котором пустота,

Или огонь, мерцающий в сосуде?

 

Николай Заболоцкий

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Фридрих Ницше

 

Кошмар

 

Ко мне опять вливается волною

В окно открытое живая кровь...

Вот, вот ровняется с моею головою

И шепчет: я - свобода и любовь!

Я чую вкус и запах крови слышу...

Волна её преследует меня...

Я задыхаюся, бросаюся на крышу...

Но не уйдёшь: она грозней огня!

Бегу на улицу... Дивлюся чуду:

Живая кровь царит и там повсюду...

Все люди, улицы, дома - всё в ней!..

И не слепит она, как мне очей,

И удобряет благо жизни люду,

Но душно мне: я вижу кровь повсюду!

 

 

Одинокая любовь

 

Одинокий колос, колос, а не нива,

И любовь к подруге, страсть, а не любовь;

Называть любовью страсть несправедливо,

Кровь угасит мысли, мысль угасит кровь.

Даже чувство дружбы как-то сиротливо -

Я любить желаю всех, иль никого;

Одинокий колос, колос, а не нива -

Дружба недостойна сердца моего.

Я всегда чуждаюсь страстного прилива -

Чувство к одному я прогоняю прочь -

Одинокий колос, колос, а не нива -

Дружба, сладострастье есть не день, а ночь.

Мне противны звуки одного мотива,

Полюбивши друга, я забуду всех -

Одинокий колос, колос, а не нива...

Дружба над любовью есть глубокий смех.

 

 

Милосердие

 

Никто из нас не прав, - когда не замечает,

Как ранит та рука, которая щадит,

Как угнетает мысль, как грубо удручает,

Взяв милосердие за самый верный щит.

А этот щит плодит, лобзая преступленье,

Насилье и порок и слабому грозит,

У истины берёт и мудрость, и значенье,

Нет, милосердие не добрый - злобный щит!

Он преступлению развязывает руки,

Дамокловым мечом он честности грозит,

Смеётся над добром, когда наносит муки,

Да, милосердие есть ненадёжный щит!

 

 

Красота

 

Чтоб совершить преступленье красиво

Нужно суметь полюбить красоту.

Или опошлишь избитым мотивом

Смелую мать наслажденья, мечту.

Часто, изранив себя безнадёжно,

Мы оскверняем проступком своим

Всё, что в могучем насилье мятежно,

Всё, что зовётся прекрасным и злым.

Но за позор свой жестоко накажет

Злого желанья преступная мать,

Жрец самозванцам на них же покажет,

Как нужно жертвы, красиво терзать.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Бездыханная легкость *129

 

Бездыханная легкость моя непомерная тяжесть,

Переполнено сердце, и рубаха от соли пестра,

Завязало нас гордым узлом, да никто не развяжет,

Разрубить - я уверен, руке не поднять топора.

 

Что за радость такая - ладонь пеленать свои стоны,

В этом есть чудо; прелесть - пускать по ветрам волоса,

Hа трамвайном углу мы читали людские законы,

И невольно смеялись над ними на все голоса!

 

 

Hаше братство без клятв; вам родство не загонишь и силой.,

Под похмельное утро все спят, не сойти бы с ума,

Но, к войне, но строй пахнет братской могилой,

Одному - долгий путь, тяжкий посох, пустая сума...

 

Кто прибил наши стрелы гвоздями к немым циферблатам?..

Пожелтеют страницы по всем золотым городам,

Я несу это время в себе оловянным солдатом,

Без приказа - ни шагу назад, а вперед - никогда!

 

Всем сестрам по серьгам не отмоются сироты-братья

Лишь мелькнет где-то свежий порез в предрассветной улыбки

Как зима заколдует мой город взмахом белого платья

И по всем телеграфным столбам струны блудницы-скрипки

 

Hе гони меня - дай отстоять до конца эту службу,

Hо под серпом все травы сочны - где там думать о судьбах?

Я спою, и швырну вам на стол ворох шелковых кружев,

В переплетьи которых хохочет шаманский мой бубен!

 

Если во мне осталась хоть капля того,

Если во мне осталась хоть капля того,

За что меня можно терпеть,

За что меня можно любить...

 

А.Васильев(СПЛИН)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ДЕНЬ БЕЗ СМЕРТИ

 

Часов, минут, секунд - нули,

Сердца с часами сверьте.

Обьявлен праздник всей Земли:

День без единой смерти.

Вход в Рай забили впопыхах,

Ворота Ада на засове,

Все согласовано в Верхах,

Без оговорок и условий.

 

Постановление не врет:

Никто при родах не умрет,

И от болезней в собственной постели,

И самый старый в мире тип

Задержит свой предсмертный хрип

И до утра дотянет еле-еле.

 

И если где резня - теперь,

Ножи держать тупыми!

И если бой - так без потерь,

Расстрел - так холостыми.

 

Нельзя и с именем Его

Свинцу отвешивать поклонов

Не будет смерти одного

Во имя жизни миллионов.

 

Конкретно, просто, делово:

Во имя черта самого

Никто не обнажит кинжалов.

Никто навеки не уснет,

И не взойдет на эшафот

За торжество добра и идеалов.

 

Забудьте мстить и ревновать,

Убийцы, пыл умерьте.

Бить можно, но не убивать

Душить, - но не до смерти.

 

Эй! Не вставайте на карниз

И свет не заслоняйте!

Забудьте прыгать сверху вниз,

Вот, снизу вверх - валяйте!

 

Сдюнтяи, висельники, тли,

Мы всех вас выймем из петли,

Еще дышащих, тепленьких, в исподнем.

Под топорами палачей

Не упадет главы ничей

- Приема нынче нет в раю Господнем!

 

И запылают сто костров

Не жечь, а греть нам спины,

И будет много катастроф,

А жертвы - ни единой.

 

И отвалившись от стола,

Никто не лопнет от обжорства

От выстрелов из-за угла

Мы будем падать без притворства.

 

На целый день отступит мрак,

На целый день отступит рак,

На целый день случайности отменят.

А коль за ком не доглядят.

Есть спецотряд из тех ребят,

Что мертвецов растеребят,

Натрут, взьерошат, взьерепенят.

 

Смерть погрузили в забытье

Икрою смерти взятку дали

И напоили вдрызг ее,

И даже косу отобрали.

 

В уютном боксе в тишине

Лежит на хуторе Бутырском

И видит пакости во сне,

И стонет храпом богатырским.

 

Ничто не в силах помешать

Нам жить, смеяться и дышать,

Мы ждем событья в радостной истоме!

Для темных личностей в Столбах

Полно смирительных рубах

- Пусть встретят праздник

В сумасшедшем доме.

 

И пробил час, и день возник,

Как взрыв, как ослепленье.

И тут, и там взвивался крик: - Остановись,

мгновенье!

И лился с неба нежный свет,

И хоры ангельские пели,

И люди быстро обнаглели: - Твори,

что хочешь!.. Смерти нет!

 

Иной до смерти выпивал

- Но жил, подлец, не умирал.

Другой в пролеты прыгал всяко-разно,

А третьего душил сосед,

А тот его... Ну, словом, все

Добро и зло творили безнаказно.

 

А тот, кто никогда не знал

Ни драк, ни ссор, ни споров - Теперь

свой голос поднимал,

Как колья от заборов.

Он терпеливо вынимал

Из мокрых мостовых булыжник...

А прежде был он тихий книжник

И зло с насильем презирал.

 

Кругом никто не умирал,

А тот, кто раньше понимал

Смерть как награду, как избавленье

- Тот бить старался наповал,

Что, дескать, помнит чудное мгновенье.

 

Какой-то бравый генерал

Из зависти к военным хунтам

Весь день с запасом бомб летал

Над мирным населенным пунктом.

Перед возиездьем не раскис

С поличным пойманный шпион - Он

с ядом ампулу разгрыз,

Но лишь язык порезал он.

 

Вот так по нашим городам

Без крови, пыток, личных драм

Катился день, как камнепад в ущелье.

Всем сразу славно стало жить!..

Боюсь, их не остановить,

Когда внезапно кончится веселье.

 

Ученый мир - так весь воспрял,

И врач, науки ради,

На людях яды проверял - И

без противоядий.

Ну, а евреям был погром - Резвилась

правящая клика,

Но все от мала до велика

Живут - все кончилось добром.

 

Самоубийц, числом до ста,

Сгоняли танками с моста,

Повесившихся - скопом оживляли.

Фортуну - вон из колеса!

Да! День без смерти удался!

Застрельщики, ликуя, пировали.

 

Но вдруг глашатай весть разнес

Уже к концу банкета,

Что торжество не удалось,

Что кто-то умер где-то.

В тишайшем уголке Земли,

Где спят и страсти, и стихии,

Куда добраться не могли

Реаниматоры лихие.

 

Кто мог дерзнуть? Кто смел посметь?

И как уговорили смерть?

Ей дали взятку - смерть не на работе.

Недоглядели - хоть реви!

- Он просто умер от любви,

На взлете умер он, на верхней ноте.

 

1976 В.Высоцкий

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Давнёёёёёёхонько я тут не была!!

 

я понимаю, что не вернется, да это, в общем, и ни к чему,

мои колечки на дне колодца (ну, или, скажем, идут ко дну).

я понимаю, что время вышло, что путь отмеренный пробежав,

мы просто люди. на теплой крыше опять пришедшие полежать.

я понимаю, что сон конечен, что глупо смыслы сгр###### в горсти,

но почему-то дышать мне нечем без этих глупых "люблю", "прости",

без наших ссор, полуночных споров, без потребительского "бери"...

и будь хоть сто тем для разговоров, мне все же не с кем поговорить.

я понимаю, что путь обратный всегда длиннее, чем путь туда,

что сложно другом быть или братом тому, кого ты любил всегда.

я понимаю, что это просто - горшок ударить, сказать "вари"

но каша лезет, закрыла остров, планету, звезды... да черт! гори

оно все огнем проклятым. когда б я знала тех слов простых,

что означают мой ход попятный: не надо каши, мне нужен ты.

когда б я знала как чистый город создать из помыслов и имен,

когда бы жизнь как заплечный короб мне было просто тряхнуть вверх дном

и все манатки, и все пожитки сложить за печку. и налегке

уйти и вечером не ложиться, и встретить утро на той реке...

 

я понимаю, что не вернется. и это, правда, мне ни к чему.

я отдала всё, что отдается. давно. ему.

 

takaya_shtuka (с)

 

1.

Все что хочу – не выпускать тебя из своих объятий.

Тебе ощущать меня рядом тоже куда приятней.

Как ищейка, вышедшая на след и преступный запах

Каждый вечер бегу не в Медведково, а на Юго-запад.

 

2.

Танцевать с тобой в комнате, когда ужин на кухне стынет,

Просыпаться, если ночью целуешь затылок,

Напоминать собой не кремень, а подобие пластилина,

После литра мартини просить сделать меня счастливой.

Провести вместе отпуск. Начать собираться в Австралию,

Но повздорить успеть от того, что недалее

Как вчера… Впрочем, сор из избы ни совком, ни метелкою.

Двадцать пять. Четверть века. Неужели я стала теткою?

А внутри остаюсь непослушным подростком мальчиком,

Любопытные взгляды ловлю в метро, сверкающие из-за журнальчиков.

 

3.

Приезжаю. Ты смахнешь хлопья снега с моего пальто.

От того же снега с моих ботинок в прихожей потоп.

За ранее определяешь каждый мой трюк

И искренне веришь в то, что я три дня не курю.

Я плюю в потолок и считаю дни до Нового года,

Выражаю сомнение во всем и недовольство погодой.

Грожу уехать, остаться, (да чтоб насовсем!)

Ворчу на градусник, застывший на делении 37.

И целую тебя. Целую так, чтобы чувствовать как стерты губы:

«По-девичьи нежно», по-пацански нахально, по-мужицки грубо.

 

Ну и что! Ну и что, что я болен тобой и любовью твоей контужен,

Пока у меня два с половиной часа до прихода твоего мужа…

15.12/17.12.08

trap (с)

 

 

Другая весна

 

а вокруг все носят кеды и сапоги, говорят, что отлично разбираются в диетах, а ты молчишь и тебе к сожалению не с руки, честно сказать, что ты вобщем плевал на это. что тебя в последнюю очередь волнует твой лишний вес, твой голодный взгляд и их правое межреберье. у тебя во рту четыре тысячи слов начинающихся на р и с и нуждающихся в приюте на белом листе до наступления воскресенья.

 

а вокруг все носят юбки да посмешней, свитера в полосочку и сережки, но все что тебе важно это вновь до утра написать о ней все, что ты думаешь, впечатывая это в симаджиковое окошко. все что тебе важно - это от наступления волешбства вроде снежных туманов и бесконечных свадеб до их описания тратить меньше, чем года два и все-таки научиться и описать их. уприаешься в нёбо взволнованным языком, сглатываешь комок, опьяняешь себя истомой и снова довольствуешься одним телефонным звонком в сутки. и эти сутки проводишь дома.

 

пока вокруг все оголтело радуются весне, требуют себе тюльпанов, открыток, нежности, ты вобщем то только и делаешь, что думаешь обо мне, хотя и не видишь в этом особой ценности. я же, как было замечено некогда, препарирую свой невроз, без наркоза вскрывая все до чего дотянется скальпель...

 

на подоконнике запыленный кувшин одурел от тяжести наших роз, а под ним спят два паспорта и наша путевка в Альпы.

 

takaya_shtuka ( Марта Яковлева)

 

 

Неждана Юрьева

"НеМолитва"

 

Прочерки, прочерки - вырвана с корнем история:

Все многоточия, строчки, сомнения, правила.

Практика стёрла графитный набросок теории -

Время не терпит боящихся сразу и набело.

Нежность на кончиках пальцев никчёмным сокровищем,

Не разделить, не отдать, не стряхнуть, не избавиться...

Я же люблю его, Господи, искренне - чтО ещё?!

В этом меня даже Ты не заставишь раскаяться!

Своды законов Твоих мной не раз перелистаны,

Заповедь с номером семь - нет печальнее повести...

Господи, что будет чище - бессовестность истины,

Или прикрытая подлость поступка по совести?

Ты наказал нас разлукой - быть может, заслуженно.

Хочешь - смирюсь с этой карой? Поэту - поэтово...

Стану песчинкой, окатанной болью в жемчужину,

Но не в ладонях чужих - сбереги хоть от этого!

Я не смогу. Это более, чем наказание...

Если ты слышишь, Всевышний, пошли мне терпения...

Я бы ещё попросила простить мне отчаянье,

А за любовь и у Бога не просят прощения...

=

 

Мне нравится воздух московских прогулок.

Тяжёлые хлопья ложатся на плечи.

Кольнёт ледяной синевой переулок:

мы вряд ли увидимся. Пятничный вечер

густым киселём протекает по аркам.

Смотри, как зима легкомысленно тратит

свой белый запас - присыпает помарки

и кляксы... Но снег безнадёжно некстати.

Он льнёт к фонарям перепуганной молью

от Чистых прудов до Нескучного сада,

но кто в ноябре снегопаду позволит

рождественской простынью кутать фасады...

Ты видишь: по млечной дороге канатной

луна, запрокинув лицо, проплывает,

и осень дворами крадётся обратно,

и гасит окно за окном рукавами.

Ты видишь? Мне некуда, некуда деться.

Мне нравится почерк осенних маршрутов.

И ломкая память, и лёгкое сердце,

и мокрые, мокрые щёки под утро,

сухой холодок, неразборчивый лепет -

теперь это к счастью. Мы стали большими...

Пустая кабинка качается в небе.

Кончается осень. И ты не пиши мне.

 

(с) Ёлка Моталка

 

***

Я чуть сложнее, чем я Вам кажусь,

И все же проще, чем хочу казаться...

Вы как-то мне читали наизусть

Есенина, пытаясь оправдаться

За то, что Вы не пишете стихов,

За то, что Вы романсов не поете...

Ваш голос был печально-странно-нов,

Звуча на тихой и надрывной ноте.

Вы ворвались в мой неуютный храм,

А я остановить Вас не посмела.

Я стала проще, чем казалось Вам

И чуть сложнее, чем сама хотела...

 

(с) Елена Фортуна

=

Абонент недоступен

Анна Линдберг

 

Абонент недоступен, и это, похоже, надолго.

Там, где ты – тишина, и мобильных не изобрели.

Я звоню целый день, только нет в этом действии толку:

Не ответит никто, на балансе застыли нули.

 

Беспросветная серость. За окнами осень застыла:

Ты ужасно, мгновение, но, без тебя – не могу.

И мне кажется, всё это прошлою осенью было:

И дождливый ноябрь, и тик-таканье мелких секунд..

 

***

 

Операторы сотовой связи питают надежду

Протянуть свою сеть до болота несбыточных грёз.

Но сомкнул абонент, погоняемый временем, вежды –

Он теперь недоступен, и это, пожалуй, всерьёз

=

 

Ей восемнадцать, опять не спится - читать романы, курить в окно.

Она б и рада отдаться принцу, но принцам, кажется, все равно.

Ей, впрочем, тоже почти что пофиг - июнь не скоро, апрель в цвету.

На кухне медленно стынет кофе. Дожди, часов равномерный стук.

 

Ей двадцать восемь, чизкейк и пицца, мартини, праздники круглый год.

Она б и рада отдаться принцу, но вечно как-то не до того.

Карьера, фитнесс, чужие сплетни: «А он и, правда, хорош живьем?».

Еще немного - и будет лето, а все, что после, переживем.

 

Ей тридцать восемь, будильник злится, но спешка, в общем-то, ни к чему.

Она б и рада отдаться принцу, но рядом кот и храпящий муж.

Зарядка, ванна, газета, график, обед: вино и горячий мед.

А лето смотрит из фотографий, хотя казалось, что не пройдет.

 

Ей сорок восемь, опять не спится, снотворных куча, а толку – ноль.

Она б и рада отдаться принцу, но тут как тут головная боль.

И она носит свой гордый профиль: в постель – сама, из нее – сама.

На кухне медленно стынет кофе, какое лето? – почти зима.

Silber

=

Grayscale

 

он зависим от времени суток и лунной фазы;

полусвет, полутьма, - ходячий театр теней.

"всё не так однозначно" – его любимая фраза;

вроде хочет меня увидеть,

а вроде – не.

 

полуискренность, полудоверие, полуправда;

не откроет карты – и не соврёт в глаза.

вроде рад он, а вроде – вежлив. и вроде – рядом,

вроде – сам по себе; не против, но и не за.

 

не отталкивает, если в спину впиваюсь пальцами

и смотрю – до изнеможенья – в его лицо...

 

мне, наверное, проще было бы с ним остаться,

будь он чистым бесом, подонком и подлецом.

 

вроде так решил он, а вроде – совсем иначе, но –

безупречным белым, зима, заметай мой след!

так устроен мир, –

всё чертовски неоднозначно;

вроде есть я, а вроде как

меня больше

нет.

 

Екатерина Михайлова (с)

=

Маша и медведь

 

Ну да, в голове и в карманах – один ветер,

а в сердце – бескрайняя ледяная степь.

Прости, что сидела на твоём табурете

и, что там, – изрядно помяла твою постель.

 

Что висла на шее, что не давала тебе прохода,

что сентиментально запоминала любой пустяк.

Прости, что на целых три с половиной года

я задержалась, дружок, у тебя в гостях.

 

Что я - это, в общем, я, и другой не стала.

Что мне было легче прощать тебя, чем терять.

Что я не такая, что я со своим уставом,

тем более - мне и не место в монастырях.

 

(с) Екатерина Михайлова

=

Я отмолю тебя у всех богов -

Христа, Аллаха, Иеговы, Будды.

Пускай не будет у тебя врагов

И губ минует поцелуй Иуды.

Я храмы всех религий обойду,

Поставлю свечи, вознесу молитвы.

Любую отвести смогу беду -

Пожары, бури, катастрофы, битвы...

Я буду за тебя поклоны бить,

Держать посты и соблюдать субботы...

Не знала я, что можно так любить,

Захлебываясь чувств водоворотом.

Я отмолю тебя у всех Богов,

В которых, впрочем, мы с тобой не верим.

Да сбережёт тебя Моя Любовь,

Перед которою ты запер двери...

 

Алёна Вайсберг

=

Считалочка. обратный отсчёт

 

Полдень. Среда. Плюс семнадцать. Май. Город – пустая рама. Я набираю тебя невзначай, А отвечает мама. Небо навылет. Сердце на взлет. Город – похож на Ниццу. Может быть, мне без тебя повезет, (Ты мне сегодня снился). Мы привыкаем. Срывы к теплу. Город – живет и дышит. Ты не зовешь меня грустной Лу, И телефон не слышишь.

 

Я не крушу о тебя ногтей. Ты не ломаешь нервы. Эта весна – была не без потерь. Город – был двадцать первым. Двадцатым, на выдохе «Не скучай» Рассыпались в сумке фисташки. Я пью зеленый с лимоном чай, Не заметив, что он вчерашний. Весна – девятнадцатой. Ужин – седьмым. Город – зеленый призрак. А я тебя видела рядом, седым, Через косматую призму.

 

Дальше – к десятке был отчий дом, И не зачатый Ромка. Пустая кровать, мартини со льдом, Отпуск, свадьба ребенка… Совместные будни, и волейбол Да шашлыки на даче. …Охрипшие связки и корвалол. Я не могу иначе.

 

Начальник – десятым, память – не в счет, Эта еще живая. Девятым – подреберный маячок, Что забивает сваи. Общее лето, на шесть. Долги В нашем семейном гимне Может, на тройку. Себе не лги. Господи, помоги мне…

 

Ты – с единицы, сердце с нуля.

Город – пустая рама.

Сердце не бьется. Мысли болят.

Мне одиноко, мама…

 

 

Наталья Озерицкая

=

Плачешь? Не надо. Так ни фига не легче. Больно? Я знаю, девочка, се ля ви.

Это пока не кровь, а всего лишь кетчуп, к слову сказать, замешанный на крови.

Это пока тихонечко, понарошку, не на износ, а первая проба сил: сжатие, растяжение –

Стерпишь, крошка? А на излом? А вдоль боковой оси?

От недосыпа сносит в безумный штопор, где-то звенит будильник – пора вставать.

Кто бы еще дыру в голове заштопал, чтобы по центру: «Warning! Не кантовать!»?

Что у тебя в наушниках? Smashing Pumpkins? Кто у тебя на сердце? Не злись, молчу.

Милая, ты же так задираешь планку, что никому на свете не по плечу,

Ты же по венам гонишь все двести сорок, незаземленный провод внутри дрожит…

Город вокруг – размытый и невесомый – тщится июнь по-быстрому пережить,

Горбится под ладонью кольцо бульваров, жмурит глаза высотка, звенит трамвай.

 

Хочется счастья? Вон же его – навалом, только тебе нездешнего подавай:

Чтобы такого наглого, цветом в просинь, выйти во дворик и на весь мир орать.

Кстати, скажи, кого ты ночами просишь то отпустить, то руки не убирать?

В мякоть подушки – выкрик голодной чайки, зубы покрепче стиснуть, иначе – взрыв.

Ваша любовь – немыслимая случайность, ты это даже сможешь понять, остыв…

Или не сможешь. Пятая, сто вторая – грабли все те же, очень похожи лбы.

 

Кто я? Смешной хранитель, рисунок с краю шустрой, дурной, плаксивой твоей судьбы.

 

Будет еще темнее и больше в минус, будет, возможно, лучше – вопрос кому.

Я по любому сразу на помощь кинусь, хоть на войну, хоть в облако, хоть в волну.

Я не смогу судьбу разобрать на части, ни переделать, ни облегчить пути…

Просто добавлю сверху немного счастья, чтобы тебе хватило на перейти.

 

Светлана Ширанкова

==

С ним не надо ни дна, ни Парижа, ни Мулен Ружа; с ним – сиди и жди, когда будет тишь да гладь; он не мальчик, он биологическое оружие, с ним - не жить, а разве что медленно погибать. Ты-то думала – что мне сделается, я железная, но на каждый металл находится свой кузнец: все попытки твои – смешные и бесполезные, – убежать отсюда заканчиваются здесь.

 

Он и сам не знает, что носит в себе ненастье; он и сам не знает, что делать с тобой такой; он и сам не умеет пользоваться этой властью, хоть на время давать тебе отдых или покой. Ладно бы ушёл, завёл бы себе другую, уберёг, изолировал, выбил бы клином клин, - как он мягко стелет, как кладёт тебя, дорогую, обнажённой спиной на мерцающие угли.

 

Был бы донжуан, злой гений или убийца, - но он спокоен, его намерения чисты. Плачь ему в ключицы, не зная, как откупиться от его бессердечной, бессмысленной красоты. Ты всё смотришь и смотришь – то дерзко, то укоризненно, и во взгляде зреет медленная беда.

 

- Как ты, думаешь вообще о совместной жизни?

– Ну,

о совместной смерти – подумываю иногда.

(с)

kaitana

 

 

 

 

У кого-то - и дом, и детки, и дым печной. У кого-то любовь – зверь домашний, ласковый и ручной. А моя-то бродит, слоняется дотемна или до свету, и приходит домой одна. У кого-то любовь хозяина знает и вечно с ним, – а моя-то увяжется, глупая, за одним, и всё всматривается, и в глазах у неё неон; а потом – на порог, припадая на лапу – опять не он.

 

Зверь больной и голодный, воющий при луне. Зверь, который зализывать раны идёт ко мне. Я пою ей весёлые песни, пою молоком. Раньше даже, бывало, привязывала тайком – но не держит тугая сила цепей и пут, но не убеждают ни пряник её, ни кнут, – и глядит после так, что охватывает озноб. Я пыталась словами, – не понимает слов.

 

Кто погладит её, кто намнёт бока. Кто ей бросит корку, кто даст пинка. Не замёрзнет - помрёт от мальчишеского ножа. Я сама пристрелила бы суку; вот только жаль, ведь она живая – пушистая шерсть и холодный нос. Как бы ночью январской снег её не занёс, ведь опять убежит наутро искать твой след. И не объяснишь, что такое ”хозяина больше нет”.

(с)

kaitana

 

мы когда-нибудь ступим с тобой на заветный берег

ты и я – и уже никаких затяжных истерик

будет осень ласкаться я думаю будет осень

тёплый мягкий песок и шальная морская просинь

 

мы слегка улыбнёмся друг другу – почти чужие

уходящее солнце нацелит лучи-ножи и

вдруг пронзив ими как бы шутя беззащитное небо

заалеет клеймом на ладонях «зачёркнуто... небыль»

 

как когда-то заплачут поникшие карие вишни

провожая озябшую синюю птицу – всё выше...

ты и я – безнадёжный мираж в предрассветном тумане

на песке не увидеть следов не оставленных нами

 

(с) Kiara

 

Из задачника по лирике для второго класса...

 

 

Совершая работу

против силы тяжести в сердце,

Выражаю свой вотум –

Лучше пусть она всё-таки вертится!

Вновь поставлена перед

дверью в мир, где всё будет как прежде.

Остается лишь верить

до конца этой глупой надежде...

 

Совершая работу

против силы тоски по чуду,

проявляю заботу,

зарекаюсь – больше не буду.

"Это просто заноза:

раз – и всё, только зубы стисни..."

Я себе без наркоза

выпрямляю линию жизни.

 

Совершая работу

против слабости собственной силы,

Оставляю за бортом

свои чувства, и все перспективы

сокращаю на тайну –

уравненье богов однородно –

И в ответе читаю:

"До другого рожденья - свободна!"

 

Кира Таюрова ©

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Капля за каплей тягучего света.

Нет ни ответа,

Нет ни привета.

Небо пронзили стрелы мороза.

В сердце тоски

Ледяная заноза.

Было ли утро с восторгом рассвета ?

Знает лишь облако,

Но не ответит.

Был ли закат тонкой струйкою крови ?

Помнит звезда,

Но секрет не откроет.

Слово бескрылое брошено под ноги.

Вспомнят ли те,

Кто тебе очень дороги ?

Мир на частицы разорван событьями.

Пазл бытия

Соберешь по наитию.

Год, исчезая, приносит сомнения.

Стоит ли жизнь

Твоего вдохновения.?

Где-то за гранью рождается истина.

Ты понимаешь -

Это немыслимо.

Строгостью формы блистает Вселенная.

Вечность проста

И всегда неизменна.

Сколько душа моя весит в созвездиях ?

Чаши весов

Не найдут равновесия.

Небо пронзили стрелы мороза.

И одиночества

В сердце заноза.

Капля за каплей тягучего света.

Мне тишина

Заменяет ответы.

 

Так бывает...

Дмитрий КОЖУХОВ

 

 

Кoгда на yлице дoждь, а в дyше слякoть,

Кoгда мысли ни к чеpтy - хoчется плакать...

Кoгда хoчется жить, сpеди тех, кoгo любишь,

Кoгда даже вpага ты пpoстишь, не пoгyбишь.

Кoгда снoва встpечаешься, чтoбы pасcтаться,

Кoгда все изменяется, а ты хoчешь oстаться.

Кoгда мoжешь сказать - вместo слoв лишь мoлчанье,

Кoгда надo мoлчать - с yст слетают пpизнанья.

 

Так идет день за днем, жизнь шагами yхoдит,

Ты стoишь за oкнoм и никтo не пpихoдит,

Ты пopoю yхoдишь в свoе цаpствo снoв,

И тебе не хватает пpoстых нежных слoв.

Ты стoишь и мoлчишь, и кpичать нетy мoчи,

Стoит выйти за двеpь дoждь дo нитки пpoмoчит.

И камин не гopит и ничтo здесь не гpеет,

И печальнoсть твoю, ветеp вpяд ли pазвеет...

Дoждь стyчит пo стеклy, пo деpевьям, пo кpыше,

Сеpдце бьется в гpyди, нo все тише и тише...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Сейчас прочитала - понравилось:

 

Как много есть вещей необязательных

И потому, маняще- привлекательных:

Лежать в кровати и смотреть мечтательно

На потолок один и тот же замечательный.

 

Смотреть, как тело в ванной растворяется,

И наблюдать, как пена тихо плавится.

Ну, надо же, как все мне это нравится,

И, главное, совсем не приедается.

 

Восторженно держать в руках две удочки,

И выдувать пузырь из тонкой трубочки,

Иль звуки извлекать из детской дудочки,

Лепить из пластилина с маком булочки.

 

Писать стихи ну вовсе не старательно,

Валяясь в позе ну никак не показательной.

Как много есть вещей необязательных

И потому, маняще- привлекательных.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

×