Перейти к содержанию
  • записей
    50
  • комментариев
    35
  • просмотров
    4 128

Пахомыч и лисица

Admin

426 просмотров

 

Одно время я работал на 1.0 ставки врачом-травматологом-ортопедом поликлиники в одном из районов M-й области.Поскольку на 1.0 ставки есть нечего, а на 2.0- некогда, я взял до 0.5 ставки дежурств по стационару. Помимо травматолога, дежурили анестезиолог, хирург, терапевт, акушер-гинеколог и педиатр.

Если с двумя первыми специалистами мне постоянно приходилось взаимодействовать в рабочем порядке, то с тремя последними только видеться в приемном покое. Особого впечатления никто из них на меня не производил, как и я на них- все были врачи как врачи, то есть, хронически озлобленные перманентно малооплачиваемые- не более. Некоторые дежурили чаще, некоторые- реже, в зависимости от возраста, здоровья и семейного положения. Приемный покой был единым для всей Мишкинской ЦРБ, куда все дежурные врачи приходили для осмотра первичных.

Чаще всех мне на глаза попадался один педиатр мужского пола. Педиатр? Гм. Педиатром на моей памяти всегда была женщина! Я, правда, никогда не мог понять, что именно заставляет женщин выбирать эту профессию- ведь ни одна из них не может самостоятельно отличить здорового ребенка от больного, даже используя физикальные, инструментальные и лабораторные методы диагностики. Но педиатр- мужчина? Допустим, женщина может и попальпировать тёплой ладонью, и выписать рецепт почерком пионерки-отличницы. Но мужчина? Если не дышать перегаром в трехдневной щетине, то что тогда?

Центральной фигурой любого медицинского фольклора является неадекватный пациент. Но и среди медработников сплошь и рядом встречаются такие цирковые, гротескные характеры, что никаких чеховых, булгаковых и крониных не хватит на их олитературивание и представление на потеху уважаемой публике.

“Пахомыч”, как его все называли, был ниже среднего роста лет 50 без особых примет, с каким- то кубическим черепом, столь уныло носящий лобно-теменную лысину, как будто родился с ней. Он охотно откликался на всё- и на “Пахомыча”, и на “Прокофьича”, и на “Терентьича”, и на “Трофимыча”. И даже на “Ионыча”, “Ксенофонтыча” и “Бонифатьича” (я лично проверял из озорства). Несмотря на то, что этот ничтожный “-омыч” (“-имыч”) проработал в Мишкинской ЦРБ как минимум 25 лет, никто даже не знал, как его зовут, даже самые старые медсёстры в приемнике. Вообще, какая-то гипертрофированная откликаемость и отзывчивость была ему присуща, отражая добрейшую, (надо подозревать), полную неоцененных сокровищ душу. Единственное, что мне о нем сообщили- Пахомыч был главврачом какого-то детского санатория в окрестностях Мишкино, а в ЦРБ только дежурил. Судя по количеству дежурств, с личной жизнью у Пахомыча было туговато, а здоровья хоть отбавляй. Ореол главврача (единственного в санатории кадра с высшим медицинским образованием) придавал фигуранту какой-то комической (космической) солидности.

Поэтому я очень удивился, когда, в феврале месяце придя в очередной раз на дежурство, увидел в нашей ординаторской этого Педиатрыча. Он удобно сидел в кресле, в лоснящемся спортивном костюме времен позднего Горбачёва, в тёплых носках и войлочных тапочках, тоже не ХXI века, и прилежно смотрел телевизор. Я бегло, переодеваясь на ходу (в приемник только что привезли две "автодорожки"), поинтeресовался у коллеги, в чем дело. Пахомыч продемонстрировал мне забинтованный II палец правой кисти.

-Лиса.

А, понятно- Пахомыча укусило дикое, надо понимать, плотоядное, и он соответственно огребал безусловный курс антирабический прививок- АИГ (антирабический иммуноглобулин на кг веса внутримышечно в большую ягодичную мышцу и КоКАВ, концентрированную антирабическую вакцину из клеток почек сирийских хомячков, по 1.0 мл на 0, 3, 7, 14, 30 и 90-й дни в мышцу дельтавидную).

-Где ты, b…, лису нашел?

Пахомыч начал было словоохотливо рассказывать, но слушать не было никакой возможности- в каждой из двух столкнувшихся легковушек сидело по 4-5 человек, и я побежал исполнять Клятву Гиппократа. Таким образом, дежурство выдалось весьма хлопотливым. Периодически я забегал в ординаторскую- остограммиться и закусить. Пахомыч все сидел в той же покойной, комфортной, такой домашней позе перед голубым экраном, что я ему невольно позавидовал. Я предложил ему было водки, но Пахомыч столь упрямо мотнул головой, мол, не пью, в рот не беру. Да и нельзя ему- чужеродный белок как раз совершал свое благотворное дело, уничтожая предполагаемый вирус бешенства (АИГ) и стимулировал В- лимфоциты к выработке антирабических антител (КоКАВ).

Под утро, "уговорив" свою обычную 0.7 "Столичной" и "упаковав" всех поступивших травмированных, я забылся тревожным сном. Проснулся я от легчайшего шума- Пахомыч деликатно орудовал электрочайником, заваривая кофе. Ноги гудели, АД было под 190/110, душил "сушняк" и "пробивала" депрессия пополам с голодом- предстоял еще полновесный рабочий день в поликлинике, небритому и с перегаром.

-Садись,- пригласил коллега. -Сахар вот, сгущенка. Бери, накладывай. Бутерброд с колбасой будешь?

Это было предложение, от которого невозможно отказаться. Прихлебывая кофе, я из вежливости поинтересовался, где же педиатр нашел лису- в наших лесах давно уже не водилось никакой фауны, кроме клещей.

-Представляешь, всегда пешком на работу хожу, - сразу же оживился Пахомыч, пропуская местоимение.- Лесом, за питомником, там никого обычно. По пути захожу в гараж, машину -то я продал, картошку в нем храню. И вдруг вижу- лиса! Сперва подумал- мертвая, но потом пощупал- нет, теплая, дышит, просто сознание потеряла. Кто-то поставил капкан, вот она и попалась передней лапкой. Видимо, билась-билась, рвалась-рвалась, да и изнемогла...

Я никогда не встречал изнемогшую лису в капкане, поэтому не знаю, чтобы я испытал на месте Пахомыча- скорее всего, ничего, эмоциональная тупость плюс профвыгорание. "Кто-то старался, ставил",- решил бы я и прошел себе мимо. Но Пахомыча увиденное потрясло до самых глубин его полной скрытых сокровищ души. Он негодующе разомкнул стальные зубья (несмотря на внешнюю щуплость, кость у моего героя была, что называется, "широкая") и освободил интересную пленницу! Дальше он взял гибкое рыжее тельце со свесившимся хвостом на руки (я уверен, что это было совершенно ни с чем не сравнимое ощущение- намного приятнее, чем взять, скажем, кошку) и торжественно (надо полагать, даже церемониально) понес жертву в свой пустующий гараж, находившийся неподалеку от места проишествия.

Февральский сосновый лес был в этот утренний час совершенно безлюден.

Время поджимало, поэтому Пахомыч поместил бедненькую лисичку в пустующую клетку, в которой кто-то когда-то возил на рынок кур, укутал в шарф, поставил ей мисочку с водой, перевязал травмированную лапку чистой сухой тряпицей (надо думать, оторвал от майки), а сам побежал в санаторий. Как можно быстрее проведя пятиминутку и сделав короткий обход, точнее- облет, благородный с3.14... ой, взял из грудничкового отделения бутылочку с соской, на3.14... ой, набрал в пищеблоке вареного фарша, нацедил бульона и молока, и побежал обратно по сугробам, сломя голову и рискуя сломать лодыжки. Музыка из телепередачи "В мире животных" переполняла все его существо. Спасенная лисонька занимала все его мысли!

Pискну предположить, что это лучшее, что с ним случилось в жизни...

Вбежав, задыхаясь в гараж, Пахомыч прикрыл дверь, опасаясь нежелательных свидетелей, зажег свет и бросился к клетке. Лисы в ней не было!!! Не веря глазам, спаситель осмотрел клетку внимательно- засовчик закрыт, вода в мисочке не лакана, смятый шарф и окровавленная тряпица валяются на полу, лисы нет, в углу аккуратно прогрызенная дырка- клетка, хоть и проволочная, не была предназначена для хищных млекопитающих. Очевидно, в отсутствие человека зверек пришел в сознание, оценил обстановку, выпутался из шарфа, перегрыз тряпицу, прокусил проволоку и выбрался наружу!

В отчаянии Пахомыч бросился обыскивать гараж- дурашка, она же хромая, не должна была выйти из закрытого гаража, она же голодная, да и куда, куда с такой лапкой... и точно, лисица притаилась за стопкой лысых протекторов, и, будучи обнаружена, оскалила зубы. Пахомыч протянул к ней руки жестом "вернись, я все прощу", но красноречивость жеста была потеряна на безмозглом, в сущности, существе- лисица от всей души тяпнула своего спасителя за палец и, как гениально выразился баснописец, "была плутовка такова"- Пахомыч оставил неплотно закрытую дверь, чем вероломная и воспользовалась, напоследок вильнув пышным огненным хвостом с белым кончиком...

Закончив свою историю, Пахомыч горестно замолчал, сгорбившись над чашкой. Щадя его чувства и будучи благодарен за завтрак, я лишь хмыкнул что-то вроде "нутыблиндаешь" и пошел сдавать смену.

В поликлинике меня ожидал сюрприз- мой смежник и напарник Валерий Витальевич М., по кличке "Валера-тепловоз", резко и скоропостижно ушел в февральско-мартовский запой (он родился 29 февраля), оголив не только прием амбулаторных больных, но и завтрашнее дежурство! Как всегда, никакой реакции администрации и общественности, да чтож это такое делается. Мало того, что в ближайшие дни мне предстояло принять и своих, и его пациентов (по 60), так и еще внепланово отдежурить за Валерона завтра!

Что делать, я всегда был (да и сейчас остаюсь) стойко трудоспособен, поэтому без особого труда разгреб амбулаторные авгиевы конюшни, а назавтра с новой злодейкой 0.7 был как штык на внеплановом дежурстве, вынашивая адские планы мести этому алканавту (который вот уже четвертый год, как пребывает в местах Вечной попойки, где реки текут паленой водкой и дагестанским эрзац-коньяком).

В приемнике никого не было, все указывало на то, что дежурство ожидается спокойным, и злодеечку 0.7 можно "давить" совершенно свободно, и даже не допивать до дна, как карта ляжет. В ординаторской этот раз Пахомыча не было, а оставшийся передать мне отделение ординатор сказал, что под наблюдением мне оставлен только один пациент, хоть и в реанимации, но символически.

- Что значит "символически"?

-Антипов это. Ну, наш самый знатный зверовод.

-Кто? Пахомыч??

Оказалось, что беднягу утром "накрыла" сывороточная болезнь- ни с того, ни с сего возникли боли за грудиной, одышка, гипотония 80/40, и его перевели в реанимацию. Я раньше нередко встречался с этим грозным осложнением антирабического безусловного курса, когда мы использовали лошадиный иммуноглобулин и КАВ. Новое поколение антирабических препаратов, АИГ и КоКАВ, считались безопасными. Но в медицине нет ничего безопасного. Вдобавок, эти препараты должны храниться и транспортироваться строго в холодильнике, при минус 8 Цельсия, а их постоянно вынимают, складывают на подоконник под солнцепек, пересчитывают, да и холодильники размораживают по графику- вот их сенсибилизирующие свойства и проявляются.

Остограммившись, я пошел проведать романтичного бедолагу. Пахомыч лежал в отдельной палате, в своем засаленном (единственном) спортивном костюме и в шерстяных носках под капельницей. Общее состояние “знатного зверовода” было удовлетворительным- кожные покровы физиологической окраски и влажности, дыхание везикулярное, SpO2 97%, ЧДД 14 в минуту, АД 120/80, ЧСС 76 в минуту, регулярный синусовый ритм, шумы отсутствовали, живот не вздут, мягкий, безболезненный во всех отделах, физиологические отправления в норме. Даже повязку с пальца ему сняли, а две точечные ранки замазали раствором бриллиантовой зелени- ни отека, ни красноты. Лишь заострившиеся черты лица говорили о том, что не все гладко с нашим Пахомычем. Впрочем, строгость эта ему шла, делая нижесреднeстатистическую внешность фигуранта интереснее, и, так сказать, прекраснее.

-И нахера тебе нужна была эта лиса?- как можно суровее спросил я.-Пахомыч! Ты, b.., реально спятил?

Вместо ответа Пахомыч широко и блаженно улыбнулся- мол, все нормально, насчет лисы- все было правильно, он уже простил ей и укус, и побег, и неблагодарность; чувствует себя прекрасно, завтра в палату, послезавтра- на выписку! Я постарался как можно сильнее испортить ему настроение- сывроточная болезнь протекает волнообразно, длительно, и никогда не заканчивается полным выздоровлением. Но испортить настроение новому Пахомычу было никому не под силу, даже мне. После лисы он стойко чувствовал себя Грегори Пеком (горе-журналист Брэдли) в финале "Римских каникул" (лисичка- Одри Хепбёрн), не меньше!

Увы, мои предчувствия меня не обманули. Утром Пахомычу резко "поплохело", и о переводе в травмотеление не могло быть и речи. Антирабический иммуноглобулин и КоКав из клеток почек сирийских хомячков не только инактивировали фильтрующийся вирус бешенства, но и и образовывали имунные комплексы с белками крови, вызывая падение давления, интерстициальный нефрит, полисерозит, и, конечно же, миокардит…

Февральско- мартовский запой у Валерона в тот раз затянулся, поэтому мне недели две пришлось ишачить за “себя и за того парня”, и я видел Пахомыча буквально каждый день. Состояние его то резко улучшалось, то не менее резко ухудшалось, и бедняга постоянно осциллировал между травмотделением и реанимацией. Вакцину ему кололи по графику, "прикрываясь" дексаметазоном, поэтому о скорой выписке речь не шла. Я первое время надеялся еще достучаться до его мышления и заставить его признаться в содеянной ошибке- отречься от лисы.

Но жесткие ментальные конструкции внутри кубического черепа "поциэнта" уже закалились, как сталь. Мои попреки он встречал с неизменной улыбкой Олега Ефремова в фильме "Гори, гори моя звезда", когда того ведут растреливать белые офицеры. Улыбка получалась, во- первых, страшная, ибо лицо благородного осовывалось с каждым новым приступом; во- вторых- асимметричная, ибо что-то нехорошее творилось с его левым лицевым нервом и его ядром. Но она, эта улыбка, предполагалась победной и высокомерной, как на картине Репина "Приплыли"... ой, "Отказ от исповеди".

Что-то произошло в момент контакта с лисой, какая-то пенетрация злых духов, которыми, как веровали наши языческие предки, кишат звери и птицы.

Отчаявшись, я отстал от Пахомыча. Вскоре он исчез из отделения, и я было вздохнул с облегчением. Но через неделю встретил его в приемнике в том же в спорткостюме, который давно болтался на нем, как на вешалке. Асимметрия лица бросалась в глаза. Оказывается, "поциэнта" перевели в кардиологическое отделение с миокардитом (с привлечением невролога).

-Скажи, Пахомыч, ну хоть сейчас скажи честно- вот сейчас стал бы ты снова трогать эту сраную лису? понес бы ее на руках? поил бы из сосочки? носился бы как с писаной торбой?

Наверняка десятки людей уже спрашивали его об этом.

+ахомыч прекраснел лицом, некоторое время отрешенно смотрел вдаль, а потом решительно объявлял:

-Стал бы. Понес бы. Поил бы, носился.

Увы, тут не только медицина была бессильна.

Самые мрачные мои прогнозы сбылись- курс прививок закончили, но миокардит привел к аритмии, ИБС и хр. левожелудочковой недостаточности. Пахомыч еле поднимался на второй этаж, ему дали вторую группу по "общему заболеванию". Дежурства он бросил. Но я не думаю, что он сожалел о случившемся- "но в его жизни была песня безумная роз", как поется в какой-то застойной песне.

В минуты духовного опустошения я всегда вспоминаю этого человека. Несмотря на очевидную глупость, его поступок глубоко врезался мне в память. Не знаю, жив ли он, или ушел вослед за Валероном в Страну Дружелюбных Лис. Знаю одно- мне чертовски не хватает таланта, чтобы описать Пахомыча так, чтобы он получился, как живой, чтобы, читая эти строки, все плакали…

polyp_nasal, апрель 2018



0 Комментариев


Рекомендуемые комментарии

Комментариев нет

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

Объявления



×