Перейти к содержанию
donbaton

Реанимация в военное время

Рекомендуемые сообщения

Не увидел темы памяти ветеранов, осуществлявших реанимацию в Великую Отечественную войну. В связи с чем напоминаю о бригаде Неговского, осуществлявшего реанимационные мероприятия в ВОВ.

Скачать архив с текстом в файле PDF из книги https://cloud.mail.r.../FZUc/Pxwhyh8uf

  • Фууууу.... 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Первый выпуск был в 1953 году (хирургия-анестезиология). В Москве, разумеется. До этого, вроде как специальности не было. Или я пропустил чего?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Не увидел темы памяти ветеранов, осуществлявших реанимацию в Великую Отечественную войну. В связи с чем напоминаю о бригаде Неговского, осуществлявшего реанимационные мероприятия в ВОВ.

Золотой мой, война и реанимация несовместимы. На войне нет места реанимации. Посмотри на это счёт филм "Александар ". А Неговский на войне развлекался. Какая к х-ям реанимация когда даже точно неизвестно сколько десятков миллионов погибло. Вот хороший пример реанимации http://www.youtube.com/watch?v=Fr_I8VhJyaA.
  • Поддерживаю! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вот интересные цитаты про применение физиологического раствора и про другое в американской армии во вторую мировую войну со страницы http://www.zarubezho.../wishnevsky.htm

Часть текста под сомнением, однако интересно было прочитать.

 

Ещё раз о том, почему надо дать пить или поставить капельницу? Потому что организм при ранениях теряет много крови и воды. Настолько много, что он может просто умереть от «пустого сердца», оттого, что в сосудах нет крови, от кровопотери, оттого, что крови стало мало, сердце «пустое», и оно останавливается просто оттого, что ему нечего качать.

Поэтому всем раненным желательно ставить капельницы или хотя бы давать обильное питьё.

Вы не помните по литературным повестям, что раньше раненым пить не давали? Если вы будет изучать медицину серьёзно, то быстро поймёте, что война людей убивала, а медицина - добивала раненых.

Даже при ранении живота или кишок - раненому, если он в состоянии глотать, нужно сразу же давать пить, поскольку первая угроза его жизни - это кровопотеря и шок. А если уж больной протянет до операции, то ему там хирурги всё в животе и почистят и зашьют. Об этом вам пока беспокоиться не надо.

 

Отсюда следует следующее главное обращение с раненым, чтобы раненный не умер от «пустого сердца», его нельзя держать вертикально. Раненый должен лежать и транспортировать его надо только в лежачем состоянии с капельницей в вене.

Без всякой мистики, в вену при любых обстоятельствах и всегда капается только стерильный подсоленный раствор воды, называемый «физиологическим раствором». Чистую воду лить в вену нельзя - это вызовет разрушение клеток крови, что само по себе угроза для жизни пациента.

Переливать кровь в полевых условиях - условий нет. Кроме этого переливание крови всегда сопряжено с лабораторным определением группы крови, её наличием, и другими головоломками.

Да и капельница не всегда доступна. Это зависит от наличия специальных приспособлений и фабричных флаконов с физраствором. Но уж пить-то раненым давать надо - при любых обстоятельствах.

При внутривенном вливании скорость вливания капельницы зависит от артериального давления крови, достаточно поддерживать хотя бы на минимальном уровне 80/40, что соответствует давлению, при котором сохраняется кровообращение сердца, мозга и других жизненно важных органов.

При отсутствии в полевых условиях аппарата для измерения давления, необходимо поддерживать скорость вливания или пытаться давать пить так, чтобы у раненного не было синюшных губ, ногтей, выраженной бледности. А главное, - пота! Влажная кожа - это очень плохой признак, говорящий о сильнейшей внутренней кровопотере и шоке. Это признак наступающей смерти. В этом случае надо предпринять всё, чтобы каким то образом наладить внутривенное вливание и внутримышечной инъекцией сделать наркотик.

Внутривенно наркотик делать нельзя. Поскольку все наркотики усугубляют падение давления и угнетают дыхание, на фоне сильной кровопотери введение наркотика внутривенно может остановить и дыхание, и сердце. Но и не делать наркотик нельзя, потому что первое, что надо делать - обезболить раненого и предотвратить развитие болевого шока.

 

Шок - это угрожающее состояние для жизни раненого, которое надо срочно лечить, иначе оно закончиться смертью раненого!

Шок сам по себе не проходит. Шоки могут быть разные: болевые, от кровопотери и малокровия, травматические, психические, которые называются на войне «контузией», токсические и т.д. Шоки могут комбинироваться, то есть складываться от нескольких причин.

Американские солдаты не зря каждый имеет в своей личной аптечке: зажим, пинцет, ножницы, скальпель, шприц, резиновый жгут, ампула с наркотиком, ампула с антибиотиком, марля, бинт, фляга с кипячёной водой, фляга с антисептическим раствором. Капельницу и бутылку с физраствором, как и носилки, желательно иметь хотя бы одну на тактическую боевую единицу, где-нибудь поблизости от места боя.

----------------------------------------------------

Проникающие ранения грудной и брюшной полостей имеют свои особенности.

При проникающем ранении грудной клетки, могут повредиться следующие органы: сердце, лёгкие, крупные сосуды, печень, селезёнка. Все эти ранения будут проявляться признаками сильного внутреннего кровотечения: смертельная бледность, синие губы, и особенно холодный пот. В этом случае только капельница может продлить жизнь, но если не открыть грудную полость и не остановить источник кровотечения, то раненый неминуемо умрёт. В полевых условиях открыть никакую внутреннюю полость нельзя. Таким образом, раненый с проникающим ранением грудной клетки может выжить, только если у него на поле боя нет сильного внутреннего кровотечения. Но мы заранее этого знать не можем. Поэтому мы должны поставить капельницу, и как можно быстрее доставить раненого туда, где есть средства ему помочь. Дырка в грудной полости, при обнаружении, должна быть закрыта герметичной повязкой, то есть, практически, залеплена лейкопластырем.

----------------------------------------------------

Ещё до войны работами английского физиолога Уолтера Кэннона было обосновано и внедрено на Западе лечение кровопотери и травматического шока внутривенным переливанием слабо подсоленного водного раствора, называемого «физиологическим раствором». До сих пор этот «физиологический раствор» или его модификация, под названием «раствора Рингера», является наиболее эффективным раствором, который и сейчас вводится в клиниках США в 99% случаев всего того, что вводится внутривенно. Уже во время Второй Мировой Войны американцы всегда имели под рукой физиологический раствор и одноразовые стерильные системы для внутривенного переливания физиологического раствора, который по себестоимости не дороже обычной воды. За исключением только смертельных кровотечений, практически все американские раненные были спасены. Совсем не то было в СССР. Александр Васильевич Вишневский эффективно заблокировал применение физиологического раствора в Советской Армии и медицине, таким образом, что ещё в 80-х годах 20 века, даже через 40 лет после войны, в СССР одноразовые стерильные системы для внутривенного вливания в основном отсутствовали. Что касается Отечественной войны, то вследствие отсутствия одноразовых систем для переливания физиологического раствора, которые уже тогда, даже при небольшой кровопотере, обязательно применялись американцами, большинство советских бойцов умирало ещё до попадания в госпиталь. А те раненые, кто всё таки доживали до советского госпиталя, имели мало шансов пережить «лечение» в нём. Даже по фильмам о великой Отечественной войне вы можете вспомнить, что никакие капельницы во время войны в советской медицине не применялись. В США же капельницы были стандартом лечения ещё в 30-е годы, и я вам покажу соответствующие документы в приложении.

.

А Это данные с американского сайта «Военные медики Второй Мировой» «Combat Medics WWII Combat Medic». http://home.att.net/...e Medical Corps

«During the Civil War, 50 percent or more of the men admitted to hospitals died, during World War I, it was 8 percent, World War II, 4 percent».

Здесь написано: «В течении гражданской войны в Америке (середина 19 века), смертность среди раненных в госпиталях была 50%. В Первой Мировой Войне смертность в госпиталях упала до 8%. Во Вторую Мировую Войну смертность в американских госпиталях в США была всего 4%».

В книге американца Arturo Castiglioni “A History of medicine”. New York 1947. Артуро Кастильони «История медицины». В разделе «Военная медицина» на странице 1079 написано про американских раненых:

«Из каждых 100 раненных - 97% выживали, а 70% возвращались в свою часть к прежним обязанностям. Этот отличный результат был достигнут благодаря повсеместному введению в практику как можно раннего внутривенного переливания физиологического раствора и крови, давящих повязок при ожогах, широкого иссечения некротических тканей при первичной хирургической обработки ран, ранней дачей антибиотиков: пенициллина и сульфаниламидных препаратов, применению рентгена в полевых госпиталях и даже часто непосредственно за полем боя, а также практикой быстрой эвакуации, часто самолётом. Из самого тяжёлого контингента – среди раненых в живот, удавалось спасти 75% раненных с открытыми ранениями брюшной полости, в то время как ещё в Первую Мировую удавалось спасти меньше половины. Раны головы и груди тоже показали соответствующее уменьшение смертности со времени Первой Мировой (По Кирку от 15% до 50%). Пересечённые нервы после быстрого сшивания заживали в подавляющем большинстве случаев без всякого нарушения функции. Отрывы половых органов от мин-ловушек были новым видом травм. Большим контингентом раненых были ожоговые раненые и раненные от взрывной волны. Много внимания уделялось физиотерапевтической реабилитации раненых. Специалисты по ортопедии (восстановлению функций конечностей) находились во всех госпиталях. Бич Первой Мировой Войны – «контузия» (то есть психический шок, или «боевой шок»), проявляющаяся на поле боя психическим состоянием близким к сумасшествию - её серьёзные последствия предотвращались психотерапией в полунаркотизированном состоянии, таким образом, что большинство контуженных, то есть находящихся в состоянии психического шока быстро возвращались к активной службе. Военно-медицинская служба американской армии включала 50 тысяч врачей, 90 тысяч сестёр и порядка 400 тысяч санитаров- добровольцев. Каждый солдат имел индивидуальный экстренный пакет, в котором находились: Сухой паёк, пачка сульфаниламида (антибиотик), шприц с морфием (обезболивающий наркотик)…. Особенно показательной была статистика Английской военной-медицинской службы во Второй Мировой Войне, которая показала снижение смертности и физических дефектов по сравнению с Первой Мировой войной от 12 до 60% в зависимости от характера ранений».

----------------------------------------------------

Если вы откроете этот вебсайт, http://home.att.net/...e Medical Corps то вы увидите, что американскому солдату оказывают медицинскую помощь его же товарищи, такие же бойцы. Обратите внимание на фото на первой странице сайта, два обычных американских солдата накладывают одноразовую капельницу, в то время как капельниц в советских госпиталях не было ещё вплоть до 60-х годов. А на другом вебсайте посмотрите фотографии и полная модель функционирования обычного американского армейского госпиталя, Обратите внимание, то у них в палаточном госпитале были даже рентгеновские аппараты.: http://www.armyfieldhospital.org/

Все американские солдаты были, и сейчас обучены оказывать медицинскую помощь на поле, боя. Советских бойцов никогда этому не обучали. Автор этих строк хорошо знает это, поскольку часть своей службы проходил санинструктором мотострелкового полка в начале 1970-х годов. В русской армии солдаты даже и сейчас не обучаются оказанию медицинской помощи. В то же время каждый американский солдат автоматически обучен делать своему раненому товарищу прямо на поле боя: внутримышечное введение морфия для обезболивания, внутримышечный укол противостолбнячной сыворотки, умеет поставить одно разовую капельницу, заливает рану антисептическим раствором и перевязывает рану, при переломе накладывает шину и обеспечивает эвакуацию раненного, а также делает укол антибиотика.

А теперь рассмотрим оказание медицинской помощи в американской армии непосредственно на поле боя, описанное на этом же вебсайте.

«На расстоянии всего 300-400 метров от линии боя находится станция оказания медицинской помощи. Она не содержит никаких коек. Она лишь только транзитный пункт. Как только получено сообщение с линии боя немедленно подаются носилки. В это время раненому уже сделан морфий, антибиотики, наложена повязка и останавливается кровотечение. Тут подоспевают носилки, и носилки оттаскиваются на расстоянии, куда может подъехать «джип» так, чтобы его самого не подбили. Обычно это дистанция от 10 метров до километра, а на этом расстоянии уже находится и станция оказания медицинской помощи с врачом. Врач снимает первичную повязку. Ставит диагноз, вводит морфий и ставит систему внутривенного вливания, а затем предпринимает необходимые меры чтобы сделать раненного более спокойным и комфортабельным, то есть приводит его в порядок: согревает, или накладывает лёд, даёт пить, кофе, чай. Затем подъезжает машина скорой помощи и отвозит раненого к месту расположения операционной. Это место находится уже дальше в тылу, хорошо оборудовано и укомплектовано всем необходимым вплоть до рентгеновской установки. Здесь делается операция, и затем раненый эвакуируется в тыловой госпиталь. На этом этапе раненые тоже не лежат, они лежат только в тыловом госпитале. На этапе же первичной станции за полем боя и в месте расположения операционной пациенты находятся только транзитом».

Всё понятно, как организована медицинская помощь на поле боя американской армии? – Всё. Вопросов нет, всё ясно и понятно – один абзац.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
война людей убивала, а медицина - добивала раненых

 

У-уу. Может тему сразу закрыть? *93

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Это тролль-шизофреник. Зарегился на проф.сайте и пытается общаться на равных, вынося всем мозг и развешивая по всему форуму свои теории псевдонаучные, одна дебильнее другой. Мало того, что сука тупой как пень, так еще пытается оспаривать что-то с пеной у рта. Благо полюбился некоторым модераторам, которым на работе дегенератов видимо мало.

  • Поддерживаю! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Участие товарищей да три морфина подряд - вот и вся реанимация

ms252223.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Физраствор израсходовали на другого раненного и т.д. или его вообще там сейчас не берут с собой?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Физраствор израсходовали на другого раненного и т.д. или его вообще там сейчас не берут с собой?

Да это Вэйд, который с Миллером Райана спасал.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Это тролль-шизофреник. Зарегился на проф.сайте и пытается общаться на равных, вынося всем мозг и развешивая по всему форуму свои теории псевдонаучные, одна дебильнее другой. Мало того, что сука тупой как пень, так еще пытается оспаривать что-то с пеной у рта.

 

Ага. Еще и новых тем клонировал кучу...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А что, SazMed, я должен руководствоваться тем, что Вы пишите? Никакого дополнительно мнения о вашей личности не имею, кроме как сформированного из того, что Вы в постах публикуете.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Никакого дополнительно мнения о вашей личности не имею

 

А у меня есть мнение (не первый год ругаемся). И в данном случае, SazMed, пусть немного некорректно, но выразился по существу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

О Пирогове

Источник http://fakty.ua/209772-pirogov-operiroval-bukvalno-pod-pulyami

 

— Николай Иванович участвовал в нескольких войнах — на Кавказе, в Крыму, на Балканах. Что из его опыта применяется сейчас?

 

— Оперируя на Кавказе, он впервые применил эфирный наркоз, тем самым избавив больных от невыносимых страданий. На Крымскую войну в 1854 году отправился, чтобы «употребить все свои силы и познания для пользы армии на боевом поле». Там Николай Иванович сумел организовать военно-медицинскую службу. Все время он находился в госпиталях и на перевязочных пунктах. Буквально под пулями оперировал сам и руководил операциями, которые делали его молодые коллеги. Он разработал хирургическую тактику при различных ранениях, описал классическую картину шока. Помог и больным с переломами, заменив марлевую крахмальную повязку гипсовой. Это позволило ускорить процесс заживления ран и правильного срастания костей.

 

Выдающийся врач пришел к выводу, что многие раненые погибают не от ранений, а из-за неправильной и непродуманной организации медицинской помощи. Медицинская помощь должна быть приближена к боевым позициям, считал Пирогов. Напоминал и о важности рассредоточения раненых, чтобы не допустить «распространения травматических зараз». Настаивал на необходимости сортировки раненых. Пациентов на войне Пирогов делил на пять категорий, в зависимости от тяжести ранения. «Я первый ввел сортировку раненых на севастопольских перевязочных пунктах и уничтожил этим господствовавший там хаос», — писал хирург. А еще Николай Иванович предложил хорошо продуманную систему эвакуации раненых с поля боя.

 

Также Пирогов впервые в боевых условиях применил женский труд, организовав уход за ранеными сестер милосердия. Чувствуя тепло женских рук, солдаты выздоравливали быстрее.

 

Пирогов восхищался героизмом рядовых солдат и возмущался нерадивостью военных чинов, часто злоупотреблявших служебным положением и привыкших воровать. «Если Севастополь падет, то не от недостатка мужества, а от интриг и личностей», — с горечью констатировал хирург.

 

— Почему простые люди так искренне верили в то, что доктор способен творить чудеса?

 

— Однажды на перевязочный пункт принесли на носилках обезглавленного служивого. Медики запротестовали: «Куда несете? Ведь видите, что он без головы». «Ничего, ваше благородие, — отвечали бойцы, — голову несут за нами, господин Пирогов как-нибудь привяжет, авось, еще пригодится наш брат-солдат»…

 

Пирогов впервые сформулировал важнейшие положения военно-полевой хирургии. Называя войну «травматической эпидемией», он считал, что «к достижению благих результатов в военно-полевых госпиталях необходима не столько научная хирургия и врачебное искусство, сколько дельная и хорошо учрежденная администрация. Без распорядительной и правильной администрации нет пользы и от большого числа врачей».

 

Под «травмами» войны он понимал «сумму разного рода насилий, поражающих массы скученных людей». «В моем понятии, всякое насильственное лишение, сопряженное неразлучно с войной, уже несет на себе более или менее характер травматизма, — писал Пирогов. — Даже такое насилие, как… лишение пищи, питья, обременение тела различными тяжестями, утомление, в конце концов, причиняет тоже нарушение связи и целости органических частей. Кто определит на войне в организме раненого границы между разрушительным действием клина, сотрясением нервной системы и расстройством тканей от предшествующих лишений, измененным составом крови?» Труды Пирогова по военной медицине и сейчас остаются основой для организации медицинского обеспечения во время боевых действий.

 

-------------------------------------------

 

Источник http://alenamalaya.narod.ru/ARBEIT11.html

 

Начала общей военно-полевой хирургии

 

Военная медицина обязана Пирогову созданием военно-полевой хирургии и разработкой научных основ лечебно-эвакуационного обеспечения боевых действий войск.

Во время Крымской войны 1853-1856г.г. Пирогов дважды выезжал на театр военных действий и непосредственно участвовал в организации медицинского обеспечения боевых действий войск и лечении раненых. Пирогов выезжал на театр военных действий для ознакомления с работой перевязочных пунктов, лазаретов и госпиталей. Также он выезжал в 1870г. в Германии, а в 1877 и 1878г.г. - в Болгарии. На основе своих наблюдений Пирогов опубликовал, помимо "Отчета о путешествии по Кавказу" (изданного в 1849г.), "Начала общей военно-полевой хирургии, взятые из наблюдений военно-госпитальной практики и воспоминаний о Крымской войне и Кавказской экспедиции (в двух частях, 1865-1866)"; "Отчет о посещении военно-санитарных учреждений в Германии, Лотарингии и Эльзасе в 1870г. (издан в 1871г.)" и "Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии и тылу действующей армии в 1877 и 1878 годах (в 2 частях, 1879г.)".

Свои взгляды на военную медицину, в частности, на медицинское обеспечение боевых действий войск, Пирогов сформулировал в 20 положениях, которые опубликовал в "Военно-врачебном деле". Первые три из этих положений были впервые изложены в "Началах общей военно-полевой хирургии". Они составляют основу организационных, тактических и методических принципов военной медицины. Остальные 17 положений имеют самостоятельное, однако не главное значение.

 

Первое положение гласит: "Война есть травматическая эпидемия". Это определение войны (конечно, сделанное не с общественной, а с военно-медицинской точки зрения) прочно вошло в военно-медицинскую литературу. Это определение в современном его понимании основывается на чисто внешнем сходстве войны и эпидемии, состоящем в массовых поражениях людей при более или менее однородном характере поражений. Оно дает ясное представление об огромном количестве сил и средств, необходимых для медицинского обеспечения боевых действий войск.

Другое положение Пирогова как бы вытекает из этого первого, основного положения, главное значение которого связано с тем, что боевые действия войск характеризуются крайней неравномерностью возникновения санитарных потерь и поступления пострадавших в полевые медицинские учреждения. Именно поэтому уже во время Крымской войны недостаток в руках на перевязочных пунктах и в полевых лазаретах был так велик, что на 100 и более тяжелораненых приходилось иногда по одному ординатору. Следует отметить, что неравномерность возникновения санитарных потерь от войны к войне проявляется все ярче и ярче, оказывая влияние на организационные принципы построения военно-медицинской службы, тактические приемы ее работы и боевой подготовки. Неравномерность потерь зависит от многих причин: от вооружения и технического оснащения войск, от методов ведения боя, от задач, выполняемых войсками, их подготовленности и сколоченности, от соотношения сил и средств противостоящих сторон и других факторов. Эти причины не постоянны. Изучение их - одна из главных задач военно-медицинской подготовки, особенно руководящего состава военно-медицинской службы.

Трактуя войну как травматическую эпидемию, Пирогов обнаружил глубокое понимание роли тех неблагоприятных факторов боевой обстановки, которые, воздействуя на организм воинов, способствуют развитию раневых осложнений и возникновению ряда заболеваний. Пирогов был далек от того, чтобы рассматривать боевое повреждение просто как механическое нарушение целостности тканей. Он придавал большое значение в возникновении и течении боевых повреждений утомлению и нервному напряжению, недосыпанию и недоеданию, холоду, голоду и другим неизбежным спутникам солдат действующей армии. В связи с этим Пирогов писал, что "сбор разного рода насильственных лишений и настоящих насилий, причиняемых массе людей (войскам) войною и неминуемо следующих вместе одно с другими, я и позволяю себе включить в общее понятие о военном травматизме".

В связи с этими мыслями Пирогова следует подчеркнуть резкую разницу в частоте осложнений шоком и газовой гангреной повреждений у солдат действующей армии и у граждан, получивших производственные, уличные и бытовые травмы,- у первых они встречаются в несколько раз чаще. В наше время к пуле, снаряду и штыку - главным средствам нанесения насилия во времена Н.И. Пирогова - прибавились другие, более сильные и несопоставимые по своим разрушительным свойствам средства, имеющие уже не только механический, но и химический, термический, биологический, атомный характер и т. д. Вот почему уместно сейчас подчеркнуть вопрос, который задавал Н.И. Пирогов: "кто определит на войне, в организме раненого, границы между разрушительным действием клина, сотрясением нервной системы и расстройством тканей от предшествовавших лишений, измененным составом крови и т.п.? Строгий и логичный анализ, с его разделениями и подразделениями,- отвечает Н.И. Пирогов,- бессилен там, где имеем дело со следствиями целого ряда насилий и лишений".

Большое значение этих мыслей состоит в том, что боевые повреждения и их тяжесть в современных войнах будут определяться как никогда ранее комбинацией различного рода поражающих факторов, обусловливающих специфику военной патологии.

 

Второе положение Пирогова гласит: "Свойство ран, смертность и успех лечения зависят преимущественно от различных свойств оружия и в особенности огнестрельных снарядов". Это положение вызывало и продолжает вызывать неверные толкования, не соответствующие историческим условиям его возникновения и изменениям взглядов самого Пирогова по этому вопросу. Взгляды Пирогова на хирургические вмешательства, на превентивные операции на перевязочных пунктах и в полевых лазаретах менялись на протяжении его деятельности. Вначале он был решительным сторонником предупредительных операций и сам осуществлял их во время военных действий при взятии аула Салты и во время Крымской войны. Однако после тщательного анализа клинических исходов военных ранений, дававших особенно высокую смертность от осложнений ран нагноительными процессами, а также, учтя смертность среди больных, оперированных в больницах и в условиях частной практики, Пирогов сделал вывод о нецелесообразности предупредительных операций на перевязочных пунктах, придя к заключению о бессилии хирурга в этих условиях в борьбе со смертностью и инвалидностью среди раненых.

Высокая послеоперационная смертность, особенно среди раненых, от осложнений нагноительными процессами, с одной стороны, и незнание того, как осуществляется "перенос заразительных веществ от одного больного к другому", а, следовательно, и отсутствие сколько-нибудь надежных методов борьбы с этими осложнениями ран - с другой, обусловили появление второго положения Пирогова.

Однако, ознакомившись во время русско-турецкой войны 1877-1878гг. с медицинским обеспечением боевых действий войск и с постановкой хирургической работы на главных перевязочных пунктах и в военно-временных госпиталях (в частности, с применением и тщательным выполнением листеровского метода борьбы с инфекцией при операциях в одном лазарете частной помощи и военно-временном госпитале), Пирогов изменил свое отношение к роли хирургических вмешательств в профилактике осложнений огнестрельных ран, в борьбе с инвалидностью и смертностью среди раненых. Убедившись в хороших клинических исходах лечения ран в этих учреждениях по способу Листера (J. Lister), он в слоем последнем и важном для военной медицины труде "Военно-врачебное дело" говорил уже о двух путях развития хирургии, особенно военно-полевой - выжидательно-сберегательном и активно-профилактическом. С открытием и внедрением в хирургическую практику антисептики и асептики хирургия стала развиваться по второму пути, о котором Пирогов писал: "для полевой хирургии открывается обширное поле самой энергической деятельности на перевязочном пункте,- первичные операции в небывалых доселе размерах".

 

Третье положение Пирогова, тесно связанное с первым и в известной мере вызванное им к жизни, гласит: "Не медицина, а администрация играет главную роль в деле помощи раненым и больным на театре войны". Согласно этому положению успех медицинского обеспечения боевых действий войск зависит от организационной структуры медицинских учреждений, их количества, подчиненности, назначения, подвижности и взаимоотношений между ними, что, в свою очередь, должно определять особенностями театра военных действий, характером войны и методами ведения боевых операций, с одной стороны, и достижениями медицинской науки и практики здравоохранения - с другой.

Пирогов признавал необходимым иметь регламенты, определяющие назначение и задачи медицинских учреждений, права и обязанности должностных лиц; он подчеркивал, что для успеха медицинского дела в войне, с ее многочисленными неожиданностями, препятствиями и быстрой сменой боевой обстановки, вынуждающей в интересах дела нарушать эти регламенты, особое значение принадлежит руководству военно-медицинской службы, которое должно быть авторитетным, медицинским сверху донизу, способным отвечать за порученное дело по сути, а не по форме.

Пирогов считал главной задачей организацию лечения раненых и больных и признавал единство и неделимость лечения и эвакуации; при этом он исходил из определяемого значения боевой обстановки в решении основных задач медицинского обеспечения боевых действий войск, в частности при установлении дислокации и группировки медицинских учреждений, а также объема оказываемой в них медицинской помощи пораженным и больным.

Пирогов утверждал, что сортировка раненых по срочности оказания и объему хирургической помощи и показания к эвакуации является главным средством предупреждения "сумятицы" и "неразберихи" в медицинских учреждениях. В связи с эти Пирогов считал необходимым иметь в медицинских учреждениях, предназначенных для приема раненых больных и оказания им квалифицированной помощи, сортировочное и операционно-перевязочное подразделения, а также подразделение для легкораненых. А в путях эвакуации (в районе cocpедоточения госпиталей) - "сортировочники" (в понимании - сортировочные госпиталя).

Третье положение Пирогова заложило организационные принципы военной медицины и вместе с первым положений составляет научные основы организации и тактики медицинской службы, медицинского обеспечения боевых действий войск.

Среди многих заслуг Пирогова перед медициной, в частности перед военной медициной, нельзя не указать на изобретенную им гипсовую повязку, впервые примененную в полевых условиях в 1854г.

 

http://e-library.kazangmu.ru/cgi-bin/irbis64r_12/cgiirbis_64.exe?LNG=&C21COM=S&I21DBN=BOOK&P21DBN=BOOK&S21FMT=infow_wh&S21ALL=%28%3C.%3EA%3D%D0%9F%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%B2,%20%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9%20%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87$%3C.%3E%29&Z21ID=

 

https://vivaldi.nlr.ru/bx000006275/view#page=200

  • Фууууу.... 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Благо полюбился некоторым модераторам, которым на работе дегенератов видимо мало.

 

На работе я их всех dfe58a8ed8333ef77c3747e2ab4cc9db.gif07b7636de7a6b5572bfd3ccce8cb3918.gif э-э-э недолюбливаю , а тут я проявляю терпение . Это моё такое проявление гумманизма и человеколюбия *118

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

У-уу. Может тему сразу закрыть? *93

Давным-давно пора!!!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ну , как хотите *26 . Итак , по просьбе трудящихся и из личной симпатии

некоторых модераторов
к глубокоуважаемому и нежно любимому Марку Вениаминовичу *37 ТЕМУ ЗАКРЫВАЮ .

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.

×