Перейти к содержанию
Форум Feldsher.RU

alison

Пользователь
  • Постов

    305
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Весь контент alison

  1. alison

    Стихи

    Гык....Нашла это в гостевой НЕ Е.Плющенко,а в другой...Хорошо,что это довольно распространённое стихотворение,а то я уж "задумалСо" о связях автора и того,в чьей гостевой....бла-бла-бла... Прости пожалуйста!"Мартышка к старости слаба глазами стала..."
  2. alison

    Стихи

    Совершенно обалденная книга А.Швейцера "Письма из Ламбарене"!Правда,как всегда,когда мне что-то очень нравится,то не могу вспомнить текст - одни эмоции,расползающиеся подобно бензиновым пятнам на водной глади...Только помню фразу,что там,в Ламбарене,он навсегда отучился залезать рукой в тёмный шкаф ..(что-то в этом роде). Славинка!Спасибо,искала ЭТО месяца два!!! От такого я тихо шизею!Просто чувствую,как процесс осмысливания стихотворения распадается на обрывки...Красиво,но.....как-то пугающе красиво.. А вот ЭТО чьё?Никто не знает? Звёзды слетались рокочущим градом, мерно слагаясь в протяжное имя.. Тощие кошки с задумчивым взглядом смотрят на небо глазами твоими. Память о боли ещё не остыла, вся превратившись в единое чувство. Было досадно заметить,что с тыла- свитер.А между лопатками пусто.. Кто ж изуверски подрезал...стреножил? Там,где находится нужная область самой простой человеческой кожи, нет ни намёка на птицеподобность! Если не ты-исключенье из правил, если ты тленный,как все, и мгновенный, кто на твой облик невечный поставил эту печать бесконечной вселенной?
  3. alison

    Стихи

    Продается душа-недорого! Пригодиться топить камин. Ведь прошу-то - полпачки творога, Да стакан за ее помин. Взял бы кто на реализацию... Может все-таки будет спрос, Как на старую ассигнацию, Номиналом в полжизни слез. Говорят-лучше-пива пенного, Жизнь и без того сложна, Да и что в ней такого ценного, Чтоб кому-то была нужна... Что душа-сотни срок написанных... Ночью-кашель от сигарет... Да не грузится...вновь зависла... "ДУШУ"-выделить...все...DELETE ================= Яшка Казанова Похмельный синдром равносилен взгляду Уже не любящему. Уже. Стели мне жестче. Приду и лягу, Ладони буду на свечке жечь, Чтоб ты парафиновым откровеньем На пальцы мне трогательно сползла. Столетний дворник-стоглавый веник, А в прошлом тоже почти что злак. Как я с тобой. Бесполезный, бывший, Но так и не сбывшийся. Тишина. Ты спишь, ты не ждешь меня, ты не дышишь, Ты смысла дыхания лишена. И в дряблых ладонях седую ласку Я вынесу прочь. Мне пора, пора. Запомню: твой рот широко-атласный, Чрезмерно вывернутый от ран В нежнейшем "спасибо". Портрет настенный Меня осудит десятком дул. Последний визит. Самострел. Спасенье. Стели мне жестче. Я не приду. Обессилев от сна, плавно вшагивал в утро, Жарил кофе. Его окружавшая утварь Отражала небритость и тяжесть запоев Под глазами. Старался забыть, но запомнил И ладони ее, и несмелую ласку. Галстук - лассо. Сбиваясь на трезвых согласных, Объяснялся ей в чем-то протяжно-противном. Сам себя презирал. Был обозван сатиром, Старым пнем. Резко чувствовал возраст. Пугался Ощущенья финала. Устраивал танцы Перед зеркалом пыльным. Один. Глупо плакал, Ошибаясь в движеньях. Пил водку и на пол Оседал, все цитируя бывших героев. Поднимался по стенке, помят и неровен, Доползал до постели. Спеша забывался, Повторяя глазами движения вальса Перед зеркалом пыльным. Ворочался, кашлял. Был пронзительно стар наяву. Бесшабашен Был во сне. Там сражался с редакторской правкой, С рецензентами, с лестью, текущей отравой. Там был смел, там был юн, популярен как будто... Обессилев от сна, плавно вшагивал в утро ==========
  4. 2 lenivomanila:йесс!Доча на 2 курсе 1Меда (стомат,бюдж) Всем:и да не разрознят нас отношения к коньяку и смайлам!
  5. alison

    Стихи

    Витезвал Незвал С богом ! Прощай ! Как ни странно, мы оба не плачем. Да, все было прекрасно ! И больше об этом ни слова. С богом ! И если мы даже свиданье назначим, Мы придем не для нас - для другой и другого. С богом ! Пришла и ушла, как перемена погоды. Погребального звона не надо - меня уж не раз погр######, Поцелуй, и платочек, и долгий гудок парохода. Три-четыре улыбки... И встретимся снова едва ли. С богом ! Без слов - мы и так их сказали с избытком, О тебе моя память пусть будет простой, как забота, Как платочек наивной, доверчивой, как открытка, И немного поблекшей, как старая позолота. С богом ! И пусть ты не лжешь, что меня полюбила Больше всех остальных... Все же легче нам будет в разлуке, Пусть что будет, то будет ! Что было, то было... И тобою и мной к новым судьбам протянуты руки ! С богом ! Ну что ж ! Всамом деле ? Ну да, в самом деле. Мы не лжем, как врачи у постели смертельно больного. Разве мы бы прощались, если б встретиться снова хотели? Ну, и с богом ! И с богом !.. И больше об этом ни слова !
  6. alison

    Стихи

    ======== Я думала, что главное в погоне за судьбой - Малярно-ювелирная работа над собой: Над всеми недостатками, которые видны, Над скверными задатками, которые даны, Волшебными заплатками, железною стеной Должны стоять достоинства, воспитанные мной. Когда-то я так думала по молодости лет. Казалось, это главное, а оказалось - нет. Из всех доброжелателей никто не объяснил, Что главное, чтоб кто-нибудь вот так тебя любил: Со всеми недостатками, слезами и припадками, Скандалами и сдвигами, и склонностью ко лжи, Считая их глубинами, считая их загадками, Неведомыми тайнами твоей большой души. Е.Гробовская. ========== А.Щербина Там, где песочные часы Крошат песок за веком век, Там, где раскрашивают сны Чуть влажной кисточкой для век, - Прядь, отведенная со лба, Нечаянно вскинутая бровь... Вот так кончаются слова, И начинается любовь. Да, нас любили не за то, За что обычно любят нас, Да, не за то, что как не ври Себе, а всё ласкает слух И тешит глаз... Джаз, заведенный в пять утра На старой газовой плите... Такая старая игра, А каждый раз не по себе. Там, где случается весна По двадцать восемь раз на дню, Там, где легко сходить с ума, Когда весь мир идет ко дну, - Взгляд, уходящий в ночь, и вновь Прядь, отведенная со лба... Вот так кончается любовь, И начинаются слова. =========== А в тарелке синьоры Марселы Вилка ловко справляется с пиццей. Пахнет рыбой, вином, моццареллой И парным молоком буйволицы. Две маслины, спасаясь от зноя, Прячут спинки в листочках тимьяна. Под столом чуть касаюсь рукою Влажных бедер…Какой же я пьяный… В предвкушении пышного тела, Зрелых ласк и дежурных объятий, На веранде пляшу тарантеллу. На партнерше зеленое платье, У запястья браслет из стекляшек, В старомодном простом медальоне - Фотография парня в тельняшке, Что мечтает о собственном доме. А в постели синьоры Марселы Сны мелькают как яркие блики. В них целует моряк из Марселя Твои губы со вкусом брусники. ===========
  7. ООООООООООО!Это-тема!Мне мушшш говорит:"Воооооооот!Это всё ваши ночные разговоры к тесной (кхе-кхе ) дружбе приводят!" А я ему:"Нет!!!Это потому,что мы видим друг друга соными,жалкими,голодными,жутко хотящими писать-пить-какать и тыпы!" Насчёт стукачества..Есть немного у некоторых диспетчеров,но..........как-то так стараюсь подходить к человеку,что если его хоть чуть-чуть есть за что любить и уважать,то я это замечательное качество найду.А значит прощу стукаческие наклонности.или просто буду осторожнее.Или буду по инструкции. Запах...Есть один врач и один водитель..Ужоссн.х!Врач,это отдельная песТня!Его упоминание всуе на каком-то чьём-то ДР про "молодёжь,которая все курят"..Так и хотелось сказать :"Если бы вы знали.какой силы ударная волна конского пота сшибает с ног на расстоянии 3 метров,когда вы поднимаете руку,дабы взять на полке лекарства,то ей -Богу закурили бы!!" Перекладывать работу?Нет,у нас такого не водится как-то..
  8. Йо-хо!Подниму- ка я темку!Сначала о послесуточном: -самое сладкое виденье-родная постель -перемещения рассчитываются с космической точностью с целью эргономики (если нужно дома что-то привести в порядок в разных местах квартиры,то остатками мозга продумываешь наикратчайший маршрут,который позволит сделать необходимое с наименьшими затратами энергии) -есть не хочется,потому что жевать нет сил.На парентеральное питание согласилась бы,но "хто ж его даст?!" -если не лечь до 11 утра,то -жалкое второе дыхание,комп,музыка,рюмочка "ч-ч-ч-чаю"..К 15-16 часам рубит насмерть! -о кексе...Его хочется (ибо подкорка ликует!!),но почему -то не с тёплым-выспавшимся(вот,гад!!Изысков хочет!!!)-домашним,а с таким же ,за(пардон!)дроченным работой!PS:обычно не реализуеЦЦо. -после особогадских суток иногда..не можешь сложить то,что видишь в цельную картинку,картинку не уловить,то есть не обдумать видимое...какое-то фасеточное зрение обуревает организЬМУ и ещё звуки слышимые не складываются в слова и фразы..Сенсорная афазия просто,нафик!Слышишь разрозненые звуки ааааа-уууууууу-ооооооооо-ыыыыы---ээээээ..и ффсЁ!Если совсем всё плохо,то и моторная дисфазия присутствует.. -резко нарушаются межполушарные связи,то есть можешь делать только одно мало-мальски интеллектуальное дело и одно тупое одновременно.Если при этом с тобой хотят поговорить-деяний полезных не получается.Рыба посыпается сахаром и тыпы. -после суток я ХОЧУ МОЛЧАТЬ!!!!!Или тыкать в клаву.Но только рта не раскрывать! -эмоциональное участие в семейных проблемах исключено.Могу только там,где хочу поучаствовать...За вопрос "куда мы поедем завтра?" хочу убить.Завтра будет ЗАВТРА,когда я буду живой! По сабжу: Лучше всего сон..Можно граммов 100 уровня коньяка,ванна (стоять под душем-нет сил) и в койку.Проснуться,понять-не понять кто ты?-Где ты?-Это день или ночь?Ещё раз подумать,ничего ли не забыл сдать-написать-позвонить..Догадаться,что ТЫ ДОМА и тихо надеяться доползти до вечера!
  9. alison

    Стихи

    Это я не в том смысле,что "раздался скрежет извилин",а наоборот,"мои мысли-мои скакуны" Спасибо и за справочку и за стихи,копи-паст в сборничек!!!! ОСЕНЬ (М.Кочетков) И снова осень. И, промокнув, Дома похожи на больницы. Старухи, прилипая к окнам, Хватаются за поясницы. Трещит на крыше дождь, как будто Картошка на дешевом сале. И электрическое утро Качается в универсаме. И снова осень: сотни в плач, ты- сячи хлюпают носами. Стоят деревья, словно мачты С оборванными парусами. И безработные матросы Садятся вкруг стола на койках. Носы покрылись купоросом Не в дальних плаваньях – в попойках. И жирные от рыбы пальцы, Привыкшие, скорей, к моторам, Хватают рюмку (лишь китайцы Так убедительно проворны). Вдыхая в вечном заключенье Табачный дым грудною клеткой, Им продолжать своё леченье Не алкоголем, так таблеткой; И тешить душу, что когда-то (теперь уж скоро) собираться. Но, уподобившись пернатым, На слабых крыльях не подняться… И снова осень. Лист газетный Торчит из чернозёмной жижи. Нет силы пережить всё это. Нет силы, чтобы, просто, выжить В стране, где храмы, как поленья, Сожгли всего за треть столетья, Где, уж второе поколенье Общается на междометьях, Где от богатства ломит спину И вечно не хватает малость, Где осень пахнет керосином И коммуналкой пахнет старость… И снова осень. Значит, гетто Для второсортных и семитов, Где гениальные поэты - Потенциально инвалиды. В их посиневших пальцах сжаты Большие мётлы, но не перья. И забивая уши ватой, Скребут асфальты подмастерья. Соря смертями, как листвою, Век затянулся високосный. Трещат дожди над головою. И бесконечно длится осень… А впрочем, полно. Что-то слишком Ужасное нарисовалось. Здесь можно жить. Здесь можно выжить. Или, точнее,… встретить старость. Стоянка корабля(Ю.Мориц) Майский ливень перечмокал Ребра кровель, щеки стекол, Уходя, он плакал, плакал. А к полудню в бухте нашей Вдруг запахло щами, кашей - "Бела Барток" встал на якорь. И теперь везде матросы: У ларька, где папиросы, На качелях, в оперетте. В лунной арке, ночью в парке Целовальный бродит ветер В синей блузе и берете. Бродит ветер целовальный, Ветер нежный и печальный Неминуемой разлуки. Ветер чистый, ветер честный, Распахни же ворот тесный И скрестим в объятиях руки. Это счастье лучше многих Благовидных и убогих, Это счастье без обмана. Оно горькое, как море, И туманом станет вскоре, Потому что даль туманна. Не пиши мне, пусть над нами Вечно пенится волнами Эта нега, эта сила. Если встретимся мы снова, Ты увидишь как сурово С нами время поступило. Бродит ветер целовальный, Ветер нежный и печальный В синей блузе и берете. Жаль, стоянка маловата, Юность жаль коротковата... Чистый ветер, честный ветер.
  10. По журналу посмотрела:маФынка 22676.Кстати,от моей подруги "спасибо" за то,что приехали быстро .Вроде остались взаимнодовольны
  11. Кхе-кхе....Как-нить и очно повидаемся!!!Привет соседу ,доктору "йоптить.."!
  12. А кто 20.05.07 около 17-18 часов приезжал в помощь на роды на дому в Красногвардейский район?Моя подружка поехала на почечную колику,а там ,блин,24 года,третьи роды...Причём роженица не только от родственников скрывала беременность,но и от моей подруги,приехавшей на вызов тоже пыталась скрыть...На вопрос,почему вызвали на почечную колику,ответили,что у неё давний пиелонефрит,думали,что снова обострился... Ржунимагу...Какое ,сцуко,(сорри ) опасное осложнение пиелонефрита!!!!!
  13. alison

    Стихи

    Вообще-то для этого есть отдельный топик!Хотя поэтам от медицины всегда рады! Сорри,была на даче.Продолжим?! В.Долина Когда услышу эхо той молвы - Едва ли удержусь не разрыдаться. Не то беда, что отвернулись Вы - А то беда, что мне не оправдаться. И, всё-таки, запомните, молю : Хотя разлука сердце мне и гложет, Никто не любит Вас, как я люблю. Никто, как я, любить не может. Да, Вы не подадите мне руки. А пальцы Ваши так смуглы и нежны... Не то беда, что встречи коротки, А то беда, что речи безнадежны. И всё-таки я издали скорблю. Изгнание надежду преумножит! Никто не любит Вас как я люблю. Никто как я любить не может. Не достигает Вас моя мольба. Ни сократить разрыва, ни измерить. Не то беда, что в мире есть молва, А то беда, что Вы могли поверить. И всё-таки я Вас не уступлю, Пусть солнце жжёт, а ветер губы студит. Никто не любит Вас как я люблю. Никто как я любить - не будет. 1984 В.Ланцберг Вносить настроенье в посланье при нерегулярном он-лайне - не лучше, чем верить мерцанью пропавшей звезды. Но звезды и звездочки - все мы, на те же коннектимся клеммы. Здесь просто другие проблемы, другие труды. Проблема путей адаптации, проблема уйти, но остаться, и поиски цивилизаций - программа "SETI". Всё - на отдаленье, как будто я - ваш удаленный компьютер. Вы не удаляйте покуда меня из сети. Ведь сеть - это очень непросто, и даже на ощупь не плоско. Наш шар в виртуальной авоське на глаз невесом. Но в курсе лишь тот, кто при деле, как нити дрожат на пределе. Как быть, чтоб они не редели? Не знаем. Несём. ============= Ю.Белов Даст Бог, всё сбудется, Знак звезд милостив к нам! Всё стерпится, всё слюбится Наперекор чужим словам. Сплетен сор, Хор невежд, Их грехов мы не лекари! Наш день только близится И не прочитан наш роман. 2. Даст Бог, всё сбудется, Сквозь крик стай воронья Свет сойдет на наши улицы, Где в тишине только ты и я. Груз долгов, Звон монет, Мы всё сполна отмерили. Наш день только близится В благословлении бытия. 3. Даст Бог, всё сбудется, Гарь труб смоет дождь. Пусть жадный с глупым судятся, Знаю, что ты ко мне придешь. На весах наших слов Все тревоги ожидания. Наш день только близится - Ломтики режет времени нож. 2005 =============== Лупит снег по городам, по лесам, ветер бесится с ухмылкою бесьей... Что ж мы делаем с тобой, Александр? Провожаем мы отцов в поднебесье. Провожаем не на день, не на час... Сколько б годы наши ни продолжались, только б мамы не оставили нас, только б матери еще продержались. Мы с отцами были словно истцы, мы ответчиками не были сами, мы с тобою, уже сами отцы, со своими не дружили отцами. А теперь нам - только слезы со щек, да вороны над Никольскою чащей. Твой отец тебе не снится еще? А вот мой мне снится чаще и чаще. Что мы знаем? Может, скоро я сам или ты - растаем в звездном мерцанье, и вот там-то мы с тобой, Александр, посидим и потолкуем с отцами. Будет крут наш разговор и свинцов, но он грех непонимания снимет, и, понявши, мы обнимем отцов и, обнявши, не расстанемся с ними. Незнаюкто =========== В.Соснора Теперь — тебе: там, в мастерской, маски, тайник и гипс, и в светлячках воздух... Ты Галатею целовал, мальчик, ты, девочка, произнесла вот что: “У нас любовь, а у него маски, мы живы жизнью, он лишь труд терпит, другую девушку — он мэтр, мастер, — ему нетрудно, он еще слепит!” Так лепетала ты, а ты слышал, ты пил со мной и ел мои сласти, я обучал тебя всему свыше, — мой мальчик, обучи ее страсти! Мой ученик, теперь твоя тема, точнее тело. Под ее тогой я знаю каждый капилляр тела, ведь я — творец, а ты — лишь ты. Только в твоей толпе. Теперь — твоя веха. И молотками весь мой труд, трепет, и — молотками мой итог века! “Ему нетрудно, он еще слепит!” Теперь — толпе. Я не скажу “стойте”. Душа моя проста, как знак смерти. Да, мне нетрудно, я слеплю столько... Скульптуры — что там! — будет миф мести. И тем страшнее, что всему миру вы просчитались так, и пусть пьесу вы рассчитали молотком, — минус, мир — арифметика, и плюс — плебсу. Теперь убейте. Это так просто. Я только тих, я только в труд — слепо. И если бог меня лепил в прошлом — Ему нетрудно, Он еще слепит!
  14. alison

    Стихи

    Последнее из того,что хотела поместить сегодня: Антон Духовской Я пишу тебе это письмо, прощаясь... Потому что — старею. Земля, вращаясь, сохранит мне улыбку. Но вряд ли — боле. Преумножив боль, я останусь с болью и с улыбкой. Это, пожалуй, средство дожидаться смерть, не впадая в детство, не впадая в юность... Река седая только в мертвое море тоски впадает. Все сломалось, как спичка, не вспыхнув рыжим огоньком. И попытка к тебе быть ближе обернется такой несусветной далью, что пытаться не стоит. Дожди рыдали две недели. Теперь за окном прохладно, но не сыро. Стихи мои пусть нескладны, но к тебе... Скоро строчки замрут в конверте, словно заперли души в тела до смерти. Я заранее знаю, какая строчка станет в этой поэме последней. Точка или, скажем точнее, финал не близок, но уже очевиден. И некий призрак адресата узнается сам собою по последнему слову. Игра с судьбою, как известно, обычно выходит боком. Но я должен сказать тебе это... С Богом! Я живу теперь там, где песок и сосны. Так велели врачи. Лишь одно несносно — тусклым утром глазам не хватает света. Ничего не попишешь. Скатилось лето горизонту за шиворот. И в придачу первый снег не спешит на аллеях дачных танцевать белый вальс. В остальном — терпимо. Только вот, если кто-то проходит мимо дома старого, где я сегодня спрятан, точно знаю — не ты... Растворятся пятна желтых кленов на сером холсте пейзажа. Я прощаюсь с тобой, не изведав даже вкуса встречи... Меня уже не пугает, что на встречу заре не спешит другая, не пугает, что лето как в Лету канет. Остается прохлада воды в стакане на забытой веранде, да яблок запах, да закат, указующий нам на запад. Очень хочется к морю. Теперь, наверно, там штормит. Но хозяин одной таверны еще помнит меня. И коль так случится, что приеду туда — то смогу напиться замечательным красным вином. Пейзажи там все те же — причалы, пустые пляжи... Все сезоны закрыты, и даже мертвый. Засыпая, из глаз прогоняешь стертый контур гор. Но присутствие гор, однако, ощущаешь и в комнате. Как собака, ищешь угол, где пахнет людьми. Тоскливо, словно маятник, кашляет шум прилива. Мой знакомый художник... Похоже, впрочем, на начало новеллы. Однажды ночью в мастерской его зябкой, забившись в угол, я следил, как следы оставляет уголь на листе. Паутина непрочных линий задрожит чьей-то жизнью. И черный иней крошки угольной долгие бросит тени на песок и на всходы сухих растений. Что бесцветно — рисуют семью цветами. Я не знаю, к чему это я... Светает. Никогда... Мой язык так бездарно беден, чтоб тебе объяснить, как рассвет был бледен ранним утром, когда надо мной кружились, словно птицы, семь букв. И из них сложились три дыхания, три пустоты, три слога — никогда... И ведущая вдаль дорога завершилась забором из досок тесных. И надежда на то, что еще воскреснут сны, в которых мы будем вдвоем с тобою, вдруг разбилась, как бьется волна прибоя о скалу. Никогда. Никогда. Послушай, как вползает со звуками старость в душу, как становится все до смешного просто, как кончается жизнь, словно горстка проса между пальцев скользнет и исчезнет, словно ластик надпись стирает. И это слово повторял я прилежно, до самой ночи, повторял как молитву, как "Аве, Отче!", повторял как актер учит роль к премьере. Никогда. Никогда. Никогда... Поверь мне, что все дело лишь в этом. И, скуки ради, напиши "никогда" на полях тетради. Не играй больше в эту игру со мною. Не шути, что ты станешь моей женою через пять лет и зим. Я не верю в игры. Всякий раз, когда вижу я елок иглы на снегу — мне не весело. Это признак окончания игр. И спастись капризом, словно в детстве, уже не удастся ныне. Я скорей отыщу водопой в пустыне, чем в толпе многолюдной отмечу взглядом тех, кто будет со мною однажды рядом. Ты устанешь считать до пяти, устанешь. Ты невестой моей никогда не станешь. Ни в какой из гостиниц, устав от бега, мы с тобою не будем искать ночлега. Как известно, добра от беды не ищут... Я простился со всеми, кто грел мне пищу, кто ночами смотрел мои сны со мною, кто ночами не спал и делил с луною свет лиловый ее. Я давно простился даже с теми, кто мне никогда не снился, даже с тем одиноким ночным прохожим... Я простился со всеми... С тобою тоже. Я тебя разлюблю. Это ясно. Точка. Невозможно любить мне цветок восточный, потому что я северным ветром ласкан, потому что другие мне пели сказки в моем детстве... Прощай! Оставайся где-то, где короче зима и длиннее лето, где ветра над домами людей не спорят, где живет за окном твоей спальни море, где когда-нибудь ночью кромешной, пряной, юный мальчик твоей наготою пьяный неумело раскроет тебе секреты первой ласки... Прощай! Оставайся где-то, где не будет меня с моей вечной грустью. Вот и все. Не грусти. Поболит-отпустит.
  15. alison

    Стихи

    Ещё Бродский: Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером подышать свежим воздухом, веющим с океана. Закат догорал в партере китайским веером, и туча клубилась, как крышка концертного фортепьяно. Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам, рисовала тушью в блокноте, немножко пела, развлекалась со мной; но потом сошлась с инженером-химиком и, судя по письмам, чудовищно поглупела. Теперь тебя видят в церквях в провинции и в метрополии на панихидах по общим друзьям, идущих теперь сплошною чередой; и я рад, что на свете есть расстоянья более немыслимые, чем между тобой и мною. Не пойми меня дурно. С твоим голосом, телом, именем ничего уже больше не связано; никто их не уничтожил, но забыть одну жизнь – человеку нужна, как минимум, еще одна жизнь. И я эту долю прожил. Повезло и тебе: где еще, кроме разве что фотографии, ты пребудешь всегда без морщин, молода, весела, глумлива? Ибо время, столкнувшись с памятью, узнает о своем бесправии. Я курю в темноте и вдыхаю гнилье отлива. ========= Я был только тем, чего ты касалась ладонью, над чем в глухую, воро'нью ночь склоняла чело. Я был лишь тем, что ты там, снизу, различала: смутный облик сначала, много позже -- черты. Это ты, горяча, ошую, одесную раковину ушную мне творила, шепча. Это ты, теребя штору, в сырую полость рта вложила мне голос, окликавший тебя. Я был попросту слеп. Ты, возникая, прячась, даровала мне зрячесть. Так оставляют след. Так творятся миры. Так, сотворив их, часто оставляют вращаться, расточая дары. Так, бросаем то в жар, то в холод, то в свет, то в темень, в мирозданьи потерян, кружится шар. И.Бродский Bсе равно ты не слышишь, все равно не услышишь ни слова, все равно я пишу, но как странно писать тебе снова, но как странно опять совершать повторенье прощанья. Добрый вечер. Kак странно вторгаться в молчанье. Bсе равно ты не слышишь, как опять здесь весна нарастает, как чугунная птица с тех же самых деревьев слетает, как свистят фонари, где в ночи ты одна проходила, распускается день -- там, где ты в одиночку любила. Я опять прохожу в том же светлом раю, где ты долго болела, где в шестом этаже в этой бедной любви одиноко смелела, там где вновь на мосту собираются красной гурьбою те трамваи, что всю твою жизнь торопливо неслись за тобою. Боже мой! Bсе равно, все равно за тобой не угнаться, все равно никогда, все равно никогда не подняться над отчизной своей, но дано увидать на прощанье, над отчизной своей ты летишь в самолете молчанья. Добрый путь, добрый путь, возвращайся с деньгами и славой. Добрый путь, добрый путь, о как ты далека, Боже правый! О куда ты спешишь, по бескрайней земле пробегая, как здесь нету тебя! Tы как будто мертва, дорогая. B этой новой стране непорочный асфальт под ногою, твои руки и грудь -- ты становишься смело другою, в этой новой стране, там где ты обнимаешь и дышишь, говоришь в микрофон, но на свете кого-то не слышишь. Cохраняю твой лик, устремленный на миг в безнадежность, -- безразличный тебе -- за твою уходящую нежность, за твою одинокость, за слепую твою однодумность, за смятенье твое, за твою молчаливую юность. Bсе, что ты обгоняешь, отстраняешь, приносишься мимо, все, что было и есть, все, что будет тобою гонимо, -- ночью, днем ли, зимою ли, летом, весною и в осенних полях, -- это все остается со мною. Принимаю твой дар, твой безвольный, бездумный подарок, грех отмытый, чтоб жизнь распахнулась, как тысяча арок, а быть может, сигнал -- дружелюбный -- о прожитой жизни, чтоб не сбиться с пути на твоей невредимой отчизне. До свиданья! Прощай! Tам не ты -- это кто-то другая, до свиданья, прощай, до свиданья, моя дорогая. Oтлетай, отплывай самолетом молчанья -- в пространстве мгновенья, кораблем забыванья -- в широкое море забвенья. И.Бродский Обещанное хорошее подражание Бродскому.Не нарочное,думаю.На вызове познакомилась с этим автором-исполнителем: Играть словами можно до бесконечности. играя мыслями рискуешь сойти с ума, Впрочем, можно рвануться на штурм вечности, играя мыслями и словами, когда за окном зима. Ибо зимой вечера (да и дни) томительны, и между зримой явью и умозрительным различие, увы, как между Калигулой и Нероном, или, скажем, между Стиксом и Ахероном. Зимой, в порядке вещей состоянье холода, тоски, безнадежности... Улица. Ночь. Фонарь... Не всякий, подобно Тору, обладает молотом для сокрушения демонов, в том числе именуемого Январь... От бога Януса, ведущего родословную. (Меж богами и демонами, грань, entre nous, условная!) Вчера ты - Бог, а сегодня - идол и враг народа, - в общем, все - сообразно логике царей природы. Пейзаж черно-белый конкретен, как биография, как фильм на экране телевизора КВН. Цветная реклама напротив - как эпитафия: Грандиозная распродажа! Торгуем всем! ...Только стены и небеса не скрывают серости присущей временам пересмотра ценностей, грабежа награбленного и прочих изъянов тысячелетия ... Модным словом Millennium Первый Рим поздравляет Третий. По слухам - грядет глобальное потепление. Смотря на корявые ветви скорчившихся дерев, слушая норд-оста волчье ночное пение (Бора - в Новороссийске. Бродский любил: Борей!), Глядя в окно на снега и ветра месиво, вспомнишь не греков (Дионис не в счет, естественно!), вспомнишь России второе крещение... третье, которое, по словам поэта - зовется смертью! ..."Свеча горела..." и я зажег бы, да нет свечи. Под плач пурги уснули бетонные терема. Играть словами можно до бесконечности. Играя мыслями, рискуешь сойти с ума. К.Ривель 6 февраля 2001
  16. alison

    Стихи

    Хотите, для Вас разломаю дом, если он будет ничей? Или, хотите, сверстаю том Ваших пустых речей? Может, Вам нравится суета? Давайте откроем чат. Хотите, для Вас разбужу кота? Коты иногда кричат. Может, хотите вина и т.д., или желаете спать? Может, поставить для Вас «ДДТ» и на столе сплясать? Может, хотите отведать рагу, налима или линя? Вы извините, я дать не могу больше, чем есть у меня. и другие стихи Екатерины Файн: Давай смотреть на облака и думать не о том, что мы живем с тобой, пока глотаем воздух ртом. Давай забудем обо всем, и даже имена. Давай собою принесем другие времена. Давай в ладонях сохраним тепло коротких встреч. Ведь жизнь дается раз один, так что ее беречь? ========== Вы любите в зеркале имя свое, картины Магритта и гласные буквы. Кричать в телефонную трубку «аллё» и пить газированный морс из клюквы. Вы верите звездам, а звезды – Вам. Стоя на месте, всегда спешите большое значенье придать словам, или тому, что Вы решите. Вам нравится все, что зовется «фасад». Прозрачное платье сегодня надела женщина стройная с окнами в сад, которая Вас никогда не хотела. =========== Я устала от этой игры: продвигаться вперед по кругу. Если старые сказки стары, то не будем читать их друг другу. Глядя в битое зеркало луж, я себя разглядеть в нем пыталась. То, что будет весна – это чушь. Будет снега весеннего талость. Будут свечи гореть до утра, звезды в лунной воде отражаться. С занавескою злые ветра в вальсе осени будут сражаться. И посыпятся листьями дни – одинокая замкнутость круга. Ничего за ним и внутри. Только лишь пустота друг друга. ============== А я, забираясь с ногами в кресло, сначала снимаю кольцо потом юбку. И вот что действительно мне интересно: каким бывает твое лицо, когда ты кладешь телефонную трубку? ======== Шей мне улыбку на вырост белыми нитками слов. Лей по стаканам сырость, люди обоих полов слушать тебя готовы. И вот уже много лет крики восторженных – кто Вы? – венчаются скромно: «Поэт». =========== Старый учитель физики, мрачный, как сто Арто, рвал записную на листики, рвал и бросал в окно. «Знайте же: все меняется, мы тоже были детьми… Скажите мне, чем измеряется расстояние между людьми?» Нет никакого повода придумывать или врать. «Длиной телефонного провода». И физик поставил «пять». =========== Я считаю минуты, считаю дни, я считаю, что время нас рассудит. Я знаю, что будет, когда мы одни, а еще я знаю, чего не будет. Я бросаю монеты, бросаю взгляд, я бросаю все, чтоб начать сначала. И если нельзя вернуться назад, то хотя бы махнуть платком с причала. =========== Имярек Он был хорошим, но не был отмечен славой, деньгами и девами юными. Пил алкоголь – отравлял себе печень, пел. Посыпал мою голову рунами. Он одевался в одежды неброские, вечно спешил и имел ребенка. Слушал по радио Вайля и Бродского. Очень хотел завести котенка. Был он постарше. Но не на много. Жил не богато, но и не в бедности. Часто казалось – не верил в Бога то ли по глупости, то ли из вредности. Сбитые сливки любил и подарки, женщин всегда приглашал к обеду. Письма писал без единой помарки, знал астрологию и Кастанеду. Он не был жадным, скорей – бережливым, в жизни не выбросил лишней тряпки. Мог показаться слегка ленивым, но не домашним, как бра и тапки. Был обаятельным, непритязательным, свойство имел исчезать надолго. Так вот однажды ушел к приятелю и затерялся, как в стоге иголка. ============ Сознанье того, что не встретимся трезвит, как водка. Нужные люди вертятся в круге твоем. Вот как. А я появлюсь случайно – исчезну быстро. Роман наш кофейно-чайный за гранью смысла. Ну что ж, пожую, да выплюну. Цена – целковый. Прочту до конца, как Библию словарь толковый. Не надо смотреть так вежливо, я – негодяйка. Хорошая. И по-прежнему себе хозяйка. =========== Мысль проста, как, прости, штукатурка: быть в постели с тобой – это роскошь. О руках вспоминает куртка, а владелец ее о розгах. Два бумажных крыла повесы – неизвестная птичья порода. И упрямство ее не лезет ни в какие твои ворота. Даже если их маслом намажешь – изнутри все равно болотно… Я уйду, и ты мне помашешь и напишешь свои полотна. Итальянский квартал на марше. Все участники в отупеньи. Мне мечтать о тебе и дальше, что мыть лестницу с нижней ступени. ============ Сказать «Не люблю Новый год» – это будет неправда. Иногда даже взрослым дарят подарки за их проделки. Салат «Оливье» забавляет, как чтение Плавта, но еще веселее под утро на кухне помыть тарелки. Я помню, когда-то нам очень хотелось елку и праздник, поселиться в провинции где-нибудь возле залива. Так и случилось. Но берег большой, и мы оказались на разных его сторонах, практикуя свою независимость столь учтиво. Прости, я не жду тебя в гости, ибо мне это чуждо. Я лучше возьму почитать «Большую элегию Джону Донну». Мне кажется, кто-то из нас сошел с ума, хотя бы уже потому что твой голос по радио слышится чаще, чем по телефону. Да и я хороша, ведь за всю эту зиму – ни разу ни звонка, ни печатного слова. Дела. И не знаешь, за что хвататься (в изучении, скажем, санскрита). А теперь, отправляя message, я вижу чудесную фразу: «Приложение выполнило недопустимую операцию и будет закрыто». =========== Не коньяк, но коньячный напиток, хотя результат не хуже – выпивали. Им был перегружен круглый стол с новогодних открыток. Болтовня, что на самом деле все ж является частью словесности – декаданс – хороша по трезвости, как отгул посреди недели. Но общаясь возвышенным стилем, каждый раз обивала пороги этой местности – genius loci, – изучая стаканы, или собутыльника, так вернее. И прекрасно читала письма по утрам после чая «Лисма» – подивился бы сам Вермеер и услужливый почтальон. Хорошо, что, по крайней мере, существуют входные двери для того, чтобы выйти вон. Эти встречи – такая ссуда под залог непростой привычки – уезжать на дневной электричке, дребезжа, как пустая посуда. Пысы:обещаю вкусный ужин!
  17. alison

    Стихи

    Спасибо!Первое откушала,на втором эзофагоспазм случился ...Не всё поняла... Ланч: Как много в этом мире ирреального шатаясь ищем твердь и праоснову зимою пиво подле кафедрального и серый день мурлычет босса-нову снегa слезами оттепели склёваны став кашей от автобусов несметных и в наших кружках глины размалёванной колышется янтарь - нектар для смертных нам не тепла хотелось - хоть аналога как вымерзшей лиане виноградной вороны кардиналы мини-ангелы толкутся на фронтоне Черной Радой И тает снег в котором столько исстари песок и соль и тяготы и косность драконами мы дышим в кружки льдистые взирая на размахов чёрный космос) ========== СОЛО НА СТОЛЕ (МЕТЕЛЬНАЯ ПРОПОВЕДЬ) Стараясь откреститься от себя, Стремлюсь всем сестрам выдать по серьгам. Шаль теребя, с тобой, как без тебя Участвую в дележке пирога. Сюжетен мой очередной роман. Там курят, пьют, все валится из рук. И комнаты похожи на карман Дешевых и дырявых старых брюк. И как в карманах, в комнатах ищу Поношенные, прежние слова, И их так неуверенно молчу, Картавя, и едва деля на два. Ты отстучала соло на столе, Я разложу его на голоса. А нам до одиночества сто лет, Но мы растянем их на полчаса. На краешке земли окончить день. И все, как есть, переиграть в шесть рук. Ждать наведенья тени на плетень. И руки заложить в карманы брюк. Я буду проповедовать метель! В ночь белых мух легко сойти с ума! Ворваться в переполненный мотель, Где практикует дзен сама зима. Где все играют соло на столах Я разложу его на голоса. И где ты станешь путаться в словах, Когда я удалюсь на полчаса. Ты отстучала соло на столе. Я разложу его на голоса. А нам до одиночества сто лет, Но мы растянем их на полчаса. М.Булат зима, 2001
  18. alison

    Стихи

    Ух!Чё деется-то!Красотишша-то какая!Я прям в смятении.Продолжим?! Любителям Маяковского: ========= В.Маяковский Лилечка Дым табачный воздух выел. Комната - глава в крученыховском аде. Вспомни - за этим окном впервые руки твои, исступленный, гладил. Сегодня сидишь вот, сердце в железе. День еще - выгонишь, можешь быть, изругав. В мутной передней долго не влезет сломанная дрожью рука в рукав. Выбегу, тело в улицу брошу я. Дикий, обезумлюсь, отчаяньем иссечась. Не надо этого, дорогая, хорошая, дай простимся сейчас. Все равно любовь моя - тяжкая гиря ведь - висит на тебе, куда ни бежала б. Дай в последнем крике выреветь горечь обиженных жалоб. Если быка трудом уморят - он уйдет, разляжется в холодных водах. Кроме любви твоей, мне нету моря, а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых. Захочет покоя уставший слон - царственный ляжет в опожаренном песке. Кроме любви твоей, мне нету солнца, а я и не знаю, где ты и с кем. Если б так поэта измучила, он любимую на деньги б и славу выменял, а мне ни один не радостен звон, кроме звона твоего любимого имени. И в пролет не брошусь, и не выпью яда, и курок не смогу над виском нажать. Надо мною, кроме твоего взгляда, не властно лезвие ни одного ножа. Завтра забудешь, что тебя короновал, что душу цветущую любовью выжег, и суетных дней взметенный карнавал растреплет страницы моих книжек... Слов моих сухие листья ли заставят остановиться, жадно дыша? Дай хоть последней нежностью выстелить твой уходящий шаг. Подборочка Ули Каприз: босыми ступнями касаться потолка угадывать по теням заходящих изображать руками мотылька всем говорить, что это настоящий хватать губами яркие лучи растопленные в земляничном соке подбрасывать футбольные мячи искать по карте в мир иной дороги и делать вид, что это - хорошо следить глазами за движеньем рук соединять предчувствия в картины выстраивать воспоминанья в круг едва коснувшись, проноситься мимо а ночью уходить в чужие сны и сниться там до самого рассвета и знать, что ожидание весны так не похоже на реальность лета и делать вид, что это - хорошо раздаривать без счету имена запоминать случайные объятья пронзительные всполохи огня и силуэты в подвенечных платьях уже устав, невнятно бормотать о нежности - потерянной и глупой забрасывать подушками кровать покусывать обветренные губы и делать вид, что это - хорошо =========== ты близко, внутри надо просто зажмуриться и станет так рядом все то, что не скоро подковой казанский, исакия луковица и весь грязно-серый твой северный город метро паутинка случайные станции широкие лапы заснувшего сфинкса и реки - как руки сплетенные в танце и питерцев полупрозрачные лица в квартире пустой на васильевском острове так мало меня и так много покоя вот это запомню: в квадратиках простыни и низкое небо, блять, над головою пешком до московского прямо по невскому глотая нелегкий обветренный воздух и все ######аца и поплакаться некому и вряд ли все это настолько серьезно ======= в сотый раз не открыв никакую америку ощущая всем телом случайные шорохи приведи меня за руку к теплому берегу напиши мое имя на пляшущем облаке ожидание взрыва в ответ на касание пустота тишины и предчувствие вечности - варианты безумия от осознания беспокойства души и ее бесконечности ========= вот так расставаться - смешно мне похуй твои малолетки я в норме - не надо таблетки я буду курить и вино вот так расставаться - ######ц заткнись - я уже наобщалась внутри поломалось, порвалось и хватит, и это конец вот так расставаться - дурняк бежать по ночному ростову вскочить на подножку вагона и вдаль показать тебе фак вот так расставаться - судьба а дальше - магнитики станций и увеличенье дистанций и мат на дорожных столбах ==== я рада, что ты есть скажи спасибо пожми плечами, предложи мне выпить я выберу коньяк и замолчу и сяду у огня, скрестив колени покажется, что было так всегда покажется, что знаю наизусть сумятицу цветов на потолке порядок книг на деревянных полках твое лицо, направленное в тьму движение руки - за сигаретой я это где-то видела уже... =============== люди придумали тысячи вариантов тестов любит не любит и прочая совместимость глупости это я и так никуда не денусь хочешь - списывай на мою виктимность и неэффективность я наделала столько глупостей что не перескажешь я прохлопала столько возможностей что не упомнишь я боролась с собой и, знаешь, боролась даже с той, которая воздух за какой ее бок ни тронешь мне не очень легко и не очень все это нужно тем не менее как-то прибавилось шансов выжить и теперь - несмотря на то, что стало так скушно - никуда ни денусь, как и было сказано выше И ещё немного Бродского: "Когда теряет равновесие твое сознание усталое, когда ступеньки этой лестницы уходят из под ног, как палуба, когда плюет на человечество твое ночное одиночество, -- ты можешь размышлять о вечности и сомневаться в непорочности идей, гипотез, восприятия произведения искусства, и -- кстати -- самого зачатия Мадонной сына Иисуса. Но лучше поклоняться данности с глубокими ее могилами, которые потом, за давностью, покажутся такими милыми. Да. Лучше поклоняться данности с короткими ее дорогами, которые потом до странности покажутся тебе широкими, покажутся большими, пыльными, усеянными компромиссами, покажутся большими крыльями, покажутся большими птицами. Да. Лучше поклонятся данности с убогими ее мерилами, которые потом до крайности, послужат для тебя перилами (хотя и не особо чистыми), удерживающими в равновесии твои хромающие истины на этой выщербленной лестнице." ========== ПИСЬМА РИМСКОМУ ДРУГУ (ИЗ МАРЦИАЛА) И.БРОДСКИЙ [аудио, 2Mb] Нынче ветрено и волны с перехлестом. Скоро осень, все изменится в округе. Смена красок этих трогательней, Постум, чем наряда перемена у подруги. Дева тешит до известного предела – дальше локтя не пойдешь или колена. Сколь же радостней прекрасное вне тела: ни объятья невозможны, ни измена! Посылаю тебе, Постум, эти книги. Что в столице? Мягко стелют? Спать не жестко? Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги? Все интриги, вероятно, да обжорство. Я сижу в своем саду, горит светильник. Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых. Вместо слабых мира этого и сильных – лишь согласное гуденье насекомых. Здесь лежит купец из Азии. Толковым был купцом он – деловит, но незаметен. Умер быстро – лихорадка. По торговым он делам сюда приплыл, а не за этим. Рядом с ним – легионер, под грубым кварцем. Он в сражениях империю прославил. Сколько раз могли убить! А умер старцем. Даже здесь не существует, Постум, правил. Пусть и вправду, Постум, курица не птица, но с куриными мозгами хватишь горя. Если выпало в Империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря. И от Цезаря далёко, и от вьюги. Лебезить не нужно, трусить, торопиться. Говоришь, что все наместники – ворюги? Но ворюга мне милей, чем кровопийца. Этот ливень переждать с тобой, гетера, я согласен, но давай-ка без торговли: брать сестерций с покрывающего тела – все равно что драхму требовать от кровли. Протекаю, говоришь? Но где же лужа? Чтобы лужу оставлял я – не бывало. Вот найдешь себе какого-нибудь мужа, он и будет протекать на покрывало. Вот и прожили мы больше половины. Как сказал мне старый раб перед таверной: «Мы, оглядываясь, видим лишь руины». Взгляд, конечно, очень варварский, но верный. Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом. Разыщу большой кувшин, воды налью им... Как там в Ливии, мой Постум, – или где там? Неужели до сих пор еще воюем? Помнишь, Постум, у наместника сестрица? Худощавая, но с полными ногами. Ты с ней спал еще... Недавно стала жрица. Жрица, Постум, и общается с богами. Приезжай, попьем вина, закусим хлебом. Или сливами. Расскажешь мне известья. Постелю тебе в саду под чистым небом и скажу, как называются созвездья. Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье, долг свой давний вычитанию заплатит. Забери из-под подушки сбереженья, там немного, но на похороны хватит. Поезжай на вороной своей кобыле в дом гетер под городскую нашу стену. Дай им цену, за которую любили, чтоб за ту же и оплакивали цену. Зелень лавра, доходящая до дрожи. Дверь распахнутая, пыльное оконце, стул покинутый, оставленное ложе. Ткань, впитавшая полуденное солнце. Понт шумит за черной изгородью пиний. Чье-то судно с ветром борется у мыса. На рассохшейся скамейке – Старший Плиний. Дрозд щебечет в шевелюре кипариса. Прощай. Позабудь и не обессудь. А письма сожги... как мост. Да будет мужественен твой путь, да будет он прям и прост. Да будет во мгле для тебя гореть звездная мишура, да будет надежда ладони греть у твоего костра. Да будут метели, снега, дожди и бешеный рев огня, Да будет удач у тебя впереди больше, чем у меня. Да будет могуч и прекрасен бой, гремящий в твоей груди. Я счастлив за тех, которым с тобой, может быть, по пути
  19. alison

    Стихи

    Как жаль, что тем, что стало для меня твое существование, не стало мое существование для тебя. ...В который раз на старом пустыре я запускаю в проволочный космос свой медный грош, увенчанный гербом, в отчаянной попытке возвеличить момент соединения... Увы, тому, кто не умеет заменить собой весь мир, обычно остается крутить щербатый телефонный диск, как стол на спиритическом сеансе, покуда призрак не ответит эхом последним воплям зуммера в ночи.. И.Бродский город развел в удивлении руки, точки на черточках разных ладоней. я сочиняю стихи о разлуке, ты засыпаешь намного спокойней. в старой коробочке из-под улыбок я сохраню пузырек валидола. все мы похожи на комнатных рыбок, вечером - лампа и окна до пола. льются тугие прозрачные шторы - мимо всего,что казалось мне нашим. красная строчка внизу монитора. кажется,по-настоящему страшно. ты же в ответ пожимаешь плечами, зная,что сколько б дороги не вились, мы потеряемся даже случайней чем друг у друга тогда появились Незнаюкто Я живу на окраине Вечности В шалаше из ветвей одиночества, У потока Людской Человечности, Под горою Изящного Творчества. Ты бытуешь в границах Мгновения, В крепком доме из плит ожидания, У реки своего Самомнения, Возле скал Неземного Страдания. Мы поселимся в Храме Гармонии, Там, где Прошлое с будущим сходится. Это будет началом агонии, Но, увы, выбирать не приходится. Тоженезнаюкто Приятного аппетита!
  20. alison

    Стихи

    Ну что ж!Будет нам лишний повод виртуально помянуть почившую в бозе тему.Ой!Вы же из Москвы...Тогда по Скайпу!Ловите: Небеса нынче бьют без промаха. Много, знать, мест вакантных в раю. Белым-белым плащом черемухи Май застелет постель твою… Дождь, как терпкий настой пустырника Станет в тело покой вливать. Загундосят слушки настырные: Сам нарвался, чего скрывать… Отливает металликом даль. Ожиданье — как манна. Глубока эта пропасть? Едва ль. Да зато постоянна. Летаргический сон этих лет — Дань спасенью, наверно. Далеко ли до дна? Уже нет. Ты ведь падаешь первым… М.Булат
  21. Кто-что может посоветовать почитать по пат.физиологии в клиническом приложении?Из того,что я встречала,очень понравилась "Патофизиология критических состояний" Шанина. Написано просто обалденно!
  22. Нютику:тоже бы про менингококцемию подумала!Если на догоспитальном этапе какой-то диагноз кажется верным по клинике,да к тому же именно постановка его больше сбережёт больного и попу доктора,то с ним надо и везти.А потом уже почитать литературку на предмет диффдиагноза.Или вот на форуме поспрашивать.ИМХО!
  23. -ПОСТАВЬТЕ укол .. -что,и сердце не послушаете?! -ну..пусть доктор посмотрит.. -бесит сбор всей семьи,включая всех детей, на шоу 'Доктор приехал' (патогномонично для цыган) -я это лекарство не переношу!У меня от него голова болит! -поднимайтесь без лифта,у нас второй этаж! -незнание номера парадной -я ВСЁ приняла!При допросе с пристрастием 'всё' это 20 кап корвалола и капиллар.. -ой,доктор,там мокро?Я забыла вам сказать,у нас тут кошечка написала.. -бесит обращение 'девушка',особенно когда я этому пингвину-переростку в мамы гожусь
×
×
  • Создать...