Добро пожаловать на Форум Feldsher.RU

dep.jpg ВНИМАНИЕ! Вы НЕ авторизованы на форуме! Поэтому почитать некоторые разделы форума не получится, как и пообщаться с коллегами.
Если вы зарегистрировались ранее, пожалуйста, авторизуйтесь. Если вы впервые на форуме - пройдите регистрацию.
ПС: как восстановить пароль написано здесь.

Air

Лирика

В теме 35 сообщений

Представьте. 4:30 утра. Зима. -20. Ветер на улице. Хорошо! Приезжает уставший доктор, пытается найти номер дома, но не находит. Его нет. Угадай мелодию. Путём не хитрых действий, он проезжает половину улицы до ближайшего номерного знака, а следом возвращается назад, отсчитывая дома. Подойдя к подъезду, он судорожно начинает подбирать код к входной двери. Пять минут спустя, он, с уже обледеневшими руками, наконец то, побеждает этот замок! Ура!!! Победа!!! Ан нет! Косячёк. Сосед со второго этажа, ещё месяц назад выкрутил все лампочки в подъезде, мотивируя это производственной необходимостью. Да действительно, а кому они нужны то в 4:30 утра! Мало ли диверсанты полезут, ещё не хватало, чтобы коврик 1955г.р. стырили.

Не взирая на все преграды, мужественный боец не видимого фронта (кстати, он трезвый как скотина) подходит к нужной двери и нажимает на кнопку звонка. За дверью слышно «сейчас, минуточку, я ключ потеряла» Через пару минут слышны звуки одеваемых тапочек и бодрый шаг.

Открывается дверь, а на пороге стоит бодрая крупная тётечка с розовыми щеками, по виду которой можно сказать что чувствует она себя бодро и отдохнувши. Уперев руки в бока, оценивая надменным взглядом с порога заявляет «Сколько вас (хорошо ещё не тебя) можно ждать! Я же сказала, что у меня высокое давление! 136 на 91 Пока дождёшься умереть можно». Ругает но в дом зайти дозволяет, хотя и обнюхивает.

В процессе продвижения по квартире в направлении кровати «очень больной», доктор начинает вникать во все проблемы пациента. Как она пьёт корвалол, как участковый сказал ей регулярно измерять артериальное давление, как она ответственно к этому вопросу подошла…

И вот осмотр:

Доктор (д): Что вас беспокоит?

Пациент(п): Как что??? ДАВЛЕНИЕ!!!

Д: А в чём это проявляется?

П: Вы меня что за дурру держите??? Я же ясно сказала, у меня давление!!! 136 на 91

Д: А как вы узнали что у вас давление?

П: Я его измерила!

Д: Логично. А что простите вас толкнуло на это?

П: Как что??? Участковый сказал мне измерять его раз в три часа. Вот я поставила будильник на 4 часа, проснулась, выпила кружечку кофе, а то спать сильно хотелось. А когда померила давление, оно было ВОТ ТАКОЕ.

Д: Это всё?

П: А что, этого недостаточно?

Д: пожалуй хватит.

Анальгин + папаверин + димедрол внутрижопно.

Д: Легче?

П: Да, спасибо. Уже легче.

Д: Тогда позвольте дать вам один совет. Будете так ответственно мерить давление – парализует. Ясно?

П: Понятно.

Д: Досвидания.

Выйдя из подъезда и сев в холодную машину, доктор взял рацию. -Гамма. –Слушает Гамма. – Шестая. Записываем шестая…

-1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Представьте. 4:30 утра.

П: А что, этого недостаточно?

Д: пожалуй хватит.

Анальгин + папаверин + димедрол внутрижопно.

Д: Легче?

П: Да, спасибо. Уже легче.

Д: Тогда позвольте дать вам один совет. Будете так ответственно мерить давление – парализует. Ясно?

П: Понятно.

Д: Досвидания.

Выйдя из подъезда и сев в холодную машину, доктор взял рацию. -Гамма. –Слушает Гамма. – Шестая. Записываем шестая…

мне нравиться после -а что, недостаточно?- сказать-"нет", зевнуть и попрощаться! ... и увидеть бурю эмоций!

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
мне нравиться после -а что, недостаточно?- сказать-"нет", зевнуть и попрощаться! ... и увидеть бурю эмоций!

Жалоба на сайте минского здравотдела (все фразы написаны реальным пациентом):

13.12.2007 22:48 Ш. Наталья, Минск, ул. хххх, до х, кв х

13 декабря 2007 года,я обратилась в поликлинику 25,кабинет 223,по поводу повышенного артериального давления.Давление было 130/90, в 13часов 10минут. Мне дали талончик, на прием к врачу в кабинет 207.Дежурный врач, очень удивилась тому, что написал работник кабинета 223.Измерила мне давление, а оно уже составляло 120/80, начала меня водить по другим врачам.И сказала, что с таким давление 140/110 можно жить и ходить на работу. После этого, я обратилась к главному врачу. Объяснив ситуацию,главному врачу, он стал выдвигать мне версию о том, что я требую больничный лист.Он сказал,что в столе у него лежит диктофон, и он все запишет. Затем он вызвал, заведующую отделением и поручил, чтобы меня обследовала комиссия. Далее,я была направлена на кордиаграмму, и общий анализ крови. Непонятно зачем, человеку который страдает повышенным давлением делать анализ крови? Но так, мне и не было выдано больничного листа. Главный врач разговаривал со мной похамски. Непонятно, по какой причине. Как депутат, который балатировался по местному округу, может вести себя так, со своими избирателями?

Главврач,мне прямо сказал,что государство должно оплатить мой прогул в виде больничного листа, что я не хочу идти на работу. Но, так как, я имею высшее экономическое образование,и работаю главным бухгалтером, я знаю как из каках источников формируется фонд ФСЗН, из которого мы получаем возмещение по больничным листам. Сами предприятия образовывают эти фонды от заработной платы, из свих собственных средств, а потом возмещают в виде оплаты больничгного. Неужели врачам, так жалко выдать больничный лист на 2 дня. После этого в 16-00 часов, я пришла домой. Померяла давление 130/90.Через 30 минут 140/110. Я вызвала скорую помощь.И обратилась на телефон доверия 285-00-10.В 17-30, мне позвонили с 25 поликлиники,зам.главного врача, и пригласила придти к ней. Но я, отказалась, т.к. скорая сделала, мне укол.

Прошу разобраться, в сложившейся ситуации. В этой пполиклинике твороится произвол среди врачей. Они обнаглели,ждут когда им дадут взятки. Если вы не примете меры, я обращусь в госконтроль.

Я не сколько, не удивлюсь, что пропадет моя карточка.

 

Сколько гордости у меня было за этого главврача...

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ну что тут сказать... их же не проймешь ни чем. сколько раз я слышал на вызовах фразу: "ну я же не доктор, я не знаю лучше вы посмотрите, вдруг он умирает?" и это как правило при t аж 37.8 или при давлении 139\92!!!!

*03

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Была при мне похожая ситуация.Женщина требовала у уч.врача выписать ей клофелин при АД 130\90(не только на момент осмотра).Громко,визгливо,прерывая приём других пациентов.Врач ест-но отказала.Тётка дошла до зав.поликлиникой.и та чтоб отвязаться дала добро,но участковая-пожилая маленькая женщина категорически отказалась идти на поводу у истеричной особы.Та грозилась высшими инстанциями,но ушла ни с чем.Я тоже была горда этим врачом.Но к сожалению чаще встречаются такие,кто особо не вникая в суть ,делают то,что просят пациенты,снимают ЭКГ без надобности и т.п. После таких работать очень сложно,больные считают себя "оскорблёнными" лишившись заветного "укольчика" или "плёночки"

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Хочется вернуться к истокам темы . Разрешите представить Вашему вниманию стихи доктора - рентгенолога Тамары Панфёровой .

 

*** *** ***

 

Часовщик часы починит,

Ювелир — кольцо совьет.

Астроном звезду подарит,

Доктор — новую болезнь.

 

 

Армянин коньяк предложит,

Русский водочки нальет,

Немец пивом угощает,

У врача всегда есть спирт.

 

*** *** ***

 

На рентгенограмму руки

профессора В.Г.Полякова

 

Лежит Ваша рука на пленке отпечатком

Без пошлого кольца, без кожаной перчатки.

Пытливый взор манит запястье -

Все косточки в комплекте полном.

Картина сказочного счастья

Предстала перед взором томным.

Мы в ладьевидной унесемся в море страсти

Пусть полулунная все время в небе светит,

Трапецевидная поддержит нас в ненастье,

Головчатая путь назад наметит.

Любуюсь я фалангами и пястью,

Слежу, как балочки узор рисуя,

Под сенью коркового слоя

Создали сеточку косую.

Метафизов прекрасны утолщенья,

Их костная структура безупречна.

Ей чужды признаки старенья.

Проходит жизнь, но кости вечны.

Какие мы сюжеты потеряли!

Шекспир ушел бы на покой.

Зачем Вы голову не сняли,

А ограничились рукой?

 

*** *** ***

 

Заведующему отделением

КТ и МРТ А.Б. Лукьянченко

от врача - рентгенолога

 

Вновь перед снимком я одна

В нем ничего не понимаю.

Рассудок мой изнемогает,

Я что-то написать должна.

Я протокол пишу, чего же боле?

Что в заключении смогу сказать?

Теперь я знаю в вашей воле

Все объяснить иль отказать.

Хочу понять, где опухоль возникла,

Как в полость черепа проникла,

Какой сосуд ее питает

И нерв какой сопровождает.

Хочу понять, чем череп вспучен

И почему больного <глючит>.

Увы, классический рентген

Здесь не поможет мне совсем.

Но Вы - великий, всемогущий,

Опять напишите отказ,

Что не видна целесообразность

И что внести не смогут ясность

Ни МРТ и ни КТ…

страдаю, плачу и т. д…

 

*** *** ***

 

Поэма о яйцеклетке

 

К двадцатилетию однокурсника

Сергея Рогаткина

 

Фолликулом первичным я

Была из года в год.

С подругами - одна семья,

И никаких забот.

Но вот гипофиз дал сигнал,

Настал желанный срок.

Я превращаться начала

В граафов пузырек.

И вот он лопнул, а потом,

На фимбрии попав,

Направилась я в долгий путь,

Той ночи не доспав.

Труба Фаллопия - она

Темна и так шершава,

Но, несмотря на страх и мрак,

Свой путь я продолжала.

И ночь, и день иду вперед

Я к uterus навстречу.

Неужто счастье не придет,

Я никого не встречу.

Редукционные тельца

Покинули давно,

И я иду совсем одна,

Где сыро и темно.

Но встреча все ж произошла,

И счастью нет предела,

И свой красивый длинный хвост

Отбросил он несмело.

Соединили ядра мы,

Как все свои заботы,

И называться стали мы

Уже одной зиготой.

И завертелась карусель,

Вот делимся мы быстро

И называемся теперь

Уже мы бластоциста.

Короче, было все о`кей,

Всяк сделал, что сумел,

И двадцать лет живет Сергей -

Красив, умен и смел

 

Пусть из каждой яйцеклетки

Вырастут такие детки.

 

*** *** ***

 

Отделению реанимации

 

Анестезии мне не надо,

Хочу все чувствовать сполна,

Ведь после боли водопада

Нахлынет радости волна.

 

Реанимации не нужно,

Когда приходит к нам любовь,

Мы возрождаемся из пепла,

Для жизни воскресая вновь.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вчера на дежурстве, привезли больного 1градскую, возле приемного отделения перекусывали, услышал, что кто-то пищит, сходил посмотрел - котофей в водосточной яме, стал вытаскивать, думал будет сопротивляться - надо будет в куртку укутывать, держать и т.д, а протянул руку - сам залез на плечо, потом на шею перебрался и сидел спокойно, пока я вылезал из ямы, а затем свежеспасенный кот благодрно терся об меня :) вот один случай за сутки, когда действительно требовалась неотложная медицинская помощь :)

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Redhawk, так здорово *03,Вы просто молодец,ГЕРОЙ. ей богу *129*17*45

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Redhawk, так здорово *03,Вы просто молодец,ГЕРОЙ. ей богу *129*17*45

Ну даже что не знаю сказать право :) надо наверное сделать лицо Клинт Иствуда и сказать - просто оказался в нужное время в нужном месте :)*17*05*33

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Порнодельфинчик или операция века .

 

Пациентки - порнозвезды у нас в Королевском Девонширском Госпитале редкость. То ли они не болеют ни фига, то ли лечиться ходят в специальные клиники для звезд - остается загадкой. Тем не менее одна из порнозвезд таки заболела и попала нам в Accident + Emergency с болями в правом боку. Сначала конечно, было непонятно, что она - порнозвезда.

 

Просто девушка, очень стройная и красивая с ангельским лицом и длинными ногами. А боли в правом боку это чаще всего либо аппендицит, либо тазовая инфекция либо киста яичника.

 

Вызывают. Прихожу девушку смотреть, привет говорю ... то да се ... давайте животик пощупаем...

 

Смотрю в низу живота татуировка - дельфинчик. Хвост у него совсем близко к клитору а морда (веселая такая, живая) смотрит вверх и находится как раз чуть чуть выше линии бикини. Красивая у вас татуировка, говорю. Девушка не реагирует, девушке больно. Даю морфий. Девушке лучше. Девушка улыбается.

 

 

Ну, красота-красотой, а на работе надо заниматься делом а не созерцанием дельфинчегов.

 

Посмотрел анализ крови, мочи и все такое ... диагноз получился следующий: Аппендицит под вопросом, тазовый перитонит под вопросом, осложненная киста яичника под вопросом. Позвал хирургов - хирурги пришли говорят - «наше». Скорее всего - аппендицит, берем на лапароскопию, но и ты, говорят, будь на стреме, на случай если это твое, гинекологическое. Я говорю - хорошо, буду на стреме. Хирурги уходят, я дописывая историю, сижу рядом с девушкой, как тут она мне и выдает:

 

- Если вы во время операции мне дельфинчика своим скальпелем повредите - я просыпаться не желаю! Я - модель и он мне нужен для работы.

- Я говорю, хорошо ... постараемся. А можно поинтересоваться в каких журналах снимаетесь?

- А во всяких ... тех которые в магазинах на верхней полке стоят.

- Это каких это? (я откуда знаю какие там журналы!?)

- Ну порно... Слышали про такие?

- Аааа... Понятно... (Ухтынах!)

- Так вот, дельфинчика не трогайте! Я повторяю - дельфинчика не трогать ни при каких обстоятельствах!

 

Слово пациентки - закон! Пишу крупными буквами в истории болезни:

ДЕЛЬФИНЧИКА НЕ РЕЗАТЬ НИ ПОД КАКИМ ВИДОМ !!!

 

Дописываю историю, ухожу к себе в родильное отделение. Кого-то привезли с с осложненными родами, чего-то надо рожать срочно было ... вобщем работы навалом. Тетенька с дельфинчиком отошла на второй план, так как хирурги взяли ее к себе и обещали позвать если что, прямо на операцию.

 

Не прошло и двух часов - вызывают в операционную. На лапароскопии аппендицит не подтвердился, а наоборот - присутствует перекрученная киста яичника. А это показание к чревосечению - открытой операции.

 

Захожу в операционную - и сердце мое падает куда-то в район желудка... Хирургический реджистрар стоит со скальпелем и собирается делать разрез как раз там где у дельфинчега шея.

 

Я кричу «СТОП!» Но по телу порно-дельфинчега уже красной струйкой потекла кровь от разреза...

Я говорю хирургу, ласково так, «Ты историю болезни читаль, Олень? » Оказалось не читаль... и так все зналь... Ну все ... пипец...

 

Продолжаем операцию. Я удаляю яичник. Зашиваем послойно. Кожа. Надо как-то пришивать гребаному дельфинчику башку, блин. Зовем пластического хирурга. Просим пришить дельфинчику голову.

 

Приходит пластический хирург. С интересом смотрит на нас с хирургическим реджистраром. Вздыхает ... но соглашается! Достает все такое микроскопическое ... ниточки-иголочки ... Зашивает кожу так, что 4 см разреза вообще не видно. Бормочет что-то про идиотов...

 

Поздно вечером прихожу в палату. Девушка не спит. Обьясняю все про яичник, дескать киста перекрутилась, яичник некротизировался - нужно было удалять... Второй яичник - в порядке. Кивает понимающе. Благодарит.

 

Знаете еще вот что ... голос у меня предательски дрожит. Так получилось, что вашему дельфинчику нечаянно, по трагическому стечению обстятельств и моему недосмотру ... отрезали голову! (О Ужас! Прощай лицензия!) Мы вызвали лучшего пластического хирурга который пришил голову обратно - так, что вообще незаметно! Конечно маленький рубец конечно будет, но очень очень незаметный! Я очень сожалею о том что произошло и пойму, если вы решите обратиться в суд. Выдыхаю.

 

А девушка - модель хитро посмотрела на меня и говорит: Tell you what ... I don't give a ###### about the bloody dolphin. Thanks god, you haven't stitched up my funny. I need it for work. (Вот что я вам скажу... мне вообще насрать на гребанного дельфина. Хорошо что вы мне п... не зашили. Она мне для работы нужна)...

отсюда : http://dix-medvedoux.livejournal.com/70119.html

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Извините , если уже было .

 

 

 

"Скорый фельдшер"

 

 

Бродит по-свету довольный

Скорый фельдшер дядя Коля

Каждый третий алкоголик

Знает Колю хорошо,

Потому что дядя Коля

Бьет баллоном очень больно

Дядя Коля в этой роли

Cам себя давно нашел....

 

Звучит любимая песня из открытых настежь дверей машины с красным крестом, несется по всему кварталу, забирается в открытые окна, форточки, достает своей наивной простотой. Ведь как представишь этакого стодвадцатикилограммового бородача - дядю Колю с кислородным баллоном от СП-эшного КИСа (кислородно-ингаляционная станция) кэгэ на три - на пять в одной руке, и нежно подхватившего ту же станцию и электрокардиограф «Малыш», с железным чемоданчиком в другой ... с трогательной улыбкой на лице и материальной заинтересованностью во взгляде. Тогда вроде все становится на свои места, откуда все и произрастало, и вроде уже неслышно пьяного крика: "Замочу паскуды..." , куда-то подевался звон бьющейся посуды ( медной миски об железную кружку, а то подумаете еще ... ту-то давно уж разбили). Соседи по коммуналке с интересом зашоркали тапками ( ...Ну правильно впервые за неделю тишина как перед боем):"Ах... неужто помер, царство-ему-небесное"- и тут же крест на пузе, как дирижер на четыре четверти в темпе "Аданте", - "Радость то какая. Неужто дотянули..."

 

И тут из комнаты "выздоравливающего " сначала слышатся сдавленные стоны и глухие удары (видимо, то душа бьется о бренное тело, пытаясь покинуть оное), треск электричества, пахнет жареным или паленым, а потом появляется фельдшер скорой помощи Николай Арнольдович Кадатский, в простонародии Дядя Коля или папаша Кадацкий. Мне кажется, с него Розенбаум лепил куплет своей песни. Ну правильно, куда художнику макать свои кисти, как не в пал-литру, а пал-литра... она... она мудрость народная, можно сказать, Быль. Или - Небыль. Растечется по трем стаканам и не поймешь: "Быль или небыль, пиль или не пиль, ниче не помнишь, особенно на следующее утро".

 

Так вот явление спасителя народного, я имею ввиду папашу Кадацкого, вызвало неописуемый восторг у обитателей затхлой коммуналки . Вот он - герой нашего времени, местный Илья Муромец и Алешка Попович вместе взятые (по массе, конечно по чему же еще?.. не по количеству же выпитого, тут тем двоим дохло...), да еще и в халате... , в белом..., ну или изначально предполагавшемуся как белый, ну так он был раньше задуман, этак два-три года назад. Так при выдаче в хозжурнале и было записано: Халат белый медицинский, женский, размер 64 - одна шт. (почему одна?... так он же женский). Дядя Коля появился, держа в одной руке кислородный баллон, а другой, вытирая пот со лба, он держал оторванный бинтик, который видимо исполнял роль салфетки. Руки его были в крови , и на лице тоже... была... несмываемая... дурацкая виноватая улыбка, что совсем не вязалось с его бородатой физиономией и грозным видом. "Ну все - все, давайте быстренько, где тут руки помыть можно?"

 

"Так руки то надо было мыть до того, а не апосля" - пронеслось в головах всех присутствующих (тоже мне санитарные врачи - дезинфектологи с "замечательной"профессией). А у самих на роже лица один вопрос "Что все?" и масса ответов: "Все- это действительно все ", "Все-это еще не все, а только начало, будет продолжение... и кому достанется его комната?.. ну, конечно же, нам, мы уже 15 лет стоим на расширении (удивительно, как можно стоять на этом расширении, вопреки всем законам физики, так долго и не упасть).

 

Тем временем Папашка Кадацкий окончил омовение своих шерстяных верхних конечностей, содрал сушившийся на веревке пододеяльник, неосмотрительно оставленный кем-то, смачно высморкался в него и повесил обратно, как бы сушиться.

 

"Ну что господа соседи делать будем" - с мрачным ехидством произнес он. И это был не вопрос, это было утверждение. По видимому, дядя Коля для себя уже все давно решил и сейчас просто высказывался вслух. Все сразу почему то подумали, что Коля будет повествовать о сложных буднях Российского врача скорой помощи, о нехватке одноразовых расходных материалов, шприцев, презервативов, капельниц (Капельница - подруга жены и коллега ее мужа по работе в одном флаконе - прим.авт.), о непосильной борьбе за жизнь их безвременно ушедшего соседа... ну и о том, о чем всегда говорят в таких случаях.

"Будет жить!"- твердо заверил он, не оставляя на капли надежды на другой, более рациональный исход, и круша все планы по улучшению жилищных условий. А там опять крики, драки, звон, трам та-ра-рам, ходят бабы по утрам... Уж лучше бы...

 

"А может быть лучше ВСЕ...?"- спросил кто то из присутствующих, как бы изъявляя волю народную.

 

"Может еще можно что то сделать?"- с мольбой в голосе произнес некто, так , как будто бы просил воскресить умершего и похороненного месяц назад.

 

"Да, да"- зашушукали все остальные - "Надо что то сделать... Не оставлять же все так, тем более есть хороший повод - даже "Скорая" приехала".

 

"Можно" - задумчиво произнес фельдшер, не доставая изо рта потушенную папиросу.

 

"Что, что можно?"- заголосили все, тут же в памяти сами собой всплыли ассоциации о врачах-убийцах из телепередачи с непонятным словом «эфтаназия» ( Причем тут это - подумал я, прим.авт.).

 

"Скажите, дохогой доктох"- медленно прокартавила Сара Абхамовна - "Вы сможете вехнуть его туда, откуда он к нам пхишел?". И она ткнула пальцем в небо. Но промахнулась.

 

"Нет", - сказал фельдшер Коля - "Он будет жить, но не будет больше пить".

 

"А что, это - альтернатива" - промямлил интеллегент в очках и со здоровым "бланшем" под глазом, по видимому, недавно отстаивающий свой научный "безбланшевый" взгляд перед лежавшим в соседней комнате оппонентом. "А как?..."

 

"Я его закодирую, только это Вам будет стоить... Мммм... стоить..." - он оглядел присутствующих, в уме прикинул, что полтинника с комнаты будет вполне достаточно, умножил на количество комнат, - "Триста рублей".

 

Все выдохнули: "Триста рублей, ну сказал!"... и побежали за деньгами. А в комнате опять послышались стоны, глухие удары, треск электричества (это папаша Кадацкий на дефибрилляторе ЭКГ пытался снимать), опять запахло паленым, и послышалась монотонная речь в стиле Кашпировского: "Ты больше пить не будешь, а если будешь, то снова буду приходить я и снимать тебе КОДиограмму вот этим вот прибором «ЗАКОДИографом,"- после чего слышался треск снимаемой «кодиограммы».

 

Сеанс длился всего каких-то 10 минут, после чего Папаша Кадацкий вышел, молча взял деньги, написал свой рабочий телефон «03» (это что б не забыли!).

 

"Если не поможет придется еще пару сеансов провести, но я думаю этого достаточно" - назидательно уже на площадке сказал он и, немножко подумав, для убедительности добавил, - "Квантум сатис" - чем вызвал восторг и умиление у зрителей маленькой коммуналки .

 

"Профессор" - многозначительно произнес бывший спортсмен в трико на подтяжках с отвислыми коленками, - "Надо как нибудь к нему сходить может тоже закодирует..."

 

(Часть вторая).

 

"Что-то в последнее время не везет: ну не прет, не едет, все тянется и тянется это время, будь оно неладно, как пережеванная жвачка многоразового использования. Кто-то из умных говорил, будто время не растягивается в пространстве, и не зависит от физических величин. Ха, дудки. От температуры оно, знаете, как зависит? От жары..." - размышлял скоропомощной фельдшер Николай Арнольдович Кадатский, он же - Дядя Коля, он же папаша Кадацкий, сидя в машине Скорой помощи, которую прозвали "Антилопа - Гну". То ли за цвет - болотно-зеленый, как у Козлевича в Золотом Теленке, то ли за любовь к Петрову, которого вроде звали Ильф. А, может, за АНТИЛОПАющиеся изоГНУтые автомобильные покрышки с секретным каучуковым составом внутри, который был залит пять лет назад в два правых колеса, в качестве 10-летнего эксперимента, и теперь, когда слева уже несколько раз поменялась автомобильная подошва, правая была в состоянии продолжать движение. Правда резина уже вся давно стерлась, и через большие дыры в покрышке вылезал «секретный материал», который по мнению экспертов был призван совершить переворот в машиностроении, а совершал переворот только машин.

 

"Сидишь тут, "блин горелый", в этом пережареном на солнце "буханкобатоне" с надписью на борту "03", доходишь до состояния - "нестояния", а он тащится вслед за временем, как будто его кто сзади за штаны к забору привязал. Смотришь на часы каждые 5 минут, а на часах все одно и тоже - то без двадцати час, то без девятнадцати. А говорят еще время не тянется. Скоро ли там обед?" - сквозь дрему спорил сам с собой Коля, любитель пламенных дискуссий, который даже в споре с самим собой имел всегда, как минимум, два альтернативных мнения.

 

В это время весь Радиоэфир был загружен многоголосой, как старая гармоника, вялотекущей перебранкой диспетчеров с бригадами на линии. Как и все эфиры, он ничего, кроме наркозного сна, не вызывал.

 

-Центр вызывает семнадцатого... Диагноз: ожирение 15 степени... Нужна срочная помощь.

-Центр вызывает третьего... Диагноз: Острый хондроз,отупение...? Тьфу ты, Диагноз: Остеохондроз, обоСРЕНИЕ . Ну что я, что я? Тут так написано. Совсем отупели,- неслось из переговорного устройства - Передала Марганцова в одинадцать сорок.

 

"О, обед уже скоро, еще пара вызовов" - мысленно про себя отметил Папаша Кадацкий и опять впал в полукоматозное состояние.

 

-Ребята, подскажите, куда везти девочку с инородным телом во влагалище? - сквозь гул пчелиноосиного роя, раздался жалобный голос интерна первогодки.

И вдруг весь этот гам неожиданно смолк, повисла ужасающая, давящая на расплавленные мозги тишь. Только динамик пищит, как комар перед посадкой. И тут... прорвало:

 

-Что за тело такое?

-А сколько "уженедевочке" лет?

-Слышь , ты там кончай, небось сам чего засунул, давай высовывай обратно!

-А ты этому, инородному, скажи на его родном, типа :"Плиз, поднимитесь, пожалуйста"!..

 

-Ну что вы, прямо, в самом деле. Я же серьезно спрашиваю. Девочка..., ну в смысле... ну, короче, особь женского пола, 5 лет, засунула туда одну штуку...

 

-Какую? НЕ ТОМИ - и опять вакуум, все хотят быть в курсе.

А в ответ робкое: "Кубик..."

 

-РУБИКА, - заорал как всегда остроумный фельдшер "дядя Коля" в микрофон и вся станция захлебнулась от хохота. Но он невозмутимо продолжал поучать новичка: " А ты ей по спине постучи он сам и вывалится".

 

-Центр вызывает седьмого, Набережная 45-2-3, код Ж3, 56 лет. Астматический приступ, передала диспетчер Моськина...

 

И тишина... Только девки в белом с косами стоят, склонились низко-низко и хохочут, будто хочут. Тьфу, бред какой-то. Да не-е, померещилось. Чего только в жару не бывает. Фельдшер "Скорой помощи" Николай Арнольдович Кадатский, долго тряс головой, не веря в происходящее, но, потихоньку приходя в себя, стал более реально смотреть на вещи, творящиеся вокруг.

 

А вокруг творилсь нечто невообразимо странное. Две полуголые девицы, уселись на него сверху, будто и вправду "чо хотели" ...Одна из них прыгала на нем ,совершая регулярнопоступательные движения вверх-вниз и тыкала его в живот своими ручонками, доставая до самой печенки.

Другая, ну совсем обнаглевшая, лезла с ним целоваться прямо в засос. Но так как делала она это очень неумело и все время пыталась дыхнуть ему в рот, то Колю это никак не возбуждало, а даже начинало раздражать.

 

Потихоньку он стал осознавать, что это не смерть с косами, а студентки с косичками. Ну да, практикантки с его родного пятого курса, лечебного факультета, который он уже шесть лет успешно заканчивал очередным академом, по причине природного таланта и нескончаемой лени. Точно они, "Обелюдки Страшнова и Кошмарова" в девичестве (то бишь до знакомства с папашей Кадацким), когда им и были поменяны фамилии. На самом деле две Людмилы Трошкова и Комарова, проходили летнюю практику на "Скорой помощи", ну и попросились к своему однокурснику, который учился еще с нонешним деканом факультета в одной группе.

 

И на кой ему сдалось обучить этих двух будущих физиотерапевтов , как давать наркоз с оказанием реанимационных мероприятий. Как из ужасного фильма всплыли отрывки: "Достаем маску, надеваем на пациента ,открываем краник с баллоном "Закусь Азота" и..."

Дальше провал. "Теперь все ясно: это они меня реанимируют," - догадался фельдшер Коля, - "Так чего же она меня в живот-то тычет ?"

 

-Эй, Людка, ты так у меня всю желчь выдавишь, сердце немножко повыше будет», - отмахиваясь от второго ассистента, простонал он.

 

-А ты, Кошмарова - обращаясь к Людке-два - Кто ж так искусственное дыхание делает?У меня же полный живот воздуха, я щас как лопну, обрызгаю всех и улечу как воздушный шарик.

 

-Как здорово, что мы еще до дефибрилляции не дошли, ну здесь я реанимируемым ни за что не буду, хотя если они мне пообещаю повторить то, что было... - и папашка Кадацкий мечтательно закрыл глаза.

 

-Ну, мы будем ехать на вызов или нет, а то жрать охота - прорычал водитель и злобно вдавил педаль акселератора. Понеслась работа , полетели деньги.

 

-Так, сестры, слушай сюда! До обеда пятнадцать минут. У нас вызов Ж-3. Понятно, гормонозависимая бронхиальная астма, длительный приступ некупирующийся обычными препаратами. На это дают час. Потом час обеда, туда-сюда еще минут двадцать. Короче у нас свободных три часа времени, минус затраты на вызов. Я эту кикимору знаю, быстренько приезжаем, я там пока карту заполняю, давлеметром балуюсь, лоб трогаю да дыхание через футболку слухаю. Есть у меня про запас методика одна то ли Бутенько, то ли Бутелька, а не факт. Вы, времени не тратя даром , берите чего там вам в институте учили, все в шприц. И... побольше и... по вене, да не торопитесь , а то еще успеете ненароком. А потом купаться. Да, если что, на крайняк, есть у меня на примете методика одна центровая, как раз для тех , кому уже ничего не поможет . Называется она " дыхание по Бутеньке " или" дыхалка по Бутельке ", у меня по ней даже где-то корочки завалялись. Так вот, для ускорения процесса могу научить ... - блеснул очередными знаниями пред однокурсницами авторитет - "папашка Кадацкий".

 

В действительности Коля имел ввиду, созданную полвека назад, методику "дыхания по Бутейко", которая только входила в моду. Но так как сам основоположник Константин Павлович не мог присутствовать, по причине занятости, то его многочисленные дети, вслед за правнуками Шмидта, разъезжали по провинциальным городишкам, неся в серую медицинскую среду "все исцеляющую, панацейнейшую", можно сказать, методику. И стоило по тем деньгам это всего ничего, зато народ ломился на это действо, как в кинотеатр на премьеру эросфильма, и все потому , что в конце 2-х недельного курса выдавали серитификат об окончании, приравниваемый чуть ли не ко второму высшему образованию . Идея методики вкратце была такова: "если уменьшить количество дыхательных движений в единицу времени за счет волевой задержки дыхания , то в крови будет накапливаться углекислый газ , который , по мнению авторов, будет являться сигнализатором для центральной нервной системы, которая в свою очередь, должна расслабить гладкую мускулатуру бронхов, сосудов ..."

 

Понятно, что применение данной методики на практике более сложное, но, так как наш "гениальный фельдшер" всегда все схватывал на лету, а потому посетил занятия в первый день, когда его туда записали (опять же по "блату-нахаляву") и в последний день, когда выдавали сертификат об окончании курсов и организовывали грандиозную попойку, а от этого "родной отец факультета" никогда не отказывался, то поэтому представление о методике "дыхания по Бутейко" он имел весьма смутные. Но так как дух исследователя и экспериментатора жил в Кадацком всегда, то он и старался "воплотить теорию в плоть"(извините за неприличный каламбур).

 

Квартирка, куда приехали наши знакомые, ни чем не отличалась, от таких же замшелых однокомнатных гостинок старого образца.

Платяной шкаф с оторванной дверцей, засаленный диван непонятного цвета, с торчавшими кое-где пружинами, пара стульев того же колора. Посередине комнаты стоял круглый стол, который прогибался от изобилия: лекарства, суточные щи ,пепельница с окурками, и множество пустых бутылок, оставленных как память от дорогих гостей с Нового года. На стуле сидела бабка неопределенного возраста и свистела всеми фибрами своих легких, ставших тяжелыми от длительного стажа курильщика. Ее одутловатое лицо говорило: "Еще пять минут и я бы сдохла ..."

 

-Как дела, бабуля ? - весело спросил фельдшер скорой помощи (он здесь был за старшего), - Что случилось? Чем болеем? ... - выстреливал вопросами Кадацкий быстрее , чем автомат Калашникова.

 

-Поносом!", - саркастически огрызнулась старушка.

 

-Так, понятно, глюки на фоне гиперацидоза, выраженного бронхоспазма, затянувшейся астмы, осложненного старческой деменцией алкогольного генеза. Будем лечить!

 

С этими словами он содрал посиневшую бабулю со стула , кинул её на скрипучий диван и уселся на неё сверху, накрыв своей огромной ладонью её испуганную физиономию. Со стороны это выглядело неправдоподобно: огромный бородатый мужик в белом халате сидел на беспомощно брыкающейся больной, зажав ей рот, и что-то деловито считал, нарочито растягивая паузы "... cем-над-цать, восем-над-цать, девят-над-цать... Ух , ты, её лечат, а она кусается!.. двад-цать ..." После чего отрывал руки от лица страждущей, возносил их к небу, как-будто произносил молитву всевышнему, прося у него прощение за содеянное, и так же педантично возвращался к исцелению. За это время бабулька успевала два - три раза быстренько вздохнуть и ... все повторялось сначала.

 

"Обелюдки ", обладевшие от вновь увиденного , научнообоснованного "ручного безлекарственного пособия по Кадацкому ", все больше и больше чувствовали себя причастными к большой науке. Вот так, в обыденной врачебной практике, на банальных случаях, выпестовываются будущие светила нашей медицины, рождаются новые, порой еще неизученные методики лечения, которые принесут, впоследствии, исцеление миллионам людей, оставят неизгладимый след в душах последующих поколений...

 

-Да пошли вы все на... - вдруг закричала немощная до этого старушка и рванулась так, что стодвадцатикилограммовый "папаша Кадацкий", будущий корифей всех врачей - реаниматоров, прилип к потивоположной стене.

 

-Ожила! Быстро... - изумленно крякнул "без пяти Амосов", сползавший по стенке, как плавленный сырок.

 

-Я тебе покажу быстро, душегуб проклятый , сотрап ощипанный , Чекотило драный ! - затораторила старушка, приправляя свою речь пикантными словечками, которые не задерживались у неё в груди , как раньше, из-за нехватки воздушного потока, а неслись бурным потоком, сметая все на своем пути.

 

Даже "видавший виды скорый фельдшер дядя Коля", наскоро схватив чемодан и обеих Людок, быстро ретировался . А во след ему ещё долго неслись "слова благодарности" "чудом исцеленной" и оставшейся после этого жить .

 

(Часть третья).

 

Стояло тихое, по-осеннему морозное утро. Солнце уже давно подкатилось к линии горизонта и теперь, застыв, одиноко взирало на озябших людей с голубого небосвода. Но теплее от этого не становилось ни на один фаренгейт. Наоборот, оно вносило некий диссонанс в теплые воспоминания об ушедшем лете, с яркими красками цветочных клумб и вечно теплым пивом.

 

По серой аллее, приготовленной к зимовке, изредка раскрашенной красно-желтыми мазками пейзажистом по имени Осень, медленно двигался наш старый знакомый фельдшер скорой помощи Николай Арнольдович Кадатский, в простонародии - Дядя Коля (он же- папаша Кадацкий).

 

Смутное время перехода на страховую медицину, когда из-за отсутствия лекарственных средств, в больницах и аптеках, приходилось лечить народ массово, по телевизору. А зарплату наливали сэкономленным бензином от общего количества обслуженных вызовов.

 

Позади бессонная ночь. Обычное дежурство. Двадцать вызовов за двенадцать часов, и это еще не предел. Из них двое родов на дому, одни в машине. А после разъяснительной работы о влиянии внутрибольничной инфекции на постпубертатное развитие ребенка - результат три литра экономии. Несколько инфарктов, выявленных с помощью банального фонендоскопа. Спрашивается, зачем Эйтховен изобретал свой электрокардиограф? Микроинсульт, да и то сомнительно - инсульт ли. Жена застукала мужа с любовницей, схватила сковородку и брямкнула того, кто ближе. Ближе оказалась соседка...не вовремя за солью пришла. Когда приехала скорая, конфликт уже был улажен, все трое мирно беседовали под водочку. А в больничку увезли мужа соседки с перекошенным лицом. Все сначала думали, что от злости. Но "дифференциальный диагноз по Кадацкому - четыре куба релашки по вене, струйно" выявил более стойкую неврологическую симптоматику. Например, неустойчивость в усложенной позе Ромберга, сглаженность носогубной складки слева, после выяснения отношений с применением рукоприкладства.

 

Как всегда несколько "острых животов". А что такого? Очень даже "скоропомощной" диагноз - "острый живот". Все объясняет, под все подходит, а главное нет расхождения со стационаром. Там всегда недовольные, изредка трезвые хирурги долго вчитываются в латынеподобные каракули, идущие после слова диагноз. А после задают один и тот же вопрос: "ЧЁ ето, острый живот чо ли? Ну, у тебя и почерк". И с таким же недовольным видом идут подтверждать диагноз. В такие минуты всегда хочется узнать, от чего же такого важного ты его оторвал?

 

"Еще и к почерку придрался, гад. А ты бы попробовал уместить жалобы, анамнез, объективные данные по всем патологичным органам (кроме правого глаза) в карточке "Вызов врача СП" размером 10х12см, да еще во время движения транспорта. Сами-то посмотрите, что пишете", - бурчал себе под нос фельдшер Коля.

 

Вот и ночью сегодня, привез больную, а дежурил кореец Ля Пак (до сих пор так и не понял, где имя, где фамилия). Тот произвел ее тщательнейший, сорокапятисекундный, военнополевой осмотр, заключавшийся в подробнейшем сборе анамнеза: "Где болит?".

 

- Здесь болит?

- А-а-а-а, - кричала больная.

- А тут болит? - не сдавался упорный кореец.

- Да-а-а - повторяла она.

-А тут болит? - не сдавался упорный кореец Пак Ля.

-Угу - ревела от боли терпеливая бабулька.

 

Появилось наше "южносеверокорейское светило" с уже заполненной историей болезни и протянуло ее папаше Кадацкому. То, что увидел видавший виды скоропомощной фельдшер, превзошло все его ожидания. Научный труд земляка "КиньЧем-нибудь в Ныра" уместился в пяти строках, по-видимому претендуя на гениальность, признаком коего являлась краткость.

 

Из всего начертанного он смог разобрать только первую строчку из трех букв русского алфавита: "Ж: Б. в ж."

 

"Так это ребус кандидатского минимума" - догадался Кадатский. "Первая Ж - это, наверное, жалобы... Б - бэ... бэ... Боткин, бутылка, бабочка... Ага! Ночная, б... нет, он не будет так называть этого "одуванчика". Ни один из внутренних органов на "б" ни начинался. Может, это больная или боль. Точно! Ж: Б - Жалобы: боль в ж... В какой такой "ж"? Ага! То-то она сидеть в машине не могла" - настигла Кадацкого ретроградная мысль, парализуя его сознание, - "Может, там геморрой? Надо дальше дочитать..." А дальше шла смесь корейского с латынью, что-то среднее между кардиографической и энцефалографической кривой, с той лишь разницей, что те идут непрерывно, а азиатская рукопись прерывалась малоразборчивыми вензелями, по-видимому обозначавшими союзы, и, по мнению автора, служившие для связки неких слов, сплетавших витиеватую восточную мысль с европейской медициной.

 

Когда-то на кафедре пропедевтики внутренних болезней, мудрый профессор учил будущих врачей заполнению истории болезни и неизменно повторял: "Помните, все, что вы пишите в истории болезни - для прокурора".

 

Не ведал тогда старенький профессор, что его мысль будет истолкована в извращенном смысле.

"Послушайте, ПакЛя" - обратился Коля к целителю азиатской внешности, но среднерусской фамилией, - "Вы бы не могли мне перевести сей документ?". И дядя Коля протянул ему запись, которая смогла бы заставить повеситься любого криптографолога.

 

Тот взял бумагу, долго всматривался в написанное, силясь уловить смысл, для убедительности даже очки нацепил на переносицу. Потом повертел ее, аж на 180° по оси, надеясь на то, что перепутал, когда писал. Не помогло. И на свет ее проверил, как стодолларовую купюру в надежде обнаружить подсказку или Ленина в кепке. Опять облом.

 

"Ну сего ви ко мене присьтали, не помню я се писаль, зенсину осьтавим, понаблюдяем, полесим, зявтра отьпусим дёмой"

.

"А диагноз то, какой-нибудь поставьте для статистики" - сказал фельдшер "СП" и протянул свою недавно охаянную за неразборчивый почерк карточку - "Вызов врача СП".

 

После получения карты с опровергнутым диагнозом, его изумлению не было предела: под его труднопонятными иероглифами, гласившими Диагноз врача СП: Острый живот, шла ровная каллиграфическая кириллица - Диагноз врача стационара: Хр. Живот, обострение. И подпись: Ли Пак.

 

А.Минихузин

( с )пёрто

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Всем здрасте! Вот что у меня есть.

 

Она шла по городу

Несмотря на прохожих кругом

Низко опустив голову

Она шла своим путем.

 

Она просто шла по улице

Не задумываясь куда идти.

Ветер трепал ее волосы

От себя самой не уйти.

 

И зачем она вышла из дому

В этот холодный и серый день.

Только помнила, как тихонько

За ней скрипнула дверь.

 

У нее не все в жизни гладко

Но не сможет она пропасть.

Хотя город огромный, изменчивый,

Широко раскрыл свою пасть.

 

Надо жить, надо двигаться дальше,

Изменняя порывам души,

И все ждать, когда ж в серой дымке

Вдруг проступят рассвета лучи.

 

В этом мире она единственная,

И таких не будет уже.

Господи, только б выстоять,

Сохранив надежду в душе.

 

И она пошла по улице,

Возвращаясь в свой родной дом,

Завтра снова заботы, тревоги,

И весь внутренний мир кувырком.

 

Ведь она себе такой путь выбрала,

Помогая людям вокруг,

И не надеясь ни капельки

На спасательный круг.

 

"Зачем забивать голову

Проблемами чужих людей?

Неужели у тебя не будет

Личной жизни, своей?"

 

"Будет еще, не волнуйся",-

Говорит про себя в ответ.

"Не может бьыть такого,

что для меня никого нет".

 

И тихонько шагая к дому,

Под горою чужих неудач,

Повторяет себе упорно:

"Соберись, успокойся, ты врач!"

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Песня о "Скорой помощи"

Сотрудник "Скорой", в борьбе с недугом сгубил

ты нервы, но в мыслях тех, кто в живых

остался, всегда ты будешь ночным кошмаром,

живым примером исчадья ада...

 

Под суровым низким небом ветер вьюгу погоняет. По заснеженным дорогам с шумом носится УАЗик, привидению подобный. То крылом в сугроб врезаясь, то подпрыгнувши на кочке, он рычит, - водитель знает, что сцепление накрылось. В ненатопленом салоне, громко щелкая зубами, в шубу кутается фельдшер, - потому что скоро Святки, а у нас ведь не Гавайи,чтобы с зимним ветром спорить.

Люди стонут, ожидая. Стонут, мечутся в окошке и уже убить готовы тех, кто вскоре к ним приедет.

И родные тоже стонут. Им, здоровым, недоступно наслажденье битвой жизни против Скорой неотложной, хрип натужный их пугает.

Глупый дед подальше прячет дефицитное лекарство. Он косит наивным глазом в сумку под железной крышкой, ожидая там увидеть что-то, что ему поможет.

Ниже тучи, ветер воет, создавая настроенье. Лишь неутомимый доктор ходит смело и свободно сапогами по паласу, демонстрируя заботу о здоровье населенья.

Вот охватывает доктор стан больной объятьем крепким и решительно бросает на холодные носилки, разбивая в пыль и брызги пузырек валокордина.

Вот он носится как демон - черный демон медицины, - и смеется, и рыдает. В безысходности смеется, от отчаянья рыдает.

Среди хрипов, чуткий демон, - он давно апноэ слышит, но родне молчит об этом, – можно заработать в ухо.

Ветер... Снег... Кардан грохочет... Синим пламенем пылают, освещенные "мигалкой", близлежащие кварталы. Город ловит звук сирены и в своих заборах гасит.

"Скоро,скоро пересмена",-шепчут между вызовами обмороженные губы, и горячею волною искалеченную душу ввысь уноситликованье. То поет душа страдальца: "Скоро кончится дежурство!!!"

 

© Владимир Тришин

3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Я выйду в колидор, там крант текёт неделю,

Я сёдня жду гостёв в кленчАтом пинджаке,

Коклеты наварил, ложу на стол обеи

И кусные крема застыли на торте...

Ко мне придут друзья, грузинцы и армяны,

Я польты с них сыму, включу манитофон,

Под ихний разговор, куря двумя пальцАми

Душа моя звонит, как звОнит телефон!

И пусть я не учил наук в лаболаторьях

Натянута, как нерв, порватая струна,

Напрасные слова: пюре, трико, подспорье...

Родного языка последний лыцарь я....

2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Я выйду в колидор,...

*101*123

Тока правильнее было бы не на торте, а на торту. И в раболаторьях *106

 

Алаверды

 

ВЫСОКИЙ ЗВОН

 

В худой котомк поклав ржаное хлебо,

Я ухожу туда, где птичья звон,

И вижу над собою синий небо,

Косматый облак и высокий крон.

 

Я дома здесь, я здесь пришел не в гости,

Снимаю кепк, одетый набекрень,

Веселый птичк, помахивая хвостик,

Высвистывает мой стихотворень.

 

Зеленый травк ложится под ногами,

И сам к бумаге тянется рука,

И я шепчу дрожащие губами:

"Велик могучим русский языка!"

 

Александр Иванов 1980

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
...Алаверды...
*21

Мамаша спит, ей жабы снятся,

Я на иголках вся сижу,

Пойти мне, что ли, прогуляться,

Авось кого-нибудь найду.

 

А он идет, надев галоши,

И плащ надет на рукава,

И шляпа новая на вате,

Чтоб не простыла голова.

 

А не хотите вы пройтиться

Туда, где колесо вертится,

Где электричество горит,

Где чарку могут нам налить.

 

Мерси, мерси — я пить не хочу,

Я только чаю напилась,

А вы в кино меня сводите,

Коль я по вкусу вам пришлась.

 

Купив билеты за полтинник,

Меня на первый ряд ведет,

И, как принцессу иль графиню,

За руку белую берет.

 

Мы два часа там просидели,

И ничего не поняли,

На рубль семечек наели,

Ну а потом домой пошли.

 

Мамаша спит, ей жабы снятся,

Я на иголках вся сижу,

Пойти мне, что ли, прогуляться,

С моим любимым по бану.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Жизнь разделяется на сутки,

И на бокалы с кофе - ночь.

Тебе прилечь бы на минутку,

Но сон твой отгоняет прочь

Селектора железный голос,

Тебя на вызов он зовет.

Взревел мотор, сирена воет -

Ночная неизвестность ждет.

Ждут пациенты в нетерпенье,

Разбросаны по адресам.

И важно каждое мгновенье.

Светя другим - сгораешь сам...

 

15.08.15, TechnoGen aka Дмитрий

1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Сотни пожилых людей в домах престарелых каждый день ждут лишь одного: звонка, письма, сообщения или весточки от своих близких. К несчастью, их чистому сердцу часто приходится переживать горькие разочарования. В тот день, когда в одной из палат скончался этот мужчина, медсестры нашли среди его вещей то, что не могло не вызвать слез.

В одном из ящиков комода лежал листок со словами:

 

Что ты видишь, медсестра? Что ты видишь?

 

О чем ты думаешь, когда смотришь на меня?

 

Капризный старик, глуповат...

 

С непонятными укладом жизни, с отсутствующими глазами?

 

Переводящий попусту еду, когда ты кричишь "Давай, старайся!"

 

Тебе кажется, что он не замечает, что ты делаешь.

 

Вечно теряющий носки или туфли?

 

Ни на чем не настаивающий,

 

Позволяющий тебе делать с ним все, что угодно?

 

День его нечем заполнить, кроме как купанием и кормлением?

 

Это ты думаешь? Это ты видишь?

 

Открой глаза, медсестра. Ты не видишь меня.

 

Я скажу тебе, кто я, даже сидя здесь тихо,

 

Подчиняясь вашему распределению, питаясь по вашему желанию.

 

Вот я мальчик десятилетний, живущий с отцом и матерью,

 

Братьями и сестрами. Все мы любим друг друга.

 

Молодой юноша шестнадцати лет, с крыльями на ногах.

 

Мечтающий встретить любовь свой жизни на днях.

 

Жених, которому скоро двадцать и у которого выпрыгивает сердце,

 

Помнящий клятвы, которые обещал исполнить.

 

А сейчас мне двадцать пять, у меня есть свой малыш.

 

Мой ребенок, который нуждается в моем руководстве, охране и доме.

 

А вот мне и тридцать! Мой малыш быстро вырос,

 

Мы связаны друг с другом нерушимыми узами.

 

А в сорок мои сыновья выросли и покинули дом.

 

Но моя жена рядом со мной, и она не дает мне горевать.

 

И вот в пятьдесят снова малыши играют у наших ног,

 

Опять мы с детьми, моя любимая и я.

 

Темнота сгустилась надо мной - моя жена мертва.

 

Я смотрю в будущее и вздрагиваю от ужаса.

 

Теперь я живу ради детей и ради их детей.

 

И я думаю о годах…. о любви, которая у меня была.

 

Теперь я старик… и жизнь - жестокая вещь.

 

Издеваясь, она заставляет старость выглядеть смешно.

 

Тело дряхлеет и разваливается, мое величие и сила уходят.

 

Там, где однажды было сердце, теперь камень.

 

Но внутри этой дряхлой оболочки все еще живет молодой человек,

 

Снова и снова мое сердце пульсирует, стуча.

 

Я помню всю радость, я помню всю боль.

 

И я люблю и живу! В этой жизни как прежде.

 

Я думаю о годах, которых было так мало. Они пролетели так быстро.

 

И я соглашаюсь с упрямым фактом, понимая, что ничто не может продолжаться вечно.

 

Так откройте глаза ваши, люди! Откройте и посмотрите.

 

Я - не капризный старик! Посмотрите внимательней, увидьте МЕНЯ!

В следующий раз, увидев на улице пожилого человека, вспомни эти слова. Никогда не забывай, что рано или поздно ты станешь таким же, как он. Уважение, помощь и любовь - самое правильное отношение к старшим.

 

http://www.g8ozd.ru/posmertnaya-poema/

1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А это скорее классика . Классика великолепного разговорного Одесского языка . Потрясающе !!!

 

Дядя Алик приходит в мой магазин всегда после обеда. Он спрашивает, где его стул, садится и многозначительно молчит. Ему нравится, когда идет бурная торговля. Он может смотреть на этот процесс долго и с удовольствием, как пьяный романтик на костер.

 

– Как ваши дела? – интересуюсь я, пока нет клиентов.

 

– Володя, мне семьдесят пять. Какие могут быть дела, когда первая половина пенсии уходит на еду, а вторая – на её анализы? Зачем вам мои жалобы? Это не ходовой товар. Хотите услышать за чужое здоровье, идите в очередь в поликлинике и берите там все это счастье оптом. Я сегодня по другому делу.

 

– Я весь – одно большое ухо.

 

– Володя, у вас есть автомобиль?

 

– Есть.

 

– Я знаю, что есть. Но мне кажется, вам должно быть приятно, когда вас об этом спрашивают. Так вот, я имею, что предложить до кучи к вашему высокому статусу владельца «Жигулей». Я хочу практически подарить вам одну шикарную вэщь.

 

Он бережно разворачивает пакет, извлекает оттуда старые, потертые часы с блестящим браслетом.

 

– Вам ничего не надо делать. Просто выставите локоть из окна. Пусть солнце поиграет немного на богатом ремешке. Через пять минут в машине будет сидеть орава таких роскошных ципочек, что даже я, Володя, на полчасика бы овдовел. А вы знаете, как я люблю свою Ниночку. Остальные женщины будут кидаться вам под колеса и оттуда проситься замуж.

 

На лице ни тени улыбки. Он почти никогда не шутит, он так мыслит.

 

– Вы только подумайте: часы, ципочки, машина, и со всего этого поиметь удовольствий за каких-то сто никому, кроме меня, ненужных гривен.

 

– Двадцаточку насыпать можно. Да и то – из большого к вам уважения. Ваш «богатый» ремешок сильно инкрустирован царапинами, – без энтузиазма верчу я в руках ненужную мне «вэщь». Дядя Алик берет паузу и задумчиво смотрит сквозь очки в окно.

 

– Знаете что, Володя? Я дам вам один хороший совет, и вам это ничего не будет стоить. Пойдите в наше ателье, спросите там тетю Валю и попросите пришить вам большую пуговицу на лоб.

 

– Зачем?

 

– Будете пристегивать нижнюю губу. Двадцать гривен за почти швейцарские часы?! Даже не смешите мои мудебейцалы. Это часы высшего сорта! Сейчас этого сорта даже детей не делают. Эта молодежь с проводами из ушей и витаминами из Макдональдса… Её же штампуют какие-то подпольные китайцы в Бердичеве. Сплошной брак.

 

Он делает неповторимый жест рукой, означающий высшую степень негодования.

 

– Володя, у меня есть пара слов за эти часы. Я всегда был человек, душевнобольной за свою работу. У меня никогда не было много денег, но мне всегда хватало. Так научил папа. Он был простой человек и сморкался сильно вслух на концертах симфонического оркестра. Но, как заработать, а главное – как сохранить, он знал. Папа говорил, что надо дружить. Так вот, о чем это я? Да, на работе я дружил с нашим бухгалтером Колей.

 

– Это у вас национальная забава – со всеми дружить.

 

– А как по другому? Слушайте дальше сюда. Сверху у этого Коли была большая голова в очках. А снизу – немного для пописать, остальное – для посмеяться. В общем, с бабами ему не везло, страшное дело. А у меня была знакомая, Зиночка Царева, с ней я тоже дружил. Такая краля, что ни дай божэ. И я пригласил ее отметить вместе тридцатилетие нашей фабрики. Первого июня, как сейчас помню. И тут у нас объявляют конкурс на лучший маскарадный костюм. Ну, вы же знаете, я – закройщик, мастер на все руки. Сделал себе костюм крысы: ушки, хвост, голова. Чудо, а не крыса. Зиночке сообщил по секрету, что буду в этом костюме. Вы следите за моей мыслью?

 

– Обижаете.

 

– И знаете что? Вместо себя, в этот костюм я нарядил шлимазла Колю, показал на Зиночку и сказал «фас», а сам собрался поехать в санаторий. Бухгалтер в костюме крысы… Он смеялся с себя во все свои два поролоновых зуба.

 

Дядя Алик усмехается и смотрит на меня, выжидая, что я оценю всю тонкость юмора, как минимум, заливистым хохотом. Улыбаюсь из вежливости.

 

– И вот еду я на встречу с квартирантами, чтобы сдать на лето свою однокомнатную, заезжаю на заправку и что я вижу? В шикарном автомобиле «Жигули» первой модели с московскими номерами сидит обалденная цыпа и умирает с горя. Деньги у нее украли, а ехать надо. Эта профура просит меня заправить ей полный бак и двадцать рублей на дорогу, а за это предлагает рассчитаться очень интересным способом не с той стороны. Да, это сейчас молодежь кудой ест, тудой и любит. Володя, вы не в курсе, что они хотят там оплодотворить? Кариес? Я тогда об этом только слышал от одного старого развратника Бибиргама, ходившего в публичный дом до революции, как я на работу. В то время это считалось извращением, тем более за такие деньги.

 

– И вы проявили излишнее любопытство…

 

– Излишнее – это совсем не то слово. Там получился такой гевалт, что вы сейчас будете плакать и смеяться слезами. Отъезжаем мы с ней в посадочку. Она сама снимает с меня панталоны и тащит все, что в них болтается, себе в рот. Азохен вей, что она вытворяла! Этой мастерице нужно было служить на флоте – ей завязать рифовый узел, не вынимая концов из рота, как вам два пальца на чужой ноге описать. Я прибалдел, что тот гимназист. Приятно вспомнить, – он ненадолго замолкает, прикрывает глаза, по его лицу блуждает довольная улыбка.

 

– Я сейчас подумал: может, нынешняя молодежь таки все правильно делает? Так вот. Почти в финале я вижу, как мою «Волгу» вскрывают какие-то три абизяны. Представляете? Я выскочил наскипидаренным быком и без штанов побежал спасать имущество.

 

– И что? Отбили ласточку?

 

– Володя, посмотрите на мою некрещеную внешность. Вам оттуда видно, что я не Геракл? Или вы думаете, они испугались моего обреза? Бандиты немного посмеялись, и я накинулся на них, как голодный раввин мацу. Я рвал их зубами и получал за это монтировкой по голове. Володя, там остался такой шрам, такой шрам… Я никогда не брею голову – не хочу, шобы мой верхний сосед Борис Моисеевич, дай бог ему здоровья, видя как я иду через двор в магазин, кричал со своего балкона: «Смотрите, смотрите! Залупа за семачками идёт!». Он это и так кричит, но если бы я брился, Борис Моисеевич оказался не так уж неправ. А это обидно. Остался со шрамом, зато без трусов и машины. Что интересно, эта топливная проститутка таки спасла мне жизнь.

 

– Как? Разве она не была в сговоре с угонщиками?

 

– Конечно, была. Но эти три адиёта так поспешно погрузились в мою «Волгу», как барон Врангель на последний пароход до Константинополя, и на первом же повороте расцеловали телеграфный столб. Тормоза отказали. А я в больницу попал на три месяца.

 

– Хорошо, что так обошлось.

 

– Какое обошлось? Шо вы такое говорите? Квартира несданной все лето простояла! Это были страшенные убытки. Потерянное лето шестьдесят восьмого…

 

– А с Колей-то что?

 

– А что ему сделается? Он так танцевал с Зиночкой, не снимая верхней части костюма, что ровно через девять месяцев у них пошли крысята.

 

– .Забавно.

 

– Да, Володя, кто скажет вам, что в СССР секса не было, плюньте ему в лицо. А потом киньте туда камень. Все было. Тогда женщина могла забеременеть оттого, что заходила в комнату, где пять минут назад кто-то делал детей. На каждом советском головастике стоял ГОСТ и знак качества. Отцовство подстерегало меня на каждом шагу, но я не давался. А Коля поднял белый флаг с первого выстрела. Я танцевал у них на свадьбе, как скаженный. Сейчас Коля ходит весь во внуках и говорит мне спасибо.

 

– Так при чем тут часы?

 

– Ах, да. Часы… Разве я не сказал? Их и путевку в санаторий я выменял у Коли на костюм крысы.

 

– Хе-хе. Получается, вы променяли Зиночку на часы.

 

– Вы, конечно, исказили мне картину. Но даже если и так. Я сделал это по дружбе. К тому же, Зиночка была очень советская, а часы – почти швейцарские. Улавливаете две эти крупные разницы? Вы хотите сказать, это не стоит сто гривен?! За Зиночку Цареву?! Это была такая краля…

 

– Думаю, стоит, – улыбаюсь и достаю деньги.

 

– Учтите, что сегодня я не принимаю купюры, где ноль нарисован только один раз. Мне будет стыдно покласть их в карманы моих парадно-выходных брук. Я хочу достать при моей женщине цельную сотню и пойти с обеими в кафе «Мороженое».

 

– Хорошо, дядя Алик, – я нахожу самую нарядную хрустящую сотню. Он с достоинством прячет деньги в карман и уходит.

 

А недавно, раскрутив часы, я обнаружил внутри современный механизм с батарейкой и надпись на крышке «Made in China». Ну, что сказать? Мастер.

 

Автор — mobilshark & DeaD_Must_Die

1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Лирическое отступление шестое, медицинское

– Хреновые у вас дела, Коваленко – сказал тучный дядька в белом халате.

– Неужели? – изумился тот.

У Игоря полетел мениск на правой ноге. Сначала, вроде, ничего страшного, играл в футбол, подпрыгнул за верховым мячом, а когда приземлился, что-то хрустнуло в правом колене. И сразу же стало больно и как-то некомфортно.

Как каждый по-настоящему здоровый человек, он не обратил на все это особого внимания. Повалялся денек дома, проохался и все, вроде, прошло. А через неделю проснулся и на тебе: правая нога прямая как палка, болит и не сгибается. Пришлось идти сдаваться врачам.

– Разрыв мениска, – сообщил управленческий эскулап, выписывая направление в госпиталь. – Не ссы, это лечится.

– Как лечится?

– Элементарно, отрежут ногу, и будешь, как новенький.

– Что отрежут?

– Шучу, просто разрежут и зашьют. Да, не волнуйся ты, ничего страшного, через пару месяцев побежишь быстрее ветра.

– Все бы вам резать, – недовольно проворчал пострадавший. Из-за этого проклятого мелкого хрящика накрывался медным тазом долгожданный летний отпуск. Теперь вместо пляжа в Крыму придется валяться на койке в палате. Спросил с внезапно вспыхнувшей надеждой: – А само оно не пройдет?

– И не мечтай. Надевай штаны и на выход.

Первые дни в госпитале прошли, как всегда, в осмотрах и сдачах анализов. Чем хороша военная медицина, так это тем, что любого, загремевшего в ее объятия, пусть даже с самой незначительной болячкой, обязательно всесторонне проверят, осмотрят, прослушают, попросят открыть рот и внимательно заглянут вовнутрь. Чтобы, не теряя времени даром, вылечить все и сразу.

– Коваленко И. А. – записал в журнале врач, толстенный краснолицый мужик. – На что жалуетесь?

– На размер денежного содержания, – буркнул Игорь. Все эти скачки по кабинетам успели его достать до самых печенок.

– А как у вас с мотором, больной?

– В смысле, с сердцем?

– Именно.

– У меня его нет.

– Все так думают, – с профессиональным цинизмом заметил врач. – А потом выясняется, что все-таки есть. Раздевайтесь, ложитесь. – Медсестра присоединила к телу болезного какие-то датчики. Негромко зажужжал приборчик на столе, из отверстия полезла бумага. – Готово, одевайтесь.

– Зачем это, доктор? Нас же на службе каждый год проверяют.

– Как, зачем? – изумился тот. – Тебя же резать будут. А, вдруг, мотор не выдержит. Нет, нам уголовные дела без надобности.

– Спасибо, утешили, – и похромал на выход, опираясь на палочку.

На следующий день за ним пришли. На сей раз его доставили в кардиологию на каталке.

– А вы говорили... – непонятно чему обрадовался давешний врач, тучный дядька в не совсем свежем халате. – Хреновые у вас дела, Коваленко.

– То есть?

– И сердце у вас, оказывается, есть и не такое уж оно и здоровое. Здесь, – он показал на себе, – часто болит?

– Что-то не припомню.

– Давайте-ка припоминайте, шутки кончились. Где болит, как часто, как болит?

– То есть?

– Жжет, колет или еще как. Раздевайтесь, ложитесь. – Игорь, как и в прошлый раз, прилег на диван. – Сейчас вам сделают повторную кардиограмму, но я уже сейчас знаю...

«Приплыли, – молнией пронеслось в голове. – «И что теперь?» Стало грустно.

Постойте, доктор, так у меня ни разу там не болело. У меня вообще ничего не болит.

– И так бывает. Живет себе человек и думает, что все у него в порядке, а потом, когда в морге вскроют, то понять не могут, как он, вообще, столько лет прожил. Да, загнали вы сердчишко, Иван Алексеевич.

– Я не Иван Алексеевич.

– И так бывает... Подождите, вы – Коваленко И. А.?

– Верно, но только Игорь Александрович.

– Семьдесят четвертого года рождения?

– Точно.

– Капитан?

– Подполковник.

Врач достал из стопки на столе две медицинские книжки, извлек из каждой бумажные ленты и принялся их рассматривать. Потом взял ленту с новой записью сердечных дел Игоря, внимательно изучил. Покрутил головой и крякнул: – Свободны.

– Так что у меня с сердцем, доктор?

– Порядок, – вот так и случаются инфаркты на ровном месте, – можете идти.

– Разве меня не отвезут?

– Боюсь, что нет. Каталка нужна для других больных.

– Черт, я даже палку не прихватил.

– А вы, не торопясь, потихоньку.

До операции, кстати, дело не дошло. Из командировки вернулся начальник отделения травматологии, юркий коротышка с ручищами не по росту. Он разобрался с Игорем быстро и решительно.

– Все бы им резать, – заявил он, разглядывая рентгеновский снимок, – разрыв какой-то придумали.

– Что будем делать, доктор?

– Сейчас увидите. Снимайте штаны, садитесь. Будет немного больно, – и, вдруг, вцепившись железными пальцами в колено, с нечеловеческой силой его сжал.

Больно стало так, что Коваленко рванулся и попытался выпрыгнуть в форточку. Не получилось, потому что его по-прежнему держали за ногу.

– Уф-ф, ой, ну, блин.

– Вот и все, а вы боялись. Встаньте – он встал – Попытайтесь присесть, – попробовал, получилось, правда, немного.

– Это все?

– Ну да. В понедельник – на выписку. Через недельку-другую расходитесь.

– Спасибо, доктор!

– Обращайтесь.

В тот год Игорь все-таки съездил в отпуск к морю, а колено с тех пор ни разу его не потревожило.

Что касается сердца, то оно-таки его прихватило. Через год, когда погибли трое бойцов его подразделения. А, может, это была душа, ведь, есть же у человека душа, и порой она просто обязана болеть.

 

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Отлично пишите

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Да, тема "Лирика" открыта в 2007 году. С этого года значение слова "Лирика" сильно изменилось. Знал бы топикстартер на чью мельницу от льёт воду . Но на его счастье ФСКН разогнали. *127

1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дмитрий, а я ведь тоже сначала подумал, что это что то из токсикологии, но ошибочно разместили в Байках *135

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ОТМОЛИЛА!

 

Короче, бабы, я вам так скажу: жестче надо быть, жестче! Чисто конкретно. Эта тварь, воспитуха из садика, заразила-таки моего Петьку! Сначала, видите ли, показалось ей, что глисты. Ну глисты и глисты. Таблетку дала бы - и всех делов! Им же бесплатно дают, точно знаю. Так нет, раскудахталась, справку ей подавай из поликлиники. А у участковой - народу немеряно. ну я там пошумела малясь - быстро мне бумагу справили. Участковая еще морду кривила, дескать, ребенок у меня квелый. Сама квелая, курица безмозглая. Может и она...

Мы потом пошопились - все равно день пропал, а назавтра воспитуха аж слюной изошла, что у Петьки температура. Скорую вызвала, тварь! Поиграл бы в группе, все б океюшки. А так - приперлись в больничку. Там эта, сучка крашеная, в очках. Ах, у Петечки инфекция! Сама ты инфекция, тварь, лечи давай. На другой день давай мне мозги втирать про какой-то нужный ей антибиотик. Дескать, у них нет, а Петьке надо. Позарез. Я в аптеку позвонила, тляяяяяя, стоит, как хеппибездник петькин, когда мы в пивбаре погуляли. Ничоси! Я этой курице очкастой сразу так, жестко, врезала, что телефон у меня при себе,и я не дура помойная! Так что или она быстренько мне нужные лекарства организовывает, и Петька нормуль. Или заяву на увольнение катает, потому как я всех тут на уши поставлю. Ну и ласково ей так, дескать, не хочет ли она сутками деток своих и предков престарелых стеречь? А то я в гневе очень мстительная, да и пацанчики чоткие в знакомых есть. Ну так моська у нее побелела, она и мухой смылась из палаты. А я чо? Яблочко только чистила. Ножичком. Даже не пригрозила, а так...По-хорошему. Петьке, конечно, хреново. Тут на меня накатилооооооо. Жалко мне стало, себя, Петьку, а вдруг помрет? Как я тогда, из подъезда, мимо этих дур на детской площадке....Ааааааа! Вот я ревела! Девки, не поверите! Ни одной молитвы не знаю, но что-то такое вспомнила, отченашижееси и еще что-то. Сижу, молюсь, а сама думаю, не позвонить ли сейчас куда-нибудь, чтобы они тут все недуром забегали, а? А тут еще эта очкастая, врачиха наша, вторую ночь, как маятник, то в палату, то из палаты. Покурить не сбегаешь, стерва. Кормят невкусно, а ночью жор, девки, такой, хоть волком вой. Все бы бросила, Петьку с собой, и домой. А потом как вспомню, что если помрет, так мне потом плешь родня проест, и сижу, бормочу себе ижеесинанебеси. А потом Петька проснулся такой, мам, есть хочу. Отмолила!

1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.


Войти