Перейти к содержанию
Ales

Байка

Рекомендуемые сообщения

у вас аккордеон

Аккордеон (от фр. accordéon) — музыкальный инструмент, ручная гармоника. В 1829 году это название дал венский органный мастер К. Дамиан усовершенствованной им гармонике. В русской традиции аккордеоном принято называть только инструменты с правой клавиатурой фортепьянного типа (обычно несколько тембровых регистров) — в отличие, например, от баяна. Однако иногда встречается и наименование «кнопочный аккордеон» (обычно в переводных текстах). Одна из разновидностей хроматического кнопочного аккордеона называется баяном. *02 *02 *02

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
у вас аккордеон
*38

*34

"...В русской традиции аккордеоном принято называть только инструменты с правой клавиатурой фортепьянного типа (обычно несколько тембровых регистров) — в отличие, например, от баяна..." (с)
7efa5b7fd1c2.jpg
  • Поддерживаю! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Про то, что все лгут и не дай Бог мне больше ездить к хорошим друзьям/знакомым!!!!

 

P.S Прошу, коллеги, громко не смеяться, дабы не травмировать мою и так уже подкошенную отпуском (42 дня) психику.

 

Второе дежурство после, вышеупомянутого, отпуска.Вызовов не пройти -не проехать, амбулаторные зажали в тиски да тут еще и, как назло, родной брат любимой подруги да и по совместительству кумы пришел и привел с собой сожительницу (2 года вместе ведут незамысловатое хозяйство). Веду их в процедурку, на что мол жалуетесь, она мне, да вот 3 дня поясница болит, да и боль в пах иррадиирует, температурка 37,0. да и болезненное и учащенное мочеиспускание, менструация 2 дня назад закончилась, да и ноги промочила на работе.Стоит упомянуть, что дама сия работает ветеринаром, трупы животных по совместительству вскрывает, да и ездит с разными комиссиями по колхозам и совхозам и в соревнованиях по бегу участвует.Ну, думаю, не хитрое дело, диагноз О.цистит, лечение Но-шпа, рекомендации и отправилась она восвояси.

Да не тут , то было, лечения моего хватило на 8 часов, звонит она мне на мобильный в 01.00. говорит, что мол проснулась только и боли опять возобновились, ну, говорю, вызывай 103 приеду.К тому моменту у меня за плечами уже 14 вызовов штук 5 амбулаторных +психперевозка.Иду на полусогнутых на вызов, с полузакрытыми глазами, опять опрос, Но-шпа в попу и уже на этот раз отказ письменный от госпитализации. Уж уходя, думаю, стоит живот может посмотреть получше, но вроде как на совместном времяпрепровождении на прошлой недели в шутку (кто-то сказал, что окружность живота, это 2 окружности шеи) измеряли 97 см был, да и сожитель ее утверждал , что "просто жрать надо меньше", да и не жалуется она, что живот болит.Ну, на этом месте, друзья, вы должны уже догадаться, что за ошибка была мной допущена. Но не скоро еще сказке конец, а кто слушал молодец!!!!

Дама эта (ей просто памятник нужно поставить, из тех, кто слона на скаку остановит и хобот ему оторвет) идет утречком в полУклинику к уч.терапоиду, тот ставит д-з :Люмбалгия*03 и отправляет к нервУпатологу, тот видя, что дело нечисто , говорит , что енто почки*04 и идите-ка вы, милая женщина, на УЗИ почек и органов малого таза, а там........

Короче в 14.00 дама благополучно родила доношенную девочку 3,300!!!!!!!!*01

Вот и итог, как говорит Доктор Хаус:Все лгут!!!!!!А мне наука на всю жизнь, что не стоит упускать такой важный момент, как пальпация ввиду моего разбитого состояния!!!!*07

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
...Ну, думаю, не хитрое дело, диагноз О.цистит, лечение Но-шпа, рекомендации и отправилась она восвояси...

Миль пардон, а острый цистит Вы всегда лечите исключительно но-шпой? *138

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Миль пардон, а острый цистит Вы всегда лечите исключительно но-шпой? *138

Нет, уважаемый!!!Но смею предположить, что в условиях СМП другого лечения у нас и не предполагается.Если хотите предложить свой вариант, то милости прошу.*90

Отсюда:Моя ссылка"Лечение острого цистита основано на приеме общеукрепляющих и антибактериальных препаратов. Наиболее часто применяют фторхинолоновые антибиотики 2 Б, а также антибиотики группы цефалоспоринов в сочетании со спазмолитиками и обезболивающими препаратами."*45

  • Поддерживаю! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Нет, уважаемый!!!Но смею предположить, что в условиях СМП другого лечения у нас и не предполагается.Если хотите предложить свой вариант, то милости прошу.*90

Моя ссылка

Ссылка то битая и не открывается... А почитать про это воистину стОит!

  • Поддерживаю! 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ссылка то битая и не открывается... А почитать про это воистину стОит!

Ссори, исправила*129

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В педиатры не пойду...

 

Я абсолютно точно не хочу быть врачом-педиатром. Нет уж, лучше грузить уголь. Я почему-то очень живо представляю себе эту работу. К тебе приходит мамаша с сопливым малышом. Ты прописываешь им «Исцелин».

— Нет! — говорит мамаша, — я читала в интернете, что «Исцелин» очень вреден для детей. Пропишите нам «Лукус Пореюкус». Моей племяннице он очень помог.

Ты убиваешь полчаса, чтобы доказать умной мамаше, что «Пореюкус» совсем не от соплей, а, наоборот, от поноса, и давать его не надо. В конце концов она с тобой соглашается, забирает рецепт и уходит.

Через неделю та же мамаша появляется вновь, злая и возмущённая.

— Что же вы, доктор? — с порога начинает она. — У малыша моего запор теперь!

Ты начинаешь выяснять, отчего запор у малыша и окольными путями узнаешь, что «Исцелин» ему не давали, а давали «Пореюкус». На твой вопрос «Зачем?» мамаша невинно хлопает глазками:

— Мне сестра твёрдо сказала: «Исцелин» — яд. Только «Пореюкус»!

 

 

Ты рычишь и прописываешь «Просирин» и «Несоплин» вместо «Исцелина».

— Очень много лекарств, доктор, — жалуется мамаша. — Детям вредно давать много лекарств, я буду давать какое-нибудь одно.

— Давайте «Просирин», — устало бросаешь ты, понимая, что от запора умирают гораздо чаще, чем от соплей.

 

Через два дня мамаша врывается в твой кабинет.

— У моего малыша сопли! — бушует она. — Почему вы не лечите ему сопли, что вы за доктор такой?

— Но он же какает? — спрашиваешь ты.

— Ну и что?! — удивлённо заявляет мамаша. — Он какал ещё до того, как мы к вам пришли. А потом не какал из-за вас. А сопли так и текут!

Ты прописываешь «Несоплин» и читаешь небольшую лекцию на тему, как необходимо точно исполнять предписания врача.

 

На следующий день мамаша приходит снова. Сопли продолжают течь.

— Вы давали «Несоплин»? — интересуешься ты.

— Ни в коем случае! В интернете написано, что это аналог «Исцелина», только без бабитуратлевомецетиновой кислоты! Я не буду травить ребёнка! Я капала ему сок алоэ.

— Зачем?

— Он полезный, мне бабушка в детстве говорила.

— Господи… — стонешь ты. — Он помог?

— Я мало капала! — уверенно заявляет мамаша. — Через неделю поможет.

Ты тихо бьёшься головой об стену.

 

Через неделю к тебе приходит радостная мамаша.

— Вот, доктор! — говорит она. — Прошёл у нас насморк! Недельку покапала по бабушкиному рецепту — и всё как рукой сняло!

Ты знаешь, что «Исцелин» убирает насморк за два дня, но не хочешь пускаться в дискуссию.

— Очень рад за вас! — бодро говоришь ты. — Чудесный, здоровый ребёнок!

— Нет, доктор, — возмущённо говорит мамаша, — вы что, не видите — он нездоров! У него болит горлышко.

— Я пропишу вам «Горлонеболин».

 

— Нет, — говорит мамаша, — я читала в интернете, что «Горлонеболин»…

 

 

 

Найдено в инете.

  • Поддерживаю! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ДНЕВНИК. Один день из жизни кота.

 

7.00. Пришел в комнату, умирая от голода. Едва дотащился. Стал тыкать их лапой и выть, но они не поддались. Наверное, так нажрались моей рыбы, что встать не могут.

7.20. Одна встала. Чем они только занимаются!? Пьют какую-то бурду, только даром хорошее молоко переводят, юбочки какие-то, кофточки, флакончики, думаете, есть дала? Вот вам! Хрен на лопате. Кинула в миску какой-то гадости для Маньки и все. И усвистала. Я ел. А что делать?

10.00. Пытался спать на мамином диване. Только погрузился в приятную дремоту, мечтая о том, как приедет мама и будет обеспечивать подходящие жизненные условия, и выгонит, наконец, этих дур из дома, как пришла Манька. Била лапой по голове. Я долго терпел, поскольку она фитюлька неразумная и мозгов у нее в голове совсем нет. Потом не выдержал и достойно ответил. Она ускакала, думала, я за ней погонюсь. Вот еще. А эта все еще спит. Сколько же надо съесть рыбы, чтобы столько спать?

11.00. Встала наконец. Таскалась по квартире, пинала меня ногой. Говорила: «Заткнись» и «Пошел к чертовой матери». В общем, все как обычно. Каждый кусок хлеба достается горьким унижением.

11.30. Не кормят. Суют носом в старую бурду, пользуясь своим физическим превосходством, и орут: «Ешь, падла!». Я от них уйду. Только надо накопить припасов на дорогу.

12.00. Помыла мою миску... Может?

12.05. Все в мире обман и иллюзия. Вместо хорошего куска мяса, крайне необходимого мне, чтобы подкрепить собственные силы, она навалила в чистую миску этого отвратительного пшена, которое ест Манька, поскольку есть существо сущеглупое. Я, конечно, ел. Перед лицом голодной смерти не выбирают.

13.00. Сколько унижений, и все напрасно. Я выл, катался, терся обо все острые углы и даже собирал крошки с пола, чтобы показать ей всю меру своего отчаяния. Бесполезно. Это каменное сердце ничем не растопишь. Она даже не взглянула на меня и стала мыть пол. Я скромно сидел под столом в робкой надежде, что она смягчится, но она только шарахнула меня по боку мокрой тряпкой и велела убираться. Я, естественно, не теряя собственного достоинства, медленно удалился в комнату. Но она и туда приперлась со своей тряпкой. И еще в насмешку обозвала меня бедным котиком и процитировала: «И нету ни приюта, ни покоя...». Явно хотела уличить меня в невежестве. Можно подумать, я Тарковского не читал!

14.00. Готовит еду. Кинула жалкий кусочек мяса. Потом второй, третий, четвертый... Что за унижение! После двадцать восьмого я решил пойти поспать, в конце концов, что с них взять, и на том спасибо.

17.00. Проснулся от голода и от того, что сверху легла Манька. Дал ей по голове. В конце концов, кто в доме хозяин? Я или эта белая крыса? Пора решить данный вопрос раз и навсегда, поэтому я дал ей по голове еще раз.

17.10. Вместо полагающейся еды получил по голове полотенцем и безобразную ругань. Подговорил Маньку. Она пришла, поплакала и получила полную миску. Может, дело в кумовстве и взяточничестве? Надо проследить, не сует ли она им на лапу. Доел за Манькой. Есть по-прежнему хочется.

17.20. Спер из кастрюли пельмень. Съел. Теперь жалею. Наверное, они их отравили.

18.20. Пельмень переварился, но муки голода ужасны. Наверное, я в прошлой жизни зарезал отца и мать...

19.20. Пришла вторая. Эта тут же забегала, стала ее кормить. Маленькая такая, а сколько же в нее влезает, в прорву. И ест, и ест... Кинула мне поганый кусочек сыра, из-за которого еще, вдобавок, пришлось скакать по всему коридору и потом его убивать на всякий случай. Даже страшно подумать, сколько унижений приходиться терпеть взрослому коту.

19.40. Сидят на кухне и выдыхают дым. Оскорбляют словесно, думают, что я не понимаю. Издеваются над моим прекрасным вдохновенным лицом и огромными выразительными глазами. Завидуют. У самих глазки маленькие, а щеки толстые от переедания. И сами все лысые. Если бы я был таким уродом, то покончил бы с собой.

20.30. Приходила Манька. Жаловалась, что все скучные, только тапки веселые. Синие такие, с белой каемкой. Да, ничего тапки... Забудь, несчастный. Все прошлые попытки по улучшению этого дома закончились трагедией. Ужасно, когда у людей нет никакого чувства прекрасного.

21.00. Копал песок. Специально для них. Они иногда за это дают есть. Непонятно почему, но кто же разберет этих убогих.

21.15. Приятно, съев килограмм рыбы, полежать за батареей...

22.00. Есть больше не дают. Странно.

22.30. Опять получил полотенцем по голове, хотя всего-навсего пришел на кухню и пытался развлечь их пением. Между прочим, даже певцам в переходах кидают деньги. Может, пойти в переход?

23.00. Писал письмо маме, чтобы забрала меня отсюда...

23.10. Я все понял. Они решили уморить меня голодом. Фашисты!

23.20. В обстановке жесткой секретности доел Манькину еду. Смерть отсрочена. Но я буду бороться до конца!

00.00. Читал на ночь Экклезиаста. Очень успокаивает.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
не так давно была женщина на приеме с входным диагнозом "Климактерическая КМП с нарушениями ритма"

 

В январе к Антоновне пришел климакс. Поначалу никаких особых проблем это событие не принесло. Не было пресловутых приливов и отливов, потливости, учащенного сердцебиения, головных болей. Просто прекратились месячные и все: здравствуй, старость, я твоя!

 

К врачу Антоновна не пошла, и так много читала и знала, что к чему. Да, и подруги о себе часто рассказывали, делились ощущениями. Тебе, говорили, Антоновна, крупно повезло. Это же надо, так легко климакс переносишь! Как сглазили подруги. Стали вскоре происходить с Антоновной странные вещи. Понимала она, что это гормональные изменения в организме, которые бесследно не проходят. Отсюда, наверное, и беспричинная смена настроения, и головокружение, и слабость. Все труднее стало Антоновне наклоняться к внучке Лизоньке, аппетит пропал, спина болеть стала как-то по-новому. По утрам часто отекало лицо, а по вечерам — ноги.

 

Какое-то время на свои недомогания Антоновна особого внимания не обращала. Первыми забили тревогу невестки: какая вы, мама, квелая стали, бледная. Сходите к врачу, сделайте УЗИ, не тяните, с такими делами не шутят! Антоновна молчала. Сомнения, что с ней что-то неладно, и так уже давно поселились в ее душе. А тут еще стала сильно болеть грудь, ну просто огнем горит, не дотронуться. Низ живота тянет, спать не дает. Часто бессонными ночами под мерное похрапывание мужа, лежала Антоновна на спине, уставившись в потолок, и тихо плакала, думая о будущем и вспоминая прошлое. Ну как же не хотелось ей умирать! Ведь только пятьдесят два еще, до пенсии даже не дотянула.

 

С мужем дачу начали подыскивать, решили на природе побольше побыть. Сыновья такие замечательные, на хороших работах. Невестки уважительные, не дерзят, помогают седину закрашивать, советуют, что из одежды купить, чтоб полноту скрыть. Внучка единственная, Лизонька, просто золотая девочка, не нарадоваться. Фигурным катанием занимается, в первый класс осенью пойдет. Рисует хорошо, уже вязать умеет — бабушка научила. Как же быстро жизнь пролетела! Кажется Антоновне, что и не жила еще совсем. Вот младшего сына только что женила, еще детей от него не дождалась, а тут болезнь, будь она неладна! Утирала Антоновна горячие слезы краем пододеяльника, а они лились и лились по ее щекам. По утрам под глазами образовывались синие круги, лицо потемнело, осунулось.

 

Кое-как пережила Антоновна весну и лето, а к осени совсем ей плохо стало. Одышка, боль в спине страшная почти не отпускает, живот болит нестерпимо. Решилась, наконец, Антоновна записаться на прием к врачу и рассказать о своих страданиях мужу.

 

В женскую консультацию Антоновну сопровождала почти вся семья. Муж, Андрей Ильич со старшим сыном остался в машине, а обе невестки ожидали ее в коридоре. С трудом взобравшись на смотровое кресло и краснея от неловкости, Антоновна отвечала на вопросы докторши: когда прекратились месячные, когда почувствовала недомогание, когда в последний раз обследовалась. Отвечала Антоновна долго, успела даже замерзнуть на кресле, пока докторша заполняла карточку, мыла руки, натягивала резиновые перчатки. Докторша осматривала Антоновну основательно, все больше хмурясь и нервничая. Потом бросила короткое «одевайтесь» и подсела к телефону.

 

Антоновна трясущимися руками натягивала непослушную юбку и с ужасом слушала разговор докторши.

 

— Онкодиспансер? — кричала та в трубку.

 

— Это из пятой. У меня тяжелая больная, нужна срочная консультация. Срочная! Да, да… Видимо, последняя стадия. Я матки не нахожу. Пятьдесят два… Первичное обращение. Да, не говорите… Как в лесу живут. Учишь их, учишь, информация на каждом столбе, а лишний раз к врачу сходить у них времени нет. Да, да, хорошо, отправляю.

 

Закончив разговор, докторша перешла к столу и стала оформлять какие-то бумаги.

 

— Вы сюда одна приехали, женщина?

 

— Нет, с мужем, с детьми, на машине мы, — тихо ответила Антоновна онемевшими губами.

 

Только сейчас почувствовала она сильнейшую боль во всем теле. От этой боли перехватывало дыхание, отнимались ноги, хотелось кричать. Антоновна прислонилась к дверному косяку и заплакала.

 

Акушерка выскочила в коридор и крикнула:

 

— Кто здесь с Пашковой? Зайдите!

 

Невестки вскочили и заторопились в кабинет. Увидев свекровь, все поняли сразу. Антоновна плакала и корчилась от боли, словно издалека доносились до нее обрывки указаний докторши: немедленно, срочно, первая больница, онкология, второй этаж, дежурный врач ждет… Вот направление, вот карточка… Очень поздно, сожалею… Почему тянули, ведь образованные люди…

 

В машине ехали молча. Андрей Ильич не стесняясь шмыгал носом, время от времени утирая слезы тыльной стороной ладони. Сын напряженно всматривался на дорогу, до боли в пальцах, сжимая в руках руль. На заднем сидении невестки с двух сторон поддерживали свекровь, которую покидали уже последние силы. Антоновна стонала, а когда боль становилась совсем уже нестерпимой, кричала в голос, вызывая тем самым у Андрея Ильича новые приступы рыданий. Иногда боль на несколько мгновений утихала, и тогда Антоновна успевала увидеть проплывающие за окнами машины пожелтевшие кроны деревьев. Прощаясь с ними, Антоновна мысленно прощалась и с детьми, и с мужем, и с внучкой Лизонькой. Уж не придется ее больше побаловать вкусными пирожками. А кто теперь поведет ее в первый класс, кто встретит родимую после уроков? Кто обнимет ее крепко-крепко, кто поцелует ее, кто восхитится ее первыми успехами?..

 

В диспансере долго ждать не пришлось. Антоновну приняли сразу. Семья в ужасе, не смея присесть, кучкой стояла у окна. Андрей Ильич уже не плакал, а как-то потерянно и беспомощно смотрел в одну точку. Невестки комкали в руках платочки, сын молча раскачивался всем телом из стороны в сторону.

 

В кабинете, куда отвели Антоновну, видимо, происходило что-то страшное. Сначала оттуда выскочила медсестра с пунцовым лицом и бросилась в конец коридора. Потом быстрым шагом в кабинет зашел пожилой врач в хирургическом халате и в бахилах. Затем почти бегом туда же заскочило еще несколько докторов. Когда в конце коридора раздался грохот, семья машинально, как по команде, повернула головы к источнику шума: пунцовая медсестра с двумя санитарами быстро везли дребезжащую каталку для перевозки лежачих больных. Как только каталка скрылась за широкой дверью кабинета, семья поняла, что это конец.

 

Андрей Ильич обхватил голову руками и застонал, невестки бросились искать в своих сумочках сердечные капли, у сына на щеке предательски задергался нерв. Внезапно дверь кабинета снова распахнулась. Каталку с Антоновной, покрытой белой простыней, толкало одновременно человек шесть-семь. Все возбужденные, красные, с капельками пота на лбах. Бледное лицо Антоновны было открыто. Ужас и боль застыли в ее опухших глазах. Оттолкнув невесток, Андрей Ильич бросился к жене. Пожилой врач преградил ему дорогу.

 

— Я муж, муж, — кричал Андрей Ильич в след удаляющейся каталке.

 

— Дайте хоть проститься. Любонька, милая моя, как же так, мы же хотели в один день!…

 

— Дохотелись уже, — медсестра закрывала на задвижку широкую дверь кабинета. — Не мешайте, дедушка, и не кричите. Рожает она. Уже головка появилась…

 

В родильном зале было две роженицы: Антоновна и еще одна, совсем молоденькая, наверно, студентка. Обе кричали одновременно и так же одновременно, как по приказу, успокаивались между схватками. Вокруг каждой суетились акушерки и врачи. Пожилой профессор спокойно и вальяжно ходил от одного стола к другому и давал указания.

 

— И за что страдаем? — спросил профессор у рожениц во время очередного затишья.

 

— За водку проклятую, она во всем виновата, проклятая, — простонала студентка. — Ну, а ты, мать? — обратился профессор к Антоновне и похлопал ее по оголенной толстой ляжке. Антоновна помолчала немного, подумала, а потом тихо, ибо сил уже не было совсем, прошептала:

 

— Да за любовь, наверное. За что ж еще? Вот день рождения мой так с мужем отметили. Пятьдесят второй годок. Побаловались немножко…

 

— Не слабо, нужно сказать, побаловались, — усмехнулся профессор. — Так неужели, и правда, не замечала ничего или хитришь?

 

— Да, что вы доктор! Если б я знала, если б только подумать могла!.. Стыд-то какой! Ведь я уже бабушка давно. Уверена была, что у меня климакс и онкология впридачу. Вот и в консультации матки не нашли, сказали, что рассосалась, рак, последняя стадия…

 

— Срак у тебя, а не рак, — профессор раздраженно махнул рукой. — Все мы живые люди, и, к сожалению, врачебные ошибки еще иногда имеют место быть. Но, хватит разговаривать, тужься, мать, давай. Твоя ошибка хочет увидеть свет!

 

Акушерка вышла из родильного зала довольная и исполненная важности. Будет что подружкам рассказать — не каждый день в наше время бабушки рожают.

 

— Пашкова Любовь Антоновна. Есть родные?

 

— Есть, — хором ответила вся семья, делая шаг вперед.

 

— Поздравляю вас, — с нескрываемым любопытством разглядывая мужскую часть семьи, сказала акушерка. А кто отец-то будет?

 

— Я, — хрипло, не веря еще всему происходящему, сказал Андрей Ильич.

 

— Он, — одновременно ответили невестки, указывая на свекра. — Обалдеть,

 

— не удержалась от эмоций акушерка и добавила уже с явным уважением.

 

— Мальчик у вас. Три пятьсот. Рост пятьдесят один сантиметр. Накрывайте поляну, папаша. Еще бы часик и неизвестно, что было бы… К самым родам поспели. Вот чудеса так чудеса. Зачем только в онкологию везли, не понимаю?

 

http://misstits.ru/antonovna-i-ee-klimaks-istoriya-kotoruyu-sleduet-prochitat-do-kontsa/

  • Поддерживаю! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Понимаю , что боян боянистый и на сайте уже где-то и когда-то этот рассказ был ... Но уж больно он хорош !

Всем молодым специалистам гнобимым "старыми козлами" посвящается !...

 

 

Фрейлина двора

 

 

— Лий-ти-нант! Вы у меня будете заглядывать в жерло каждому матросу! — Командир — лысоватый, седоватый, с глазами навыкате — уставился на только что представившегося ему, «по случаю дальнейшего прохождения», лейтенанта-медика — в парадной тужурке, — только что прибывшего служить из Медицинской академии.

Вокруг — пирс, экипаж, лодка.

От такого приветствия лейтенант онемел. Столбовой интеллигент: прабабка — фрейлина двора; дедушка — академик вместе с Курчатовым; бабушка — академик вместе с Александровым; папа — академик вместе с мамой; тётка — профессор и действительный член, ещё одна тётка — почетный член! И все пожизненно в Британском географическом обществе!

Хорошо, что командир ничего не знал про фрейлину двора, а то б не обошлось без командирских умозаключений относительно средств её существования.

— Вы гов-но, лейтенант! — продекламировал командир. — Повторите! — Лейтенант — как обухом по голове — повторил и — Вы говно, лейтенант, повторите! — и лейтенант опять повторил.

— И вы останетесь гов-ном до тех пор, пока не сдадите на допуск к самостоятельному управлению отсеком. Пи-ро-го-вым вы не будете. Мне нужен офицер, а не клистирная труба! Командир отсека — а не давящий клопов медик! Вы научитесь ползать, лейтенант! Ни-каких сходов на берег! Жену отправить в Ленинград. Жить на железе. На же-ле-зе! Все! А теперь поздравляю вас со срочным погружением в задницу!

— Внимание личного состава! — обратился командир к строю. — В наши стройные ряды вливается ещё один… обманутый на всю оставшуюся жизнь. Пе-ре-д вами наша ме-ди-ци-на!!!

Офицеры, мичмана и матросы изобразили гомерический хохот.

Командир ещё что-то говорил, прерываемый хохотом масс, а лейтенант отключился. Он стоял и пробовал как-то улыбаться.

Под музыку можно грезить. Под музыку командирского голоса, вылетающего, как ни странно, из командирского рта, лейтенанту грезились поля навозные. Молодой лейтенант на флоте беззащитен. Это моллюск, у которого не отросла раковина. Он или погибает, или она у него отрастает.

«Офицерская честь» — павший афоризм, а слова «человеческое достоинство» — вызывают у офицеров дикий хохот, так смеются пьяные проститутки, когда с ними вдруг говорят о любви.

Лейтенант-медик, рафинированный интеллигент, — его шесть лет учили, все это происходило на «вы», интернатура, полный дом академиков, — решил покончить с собой — пошёл и наглотался таблеток. Еле откачали.

Командира вызвали к комдиву и на парткомиссию.

— Ты чего это… старый, облупленный, седоватый, облезлый, лупоглазый козёл, лейтенантов истребляешь? Совсем нюх потерял? — сказал ему комдив.

То же самое, только в несколько более плоской форме, ему сказали на парткомиссии и влепили выговор. Там же он узнал про чувство собственного достоинства у лейтенанта, про академиков, Британское географическое общество и фрейлину двора. Командир вылетел с парткомиссии бешеный.

— Где этот наш недолизанный лейтенант? У них благородное происхождение! Дайте мне его, я его долижу!

И обстоятельства позволили ему долизать лейтенанта.

— Лий-ти-нант, к такой-то матери, — сказал командир по слогам, — имея бабушку, про-с-ти-ту-т-ку двора Её Величества и британских географических членов со связями в белой эмиграции, нужно быть по-л-ны-м и-ди-о-то-м, чтобы попасть на флот! Флот у нас — рабоче-крестьянский! А подводный — тем более. И служить здесь должны рабоче-крестьяне. Великие дети здесь не служат. Срочные погружения не для элиты! Вас обидели? Запомните, лейтенант! Вам за все заплачено! Деньгами! Продано, лейтенант, продано. Обманули и продали. И ничего тут девочку изображать. Поздно. Офицер, как ра-бы-ня на помосте, может рыдать на весь базар — никто не услышит. Так что ползать вы у меня будете!

Лейтенант пошёл и повесился. Его успели снять и привести в чувство.

Командира вызвали и вставили ему стержень от земли до неба.

— А-а-а, — заорал командир, — х-х-х, так!!! — и помчался доставать лейтенанта.

— Почему вы не повесились, лейтенант? Я спрашиваю, почему? Вы же должны были повеситься? Я должен был прийти, а вы должны были уже висеть! Ах, мы не умеем, нас не научили, бабушки-академики, сифилитики с кибернетиками. Не умеете вешаться — не мусольте шею! А уж если приспичило, то это надо делать не на моём экипаже, чтоб не портить мне показатели соцсоревнования и атмосферу охватившего нас внезапно всеобщего подъема! ВОН ОТСЮДА!

Лейтенант прослужил на флоте ровно семь дней! Вмешалась прабабушка — фрейлина двора, со связями в белой эмиграции, Британское географическое общество, со всеми своими членами; напряглись академики, — и он улетел в Ленинград… к такой-то матери…

 

http://modernlib.ru/books/pokrovskiy_aleksandr_mihaylovich/rasstrelyat/read

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ну вот и до Покровского добрались! :)))

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Сон в летнюю ночь (из воспоминаний )

 

Дело было в конце 80-х. . Мы с напарницей приехали к бабульке, которая жаловалась на подъем АД. Время - третий час ночи. Вызов по счету – то ли пятнадцатый, то ли шестнадцатый. Спать охота больше чем чаю попить, чем поесть, чем… ну, в общем, хочется очень. Но держимся.

 

В принципе, вызов не противный, квартирка чистенькая, бабушка нормальная. Если бы в пол-третьего дня – вообще, красота, а не вызов. Или даже в 11 вечера. Но не в пол-третьего.

 

Скидываем шинели, смотрю бабульку. Да, высокое. Назначаю инъекцию чудо-магнезии, девушка моя вкалывает бабушке в многострадальную "мадам Сижу", садится и тут же вырубается. Сон в летнюю ночь, вернее, в зимнюю.

 

Пытаюсь позвать – ноль эмоций. Незаметно пихаю в плечо – никакой реакции. Глаза закрыты, рот приоткрыт, даже слегка посапывает. Что делать? Девчонка вымотана донельзя. Включаю "доктора Захарьина", начинаю беседовать с бабушкой о диетах, травках, перестройке… бабушка оживляется, ставит чайник, достает варенье. Сидим, пьем, беседуем. И тут я ловлю себя на том, что у меня развивается афазия и храпящее дыхание, а также двусторонний птоз . Ловлю, но поделать с собой ничего не могу.

 

Бабушка тоже замечает и говорит:

 

- Доктор, может, Вы тоже... того... поспите?

 

Я вежливо пытаюсь отказаться, но краем глаза замечаю высокую железную кровать, любовно укрытую голубым покрывалом, а на ней... подушки... много... А под покрывалом, наверное, перина… И я понимаю, что сил моих уже нет, что райское блаженство....оно именно там… в этой кровати…

 

Бабушка замечает мой взгляд, подтверждает - "да, мол, туда", снимает покрывало.

 

У меня хватило сил, перетащить напарницу, снять с нее сапоги, халат, свитер и брюки (она даже не проснулась), раздеться и нырнуть под атласное одеяло в пододеяльнике с цветочками. Как голова падала на подушки – уже не помню….

 

Звонок с подстанции раздался около 7 утра. Слава Богу, трубку взял я, а не хозяйка квартиры. Естественно, мы героически купировали отек легких.

 

Напарница очень удивилась, обнаружив себя в незнакомой комнате в постели со мной, да еще и в нижнем белье. Счастливая бабушка напоила нас чаем, накормила бутербродами... Звала заезжать еще, сказав, что так хорошо она не спала уже давно (она спала на диванчике рядом), потому что ей впервые за много лет было совсем не страшно.

 

К пересменке мы приехали вовремя, все прошло тихо, и только водитель косился на наши довольные лица.

 

https://www.doktorna...n/Single/158128

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

×