Перейти к содержанию
  • записей
    39
  • комментариев
    26
  • просмотров
    2 816

О блоге

Наимудрейшие мысли Админа о скорой, сайте и форуме

Записи в этом блоге

Admin
Поправки в федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», разрешающие любому человеку использовать автоматические наружные дефибрилляторы (АНД) для оказания первой помощи в общественных местах, внесены в Госдуму. Сейчас применять такие аппараты могут только люди, прошедшие специальную подготовку.

Законопроект №466977-7 «О внесении изменения в статью 31 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» был зарегистрирован в базе законопроектов Госдумы в среду, 16 мая. Как говорится в документе, «при возникновении ситуаций, требующих оказания первой помощи с использованием автоматических наружных дефибрилляторов, такая помощь может быть оказана неограниченным кругом лиц». По действующим нормам, в России использовать АНД имеют право медицинские работники и люди, прошедшие специальную подготовку: например, сотрудники органов внутренних дел, пожарные, военнослужащие, спасатели, водители транспортных средств.

В пояснительной записке авторы законопроекта подчеркивают актуальность предлагаемой меры – по их данным, в России в результате внезапной остановки сердца ежегодно умирает до 300 тысяч человек. «Поскольку повысить выживаемость при ВОС можно исключительно путем сокращения времени до проведения электрической дефибрилляции сердца (оптимально – до первых трех минут с момента происшествия), данная задача может быть решена только посредством размещения АНД в местах массового пребывания людей и допуска к их использованию неограниченного круга лиц», – говорится в документе.

Ранее Правительство РФ в своем отзыве на законопроект отмечало, что документ не учитывает подготовки, необходимой для использования дефибрилляторов неограниченным кругом лиц, в том числе обучения населения применению АНД, а также расходов, связанных с приобретением, установкой и обслуживанием аппаратов. Как сообщил Vademecum один из авторов законопроекта депутат Андрей Исаев, в первом чтении планируется принять «костяк» законопроекта: «Сейчас он будет рассматриваться в первом виде, а замечания правительства мы, безусловно, учтем».

В пояснительной записке авторы законопроекта ссылаются на опыт обучения граждан сердечно-легочной реанимации и использования АНД в других странах. Там подобное обучение следует проводить раз в полгода, поэтому широкое внедрение системы обучения «является неэффективным расходованием ресурсов». Авторы законопроекта считают, что использование АНД не приведет к каким-либо сложностям: оно безопасно «и для пострадавшего, и для использующего лица». «Дефибриллятор снабжен соответствующими графическими изображениями, а вся процедура его применения сопровождается голосовыми подсказками», – говорится в пояснительной записке.

 

Источник Госдума
Admin

С 1 июня повысится плата за необоснованный вызов неотложки. Сейчас за такие вызовы приходится платить 40,14 евро, а с июня плата повысится до 56 евро, пишет Latvijas avīze.

Для того, чтобы разгрузить бригады Службы неотложной медицинской помощи (СНМП) от бюрократии, с 14 мая медики больше не будут выписывать счета за необоснованный вызов к пациенту на дом, теперь это будет делаться централизованно.

В СНМП этим будет заниматься специальный сотрудник, который будет выписывать счета и отправлять их пациентам по почте. В электронной системе видно, что многие вызывают "скорую" без особой необходимости, причем неоднократно, поясняет руководство СНМП, решившее "немного ограничить таких пациентов, что неплохо в том числе и в воспитательных целях".

Admin

Мочи манту!

Главный фтизиатр Минздрава разрешила мочить пробу Манту

Пробу Манту, которую обычно делают детям для выявления специфического иммунного ответа на введение туберкулина, мочить можно, но нельзя механически повреждать. Об этом сказала ТАСС главный внештатный специалист фтизиатр Минздрава России Ирина Васильева.

Туберкулиновую пробу в РФ делают детям в детских садах и в школах. Родителям традиционно рекомендуют следить за тем, чтобы место пробы не намокало.

"Мочить можно, нельзя расчесывать. Теребить нельзя, тереть мочалкой", - сказала главный внештатный фтизиатр Минздрава.

По ее словам, рекомендация не мочить Манту была связана с тем, что обычно намокшее место вытирают, а это как раз и есть механическое повреждение места пробы. "Намочить можно, потом просто промокнуть и все. <...> С пробой Манту все не так строго - просто нельзя раздражать кожу", - уточнила она.

Главный фтизиатр Минздрава России также отметила, что наличие выраженной реакции на месте пробы говорит о том, что организм активно борется с каким-то возбудителем. "Проба Манту менее специфична, чем Диаскинтест. К сожалению, она реагирует и на другую аллергию, и имеет много ложноположительных ответов", - добавила Васильева.

В Минздраве отметили, что родители имеют право отказаться от пробы Манту для ребенка, но тогда они должны предоставить данные о том, что у ребенка нет туберкулеза. Альтернативой Манту в данном случае, по словам замминистра здравоохранения Яковлевой, может быть Диаскинтест. Яковлева также отметила, что за прошедший год в РФ было зафиксировано 70 тыс. случаев туберкулеза, причем около 70% случаев составляли социально благополучные граждане.

Васильева напомнила, что туберкулез - излечимое заболевание. Обычный туберкулез излечивается в течение в среднем полугода, а лекарственно устойчивые формы - за два года.

По данным Всемирной организации здравоохранения ежегодно в мире заболевает туберкулезом 10 млн человек. Каждый десятый заболевший - ребенок. При этом, по данным за 2016 год, почти полмиллиона человека болеют туберкулезом, имеющим множественную лекарственную устойчивость. Туберкулез продолжает оставаться основной инфекционной причиной смертности в мире, унося ежедневно 4,5 тыс. жизней в день.

Admin

Минздрав Украины в рамках реформы объявил переход на новую модель медицинского обслуживания населения, которая предусматривает отмену практики вызова врача на дом и диспансеризации украинцев.

«Отменяется «книга записи вызовов врачей на дом». Врач не будет обязан отчитываться о посещении всех пациентов, позвонивших в регистратуру. Пациент и врач смогут получить доступ друг к другу по телефону», – приводит ТАСС сообщение пресс-службы минздрава Украины.

Это объясняется тем, что «ВРЕМЯ ВРАЧА   ЯВЛЯЕТСЯ  ЦЕННЫМ  И  ОГРАНИЧЕННЫМ  ОБЩЕСТВЕННЫМ  РЕСУРСОМ», а каждый пациент должен понимать, что во время обслуживания одного пациента на дому врач «не помогает по меньшей мере трем другим пациентам».

«Пациент и врач будут вместе принимать решение о необходимости визита домой», – отмечает ведомство.

Украинский минздрав ссылается на опыт европейских стран. Утверждается, что именно возможность общения с медработником по телефону «больше всего ценится пациентами».

Ссылка на оригинал: https://vz.ru/news/2018/3/15/912639.html

Admin

4682-6ca5-3f6f5f.jpg

Безразличие к пациентам, формальное выполнение работы, цинизм — всё это характерно для абсолютного большинства российских врачей. Но дело не в том, что в профессию пришли чёрствые и безответственные люди. Просто из-за огромной нагрузки, маленькой зарплаты и хамства пациентов у медиков начинается профессиональное выгорание. Это очень опасно: "выгоревшие" врачи совершают ошибки гораздо чаще.

К такому выводу пришли учёные из Сибирского государственного медицинского университета. Они опросили более 4 тыс. медработников в Томской области. Как сказано в исследовании (есть у Лайфа), "на модели Томской области" была проведена "оценка профессионального выгорания медицинских работников в Российской Федерации". То есть учёные считают, что полученные результаты характерны для врачей по всей стране.

Медики заполняли специальную анкету для определения профессионального выгорания (она была разработана зарубежными учёными и переведена на русский язык). В результаты врачам поставили "оценки" по трём параметра. 

Первый — эмоциональное истощение. Это утрата интереса и позитивных чувств к окружающим, ощущение, что работа совсем надоела, неудовлетворённость своей жизнью в целом.

Второй — деперсонализация. Это безразличие, формальное (без сопереживания) выполнение профессиональных обязанностей, в отдельных случаях — циничное отношение к пациентам.

Третий — пессимизм по поводу профессиональных достижений. Это склонность негативно оценивать себя как профессионала, снижение профессиональной мотивации, избегание работы сначала психологически, а потом и физически.

Общий вывод такой: у 99% медиков есть профессиональное выгорание, у каждого третьего — крайне высокая степень. Учёные также сравнили российских врачей с зарубежными по уровню выгорания. Оказалось, что у наших медиков гораздо выше показатели по цинизму и пессимизму.

При этом за рубежом "выгоревших" врачей меньше. Исследование, проведённое в Европе в 2014 году, показало, что признаки выгорания есть у четверти хирургов-онкологов. В Гонконге признаки выгорания были выявлены у 31% опрошенных молодых докторов.

Ощущение пустоты и бессмысленности — это опасно. Как сказано в работе, зарубежные учёные не раз доказывали связь выгорания с медицинскими ошибками.

"В 2012 году 183 респондента из 1198 врачей-терапевтов Японии напрямую связали самовыявленные медицинские ошибки в своей практике с признаками профессионального выгорания", — такой пример приводится в исследовании.

А в 2009 году в Нидерландах врачи-интерны, у которых были признаки выгорания, сообщили "о достоверно большем количестве совершённых ими ошибок", чем интерны без таких признаков.

— Я думаю, стоит верить этим цифрам (то есть результатам исследования российских учёных. — Прим. Лайфа), — сказал ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов. — Действительно, на врачах лежит огромная ответственность за жизнь и здоровье людей. Платят им мало, часто врачи работают в плохих условиях.

Социолог считает, что профессиональное выгорание характерно для врачей по всей стране.

— Исключение — Москва, где и больницы лучше обеспечены, и зарплата врачей больше, и условия гораздо лучше, — сказал он. — Может быть, в числе исключений — какие-то специализированные больницы крупных мегаполисов. А если говорить об обычных областных, а тем более районных центрах, то такая картина [профессионального выгорания] характерна для всей России. 

Заведующий 1-м терапевтическим отделением московской поликлиники № 149 в Москве Игорь Юркин рассказал, что и столичные медики очень хорошо знают, что такое выгорание.

— Многие врачи поставлены в такие условия, что они не могут качественно оказывать медицинскую помощь и применять все свои знания и навыки, — сказал он. — Им приходится оказывать услуги. Получается, формально отметился, отработал и ушёл. И всё это сопряжено с выслушиванием обвинений в свой адрес от пациентов, хотя не мы придумали эту систему. Многие врачи уже просто по привычке ходят на работу, потому что другой работы нет. Молодые ещё куда-то собираются и уходят в страховые и фармкомпании, а люди пенсионного возраста считают, что "добегаем своё, и всё".

По его словам, он сам каждый день "ощущает на себе это давление".

— На каких-то остатках сил я ещё держусь, привычка, нужно оказать людям помощь, показать своё мастерство, приблизиться к пациенту, — сказал он. — Но когда пациент потом начинает "сволочить" и за то, что ты ему оказал помощь, на тебя ещё и жалобу катает, в следующий раз просто формально окажешь помощь, да и дальше пошёл.

В 2015 году столичные врачи проводили забастовку против адских условий труда и подробно рассказывали, как тяжело им приходится.

— Раньше в среднем в день ко мне в клинику приходили по 20–25 человек, — рассказывала участковый терапевт диагностического центра № 5 Ирина Кутузова. — Сейчас — 40–46. И это не считая тех, кто "мне только спросить". У меня после 25-го человека резко падает концентрация. Элементарно перестаёшь соображать. Пациент тебе что-то говорит, а ты как в космосе. Недавно больной был. Смотрю, у него по электрокардиограмме серьёзные изменения. Ситуация острая. Вызываю скорую. Хочу сказать: "Инфаркт". И не могу. Заклинило просто. Разве это нормально?

— От врачей требуют, чтобы медицина была на высоком уровне. При этом чиновники не создают условий, чтобы это было возможно, — сказал сопредседатель Всероссийского союза пациентов Ян Власов. — То лекарств не хватает, то "дорогостой" выписывать нельзя, то ограничивают квоты для лечения пациентов в больницах. И получается, что везде врачи крайние.

Эксперт отметил, что в Томской области результаты могли оказаться даже лучше, чем в целом ситуация по стране.

— Томск — наукоград, молодой город, — сказал Ян Власов. — Там много студентов, молодых докторов. И можно представить, что происходит в тех регионах, где население старше, если даже на этом срезе мы видим такую безнадёгу.

Admin

Леонид Печатников
евыигрышная, открытая для критики часть деятельности государства. Однако сами чиновники отнюдь не воспринимают «социалку» как наказание и кошмар: умные люди могут очень неплохо там устроиться.

Потомственный боец

О семье заместителя мэра Москвы по социальной сфере Леонида Печатникова известно только с его слов. Великие войны двадцатого века немало потрепали предков вице-мэра по социальной политике. Его дед по отцу Исаак воевал в первую мировую, разбогател в германском плену. А вот жена Исаака, бабушка Леонида Михайловича, погибла во время Великой Отечественной при расстреле евреев у Голубой Дачи под Невелем (Псковская обл.). Поэтому после известной антисемитской статьи Ульяны Скойбеды он объявил бойкот «Комсомольской правде» – правда, только на один день. Вскоре он уже спокойно давал интервью «Комсомолке», где и по сей день сотрудничает бойкая журналистка.

Отец вице-мэра Михаил Исаакович Печатников воевал на фронтах Великой Отечественной, получил медаль «За отвагу» на Курской дуге, делал карьеру в партии, но ее остановила кампания по борьбе с космополитами – подняться высоко Печатникову-отцу не удалось.

Про семейную жизнь вице-мэра тоже мало известно: несколько браков, есть дочь, тоже врач. Нынешнюю жену Печатникова зовут Людмила Борисовна (Шпрехер).

Сам Леонид Михайлович родился в Москве в 1956 году – «Соколиная гора, тогда это была страшная рабочая окраина». Он описывает себя как хулиганистого мальчонку (начал курить в семь лет… в восемь имел два привода в милицию…), но это не помешало ему сразу после школы поступить в престижнейший «первый мед» (имени Сеченова). Во время учебы, по собственному признанию, подумывал об эмиграции в Израиль, но не решился. Мечтал о свободе, об Ахматовой и Пастернаке на книжных полках магазинов. Закончив в 25 лет ординатуру, Печатников стремительно поднялся по карьерной лестнице: практически сразу же стал доцентом в Центральном институте усовершенствования врачей, защитил кандидатскую диссертацию, а в 31 год стал уже заместителем главврача по терапии в Центральной республиканской клинической больнице РСФСР. Для медицины это очень быстрый рывок. В то же время он показал, что врачом – как мечталось в детстве – Леонид не стал. Только управленцем.

В августе 1991 года замглавврача делом поддержал нарождавшуюся российскую государственность – взял на себя организацию медицинской работы в Белом доме. За эту работу он получил медаль «Защитнику свободной России». Там он познакомился с людьми, которые будут определять политику страны ближайшие десять лет.

В 1994 году защитник вышел на еще более высокий уровень – стал главным терапевтом лечебно-диагностического объединения Минздрава (туда включили несколько крупнейших больниц и поликлиник Москвы).

 

Частный сектор

В 2001 году блестящая карьера внезапно притормозилась: всего лишь главный терапевт в 67-й столичной больнице – уважаемом, но никак не элитном медицинском учреждении. Нет достоверных сведений о причине этой маленькой опалы, ибо как раз в то время «ельцинские» кадры начали постепенно уступать место «путинским», но скорее всего, чиновнику от медицины потребовалось время на личную жизнь – он стал членом совета директоров ЦУМа, а затем и ГУМа: олигарх Лев Хасис высоко оценил специалиста с хорошими связями.

Отработав так три года, 48-летний специалист круто изменил свою жизнь – впервые с 17 лет покинул государственную систему здравоохранения и ушел главврачом в частную клинику «Европейский медицинский центр» (EMC). Мы о нем еще услышим, и слышать будем долго. В большую копеечку обошелся московскому бюджету этот частный роман эффективного менеджера.

Примерно в то же время– между 2004 и 2011 годами – Печатников также пять лет работал во Франции и даже защитил там докторскую диссертацию. Впрочем, текст этого документа никто из российских журналистов не видел, более того, в упоминавшемся в связи с этим Университете Леонардо да Винчи в Париже нет медицинского отделения. Характерно, что в официальной биографии доктора французских наук на сайте московской мэрии вообще не упоминается о его работе за рубежом. Справедливости ради заметим, что сам Печатников считает себя российским кандидатом наук.

Так или иначе, частная клиника сделала опытного терапевта состоятельным человеком – по его словам, он зарабатывал в 2010 году миллион рублей чистыми в месяц (после выплаты всех налогов) и ни в чем не нуждался. Поэтому приглашение в Департамент здравоохранения города Москвы было для него чистой воды новым вызовом, считает он. И возможностью контролировать серьезнейшие финансовые потоки, добавим мы. Через полтора года работы Леонида Михайловича повысили до вице-мэра по социальным вопросам: к здравоохранению добавили образование и прочие не слишком выигрышные сферы, которыми должен же кто-то заниматься.

Тендеры и главврачи

Кстати, «Европейский медицинский центр», его хозяева и связанные с ними структуры внезапно начали выигрывать московские тендеры. Так, в 2016 году они получили заказы на 14,7 млрд руб. – треть от всех московских конкурсов в этой сфере. Есть предположение, что многие препараты закупались по сильно завышенным ценам. Началось все со знаменитых закупок томографов, без которых Печатников вряд ли получил бы последующее повышение до вице-мэра.

Но кто не умеет проводить тендеры, тех и не ставят на такие должности. К сожалению, и в остальном работа Печатникова в московской мэрии оставляет сложное впечатление. С одной стороны, он – врач, знающий нужды отрасли изнутри (в руководстве Минздрава на тот момент не было ни одного человека с медицинским образованием). Печатников необычно открыт и общителен – его можно слышать и на, как мы уже говорили, «Комсомолке», и на «Эхе». С другой – опытный циничный управленец брался явно под секвестр отрасли. Еще до начала реального экономического кризиса он начал «резать косты»: «Койки в больницах будут сокращаться в соответствии с реальными потребностями, мы не пытаемся сделать это в директивном порядке» – говорил Печатников. Печатников приводит в пример Сеул, где, по его данным, всего 26 тыс. коек, тогда как в сопоставимой по размерам Москве – 83 тыс. коек только в муниципальном фонде, а с федеральными и ведомственными – 145 тысяч (на предгрозовой 2013 год). Другой вопрос, что в Москву ездят лечиться со всей России и из ближнего зарубежья, чего никак не сказать про Южную Корею. Впрочем, число больниц в стране беспрестанно сокращается уже второе десятилетие. «За 2014 год сокращено уже 50 тыс. коек в стране, а за прошлый год — 35 тыс., и это правильное решение, потому что не должно быть пустующих коек, на которые государство тратит деньги», – гордо говорила министр здравоохранения Вероника Скворцова. Ударным получился и 2015-й – 41 тыс., а вот в следующем, 2016 году, ей удалось сократить лишь 23 тыс. коек – непорядок.

Куда радикальнее действует Печатников – от 145 тысяч он всего за три с половиной года (до конца 2016-го включительно) оставил 80 682 койки круглосуточных стационаров. Его задача – «чтобы городские больницы стали конкурентоспособными в этой новой конкурентной среде». С кем конкурировать? Чем эта среда нова? Загадка.

Зарплаты медиков в Москве растут куда медленнее, чем сокращается число этих медиков. Чем занимаются выброшенные на улицу врачи и младший персонал? Открывают свой бизнес, по совету Медведева педагогам? Ведь Печатников теперь отвечает и за образование, а там тоже надо поднимать зарплаты, а значит, сокращать число педагогов. Сколько их там в Сеуле? Печатников постоянно изучает южнокорейский опыт; к сожалению, не призывает он к распространению южнокорейских зарплат во вверенной ему отрасли.

Понятно, что Леонид Михайлович вовсе не этакий Змей Горыныч социальной сферы. Он действует так, как ему приказывает руководство, причем не только московское, но и федеральное. При этом сам он ни в чем не виноват, ибо гениальное решение проблемы найдено. Московская власть просто объединяет больницы, чтобы они предоставляли полный спектр услуг, а то где-то не было хирургии, где-то, например, проктологии. Логично, но далее Печатников продолжает: «А затем уже главный врач этого объединения решает, какие отделения в его больнице нужно оставить, какие усилить, а без каких можно обойтись. И здесь возникают эти проблемы».

То есть виноват главврач. А не добрейший Леонид Михайлович, профессиональный врач из семьи военных и медиков.

* * *

Странная штука жизнь. Мы можем долго знать человека, а потом какая-то мелочь откроет нам его в новом свете. Существует информация о том, что 21 июня 2017 года московская ГИБДД, не согласовав свою акцию с высшим руководством столицы, проводила проверку автомобилей со спецсигналами – гаишников просто интересовало, все ли они действительно торопятся по важным городским и государственным нуждам. Конечно, они не тормозили знакомые черные автомобили с номерами АМР, но вот «скорые» проверяли. И случилась незадача – в одной из них был вице-мэр собственной персоной. Совершенно здоровый, зато с ящиком коньяка (видимо, для оперативного вмешательства в организм вице-мэра). Собственно, все и без того знали, что главный соцработник города ездит на машине с крестом и мигалкой, но получилось как-то неловко. Вспомнилось, как за полтора года до этого вице-мэр на голубом глазу пошутил: «Максимальное время, за которое приезжает скорая в Москве, – 11 минут. Это время четко фиксируется». Речь, видимо, шла только о скорых с Печатниковым на борту.

Внятных объяснений по поводу инцидента открытый и доброжелательный Печатников так и не дал. Зато по СМИ очень быстро пошла мощная волна опровержений, скорее всего, направлявшаяся из единого источника. Опытные сейсмологи говорят, что эпицентр находится в московской мэрии.

Начав с дерзновенной мечты о стихах Ахматовой в легальной продаже, через медаль «Защитнику свободной России» дойти до слуха о коньяке в машине «Скорой помощи» – какая грустная и типичная биография!

Admin

ТЭЛА от Google

В плеймаркете вышло приложение ТЭЛА. Программа реализует алгоритм диагностики и лечения тромбоэмболии легочной артерии. Основан на действующих Европейских и Российских рекомендациях.

Admin

Странные кренделя выписывает иногда судьба. Бывает, что человек родился и всю жизнь провёл в одной стране и городе, а никто о нём и не вспомнит после смерти. Но иногда человека, который родился не просто в другом городе, а в другой стране любят и почитают на его новой Родине, а после смерти хоронить его выходит весь город. Такая странная и интересная судьба была уготовлена Фёдору Петровичу Гаазу, который родился недалеко от Кёльна в маленьком городке Бад-Мюнстерайфеле в небогатой семье аптекаря. И звали его тогда Фридрих-Иосиф. В Йенском университете Фридрих прослушал курс физики и философии, а медицинское образование он уже получил в Геттингене. 

Но поворотный для Фридриха момент случился в Вене, куда он приехал изучать глазные болезни. Здесь, он в 1802 году спасает от слепоты русского князя Репнина, который предложил ему отправиться в Россию. И Гааз согласился.

Приехав в Россию, Гааз поселился в Москве, где очень быстро стал известным. Потому что хорошие офтальмологи были на вес золота. Слава доктора настолько распространилась, что в 1807 году императрица Мария Фёдоровна издала приказ, в котором назначила Гааза главным доктором Павловской больницы. И с первого же дня работы доктор стал после окончания рабочего дня ездить в богадельни и приюты, где лечил больных абсолютно бесплатно. С этого времени к Гаазу навсегда прикрепилось имя Фёдор Петрович

Именно ему обязаны своим появлением Кисловодск и Железноводск, так как он смог понять всю ценность минеральных вод и сделал подробное описание. Он открыл глазную больницу и больницы для чернорабочих.

Фёдора Петровича приглашали в самые именитые и богатые семьи для лечения болезней и он стал состоятельным человеком со своим домом, имением и, даже с суконной фабрикой.

В войну 1812 года Фёдор Петрович пошёл в армию и дошёл до Парижа. После чего его назначили главврачом московской медицинской конторы, а также главой всех казённых аптек. И тут Гааз развернулся. Именно он провёл в палаты водопровод и сделал первые в России серные ванны, а в больницах навёл идеальную чистоту. Он открыл больницу для бездомных, которую народ быстро переименовал из Александровской в Гаазовскую. Доктор лично осматривал всех калек. нищих, беспризорников и, даже давал некоторые деньги выздоровившим.

И вот в 1827 году Фёдор Петрович получил должность главврача московских тюрем. И доктор смог отменить железный прут. Это прут, к которому приковывались несколько каторжников и так, несколько месяцев, они шли к месту каторги. По требованию Гааза кандалы были облегчены с 16 килограммов, до семи. Причём он сам опробовал их на себе. Была открыта тюремная больница в пересылке на Воробьёвых горах и отделение для арестантов в Староекатерининской больнице. При этом арестанты могли оставаться там неделю, пока Гааз разбирался в их болезнях. 
 

GAAZ2.jpg

Доктор Гааз наблюдает, как заковывают в кандалы заключенного

Огромной энергии и доброты был человек. Чего стоит то в тюрьмах стало появляться отопление, раздельные туалеты, а на нарах постельное бельё. С его подачи в 1836 году наручники стали обшиваться кожей, так как железо растирало запястье в кровь. В 1847 году власти распорядились уменьшить содержание заключённых на одну пятую, так доктор внёс 11 тысяч рублей, чтобы оно не уменьшилось. А беднякам он иногда тайно подбрасывал кошельки с деньгами

А ещё Гааз был человеком смелым и решительным. Вот что об одном его поступке писал А.Ф.Кони в своей книге Фёдор Петрович Гааз": "Он не был человеком, который останавливается в сознании своего бессилия пред бюрократической паутиною. К каким средствам прибегал он в решительных случаях, видно из рассказа И. А. Арсеньева, подтверждаемого и другими лицами, о посещении Императором Николаем московского тюремного замка, причем Государю был указан «доброжелателями» Гааза старик семидесяти лет, приговоренный к ссылке в Сибирь и задерживаемый им в течение долгого срока в Москве по дряхлости (по-видимому, это был мещанин Денис Королев, который был признан губернским правлением «худым и слабым, но к отправке способным»). «Что это значит?» — спросил Государь Гааза, которого знал лично. Вместо ответа Федор Петрович стал на колени. Думая, что он просит таким своеобразным способом прощения за допущенное им послабление арестанту, Государь сказал ему: «Полно! я не сержусь, Федор Петрович, что это ты, встань!» — «Не встану!» — решительно ответил Гааз. «Да я не сержусь, говорю тебе... чего же тебе надо?» — «Государь, помилуйте старика, ему осталось немного жить, он дряхл и бессилен, ему очень тяжко будет идти в Сибирь. Помилуйте его! я не встану, пока Вы его не помилуете...» Государь задумался... «На твоей совести, Федор Петрович!» — сказал он наконец и изрек прощение. Тогда счастливый и взволнованный Гааз встал с колен.

GAAZ5.jpg
Доктор Гааз перед императором Николаем



Двадцать лет по понедельникам Фёдор Петрович провожал арестантов. В своей пролётке он привозил еду и всякие нужные вещи

Вот что писал о Гаазе Московский почт-директор Александр Булгаков: "Хотя Гаазу было за 80 лет, он был весьма бодр и деятелен, круглый год (в большие морозы) ездил всегда в башмаках и шелковых чулках. Всякое воскресенье ездил он на Воробьевы горы и присутствовал при отправлении преступников и колодников на каторжную работу в Сибирь. Александр Тургенев, который был весьма дружен с Гаазом, познакомил меня с ним. Они уговорили меня один раз ехать с ними на Воробьевы горы. Я охотно согласился, ибо мне давно хотелось осмотреть это заведение. Стараниями Гааза устроена тут весьма хорошая больница, стараниями его и выпрашиваемым им подаянием ссылочные находят здесь все удобства жизни. Гааз обходится с ними, как бы нежный отец со своими детьми... Цепь колодников отправлялась при нас в путь, бо’льшая часть пешком... Гааз со всеми прощался и некоторым давал на дорогу деньги, хлебы и библии"

Однажды Гааз ночью шёл на вызов, но его остановили бандиты и сначала не узнали. Доктор снял шубу, сказал , чтобы забирали, а он спешит к больному. Бандюки признали доктора и не только вернули его шубу, а и проводили до дома больного, дабы с ним не случилось никаких неприятностей.

Тут можно привести ещё один исторический анекдот случившийся с Гаазом и также описанный А.Булгаковым: "Говоря уже о докторе Гаазе, не могу не поместить анекдот, который может заменить целую биографию его. Это случилось во время генерал-губернаторства князя Дмитрия Владимировича Голицына, который очень Гааза любил, но часто с ним ссорился за неуместные и незаконные его требования. Между ссылочными, которые должны были быть отправлены в Сибирь, находился один молодой поляк. Гааз просил князя приказать снять с него кандалу. «Я не могу этого сделать, — отвечал князь, — все станут просить той же милости, кандалы надевают для того, чтобы преступник не мог бежать». «Ну прикажите удвоить караул около него; у него раны на ногах, они никогда не заживут, он страдает день и ночь, не имеет ни сна, ни покоя». Князь долго отказывался, колебался, но настояния и просьбы так были усилены и так часто повторяемы, что князь наконец согласился на требования Газа.

Несколько времени спустя, отворяется дверь князева кабинета, и можно представить себе удивление его, видя доктора Гааза, переступающего с большим трудом и имеющего на шелковом чулке своем огромную кандалу. Князь не мог воздержаться от смеха. «Что с вами случилось, дорогой Гааз, не сошли ли вы с ума?», — вскричал князь, бросив бумагу, которую читал, и вставши со своего места. «Князь, несчастный, за которого я просил вас, убежал, и я пришел занять его место узника! Я виновен более, чем он, и должен быть наказан». Не будь это князь Дмитрий Владимирович Голицын, а другой начальник, завязалось бы уголовное дело, но отношения князя к Государю были таковы, что он умел оградить и себя, и доктора Гааза, которому дал, однако же, прежестокую нахлобучку. Он вышел из кабинета, заливаясь слезами, повторяя: «Я самый несчастный из смертных, князь сказал, чтобы я никогда не смел больше просить его ни о какой милости, и я не смогу больше помочь ни одному несчастному"

GAAZ3.jpg
  Доктор Гааз просит прощения у Голицына



Несший столько любви к людям, доктор умер в нищете в доме при Полицейской больнице, где и жил. На благотворительность он потратил всё своё состояние. Вся недвижимость, фабрика, лошади, всё было продано, а средства переведены на благотворительные нужды. Хоронили его за казённый счёт. За его гробом шли 20 тысяч человек разного сословия: от бывших каторжников до дворян, от купцов до генералов. Сотня казаков. которая была прислана властями, чтобы охранять процессию слезла с коней и тоже пошла за гробом.

А в 1909 году во дворе Полицейской больницы на пожертвования москвичей был сооружён памятник доктору. Скульптор Андреев денег за работу не взял. Его и сейчас можно увидеть во дворе этой больницы, которая теперь называется НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков в Малом Казённом переулке.

Friedrich_Joseph_Haass_Moscow_monument.jpg

Admin

Можно ли не разочароваться в вере, видя последствия жестокости, смерть и несправедливость, – рассказывает иеромонах Феодорит (Сеньчуков), врач-реаниматолог.

feodorit126_4_1111-600x405.jpg

Слышу – босые детские ноги по коридору, выхожу – никого

– Отец Феодорит, вы как-то сказали, что реаниматологов без веры почти не бывает. Почему?

– Реаниматолог работает на грани жизни и смерти. И понимает, что есть вещи, которые зависят не от него. Вот два больных, у них болезнь одинакова, микробы одинаковые, лечили одинаково. Один выжил, другой нет.

А раз существует то, что зависит не от нас, значит, мы должны волей-неволей признать существование неких высших сил. А как уж мы их называем, зависит от нашего общего культурного уровня. Кто-то – называет Богом, кто-то начинает думать о каких-то духах, еще о чем-то.

В каждой реанимации есть свой фольклор, повествующий, как души умерших прилетают и ходят по реанимации. Есть в этих фольклорных сказах реальные составляющие. Когда я работал в Тушинской детской больнице, реанимация располагалась в отдельном шестиугольном корпусе (в простонародье «гайка»), соединенном с другим корпусом маленьким переходом. И вот дежурю ночью в реанимации. Вдруг явно слышу: идут босые детские ноги по коридору. Думаю: «Кто-то из детей сорвался и пошел». Прихожу – в коридоре никого, все дети лежат на месте. Если у человека нет четкой веры, он будет думать о том, что это бродят души умерших детей. Но мы понимаем, что это никакие не души, а бесовские страхования.

Это я к чему – если человек верит, что души умерших детей возвращаются на место своей смерти, то он уже не материалист. Поэтому я говорю, что неверующих реаниматологов, реаниматологов – абсолютных атеистов я встречал в своей жизни, может быть, раза два.

Другой разговор, что по-настоящему церковных людей среди них не так много. В принципе, как и практикующих православных в обществе – около 1,5%.

– Вы очень много раз присутствовали в момент смерти людей. Замечали что-то особенное, что бы укрепило вас в вере?

– Как душа из тела исходит, напрямую я, конечно, не видел. Просто есть такой момент, когда ты понимаешь: перед тобой осталось только тело. Это не всегда, но очень часто видно.

Я несколько раз становился свидетелем того, как умирающий видел бесов.

Как-то мы тяжелобольного пациента перевозили из психиатрической больницы. У него была тяжелая пневмония, он фактически (но не окончательно) находился без сознания. Причем это был больной со старческой деменцией, а не с серьезными психическими заболеваниями типа шизофрении. Вот мы его везем, оказываем какую-то помощь в дороге. И вдруг видим, что наш пациент приподнимается на носилках, смотрит куда-то в угол глазами, полными ужаса, пытается защититься от кого-то. Он явно увидел нечто ужасное. Начинает отбиваться, ему страшно. Потом замирает, остановка сердечного ритма. Мы реанимируем, довозим до Института Склифосовского, где он умирает.

Со мной был фельдшер, который всегда сомневался в существовании потусторонних сил. И он сказал: «Я не знаю, есть ли ангелы, но бесы есть, это точно. В этом сегодня убедился».

feodorit126_1-600x455.jpg

Иеромонах Феодорит (Сеньчуков). Фото: Фома / www.foma.ru

Господь был там же, Его мучили вместе с ребенком

– Когда вы решили стать врачом, уже были верующим человеком?

– То, что Бог есть, я осознал еще в школьные годы. В детстве крещен не был. Но еще чуть ли не в начальной школе начал понимать, что в стране происходит все не так, все наоборот. И раз о религии говорят плохо, наверное, это что-то важное, о котором нужно узнать. Вот и начал узнавать. Причем из самых разных источников. Тем более, у меня были хорошие родители. Когда мама увидела, что я интересуюсь религиозной тематикой, принесла книги польского автора Зенона Косидовского – «Библейские сказания» и «Сказания евангелистов». Так что к классу шестому я неплохо знал библейские сюжеты.

Кроме того, мама была инженером-строителем, проектировщиком, у нее было много друзей – архитекторов я с детства знал и архитектуру, в первую очередь – русскую архитектуру. А русская архитектура – это, прежде всего, храмы. Узнавая о них, я узнавал иконопись.

Так что к старшим классам я уже осознавал, что вера – дело серьезное, а не какая-то ерунда, удел невежественных бабушек. Просто тогда совершенно не понимал необходимость крещения. Но в храм меня тянуло, и я часто туда заходил, когда гулял по Москве.

Кстати, никогда не видел там злобных бабушек, о которых принято говорить. Мне встречались добрые, хорошие старушки, которые всегда рассказывали и показывали все в храме.

Так что к девятому классу, когда я окончательно выбрал медицину, я верил в Бога, понимал что-то о христианстве, но не считал, что церковная жизнь важна лично для меня. Крестился я уже после института, когда мое духовное состояние все-таки привело меня к тому, что надо креститься, надо уже как-то разобраться со своим конфессиональным самоопределением.

– Когда начали учиться в институте – на практике, и потом, в первые годы работы не было каких-то сомнений в вере?

– Сомнения, религиозный кризис, возникают тогда, когда на человека обрушивается что-то новое. Ребенок воспитывался в церковном благочестии, а потом учитель биологии ему говорит, что человек произошел от обезьяны. Возникает кризис: «Как же так, мне наврали». Или человек благополучно пережил информацию об обезьяне, а потом столкнулся с нравственными проблемами: от чего умирают дети, и так далее.

У меня все шло по-другому, была не революция, а эволюция, поэтому подобных вопросов не возникало. В 10-м классе я бегал в больницу, санитарил и всю учебу в институте проработал – сначала санитаром, потом медбратом, фельдшером на скорой. То есть профессиональные знания у меня расширялись вместе с духовными.

– То есть ни разу не было бунта сродни бунту Ивана Карамазова, когда тот говорит: «Я не Бога не принимаю, (…) я мира, Им созданного, мира-то Божьего не принимаю и не могу согласиться принять»? Ведь вы столько всего видели, приезжая на страшные аварии, к изуродованным после изнасилования, после жестокого избиения…  

– Ну не было у меня таких вопросов. Я же понимал, что мир во зле лежит, и если ты веришь в Бога, ты веришь и в существование дьявола. А если есть дьявол, значит, он должен вредить.

С детства я за свободу. И у меня всегда было ощущение, что Бог, поскольку Он всемилостив и всеблаг, не будет вмешиваться в свободу человека. То есть, если ты хочешь творить зло, значит, это твой выбор.

Кроме того, я же врач и прекрасно понимаю, что такое причинно-следственные связи. Если у человека произошла, допустим, какая-то генетическая поломка, то у него разовьется некое заболевание, при котором могут возникать те или иные состояния, которые будут отличать его от человека обычного. Или он переболел каким-то заболеванием, и его последствия, в той или иной мере, порой опосредованно, будут проявляться в его жизни.

Точно так же и здесь. Если когда-то произошло грехопадение, значит, изменились люди, изменился мир. Поскольку мы люди Божии, то должны стараться максимально с этим злом бороться. Что-то получается, что-то не получается. В медицине тоже не все можем вылечить, но стараемся.

– А еще люди, сталкиваясь с чем-то несправедливо-страшным, например, с убийством ребенка, бывает, задают вопрос: «Где был Господь в этот момент?!» Неужели он не возникал у вас, когда приезжали на подобные случаи?

– А чего ему возникать, если ответ существует с древних времен, и я его знаю? Господь был там же, Его мучили вместе с ребенком.

Если бы мир состоял только из добра, то мы были бы не люди, а ангелы. «Люди, хоть и люди, тоже люди» – слова из песни Вени Д’ркина. У нас во всех есть и добро, которое от Бога, и зло, которое восходит от дьявола, потому что он соблазнил человека на грехопадение. Поэтому что забивать себе голову нелепыми размышлениями на тему: где был Господь. Здесь Он был, с нами. Он всегда с нами.

Нам надо помнить об этом и бороться, как я уже сказал – со злодеями, со стихиями, с болезнями. Ведь мы – люди, мы по образу и подобию Божьему, у нас есть и творческое начало, есть силы, которые дает Господь.

12401010_1706793389534777_38546941456078

Фото: Facebook / Феодорит Сергей Сеньчуков

Выгорания у меня не было никогда

– С профессиональным выгоранием сталкивались?

– Выгорание может быть в любой специальности. Чаще всего выгорание в медицине, если человек действительно туда пошел по своему желанию и по своему призванию, связано не с самой профессией, а со всякими приходящими обстоятельствами.

То есть тогда, когда, допустим, маленькая зарплата, дурное начальство, террор со стороны всяких фондов ОМС и так далее. Человек устает от этого, и у него начинается выгорание. Если учесть, что работа сама по себе тяжелая и приносит не всегда только радость (какая радость, если, несмотря на все старания, больной умер), и получается выгорание. Выгорание – это депрессия, болезнь, только не очень явно проявляющаяся.

– У вас было что-то подобное?

– В реаниматологии – нет. После института я пять лет работал врачом педиатрической бригады скорой помощи. Это с самого начала был компромисс – я пошел в бригаду, чтобы потом, как только появится возможность, перейти в бригаду реанимации, которую должны были открыть.

Но педиатрия – это не мое, болезни, с которыми сталкивается обычный педиатр, мне не интересны. Вот я пять лет работаю, работаю, а бригаду так и не открыли, и понимаю, что мне уже работа не в радость. Тогда, в 1991 году, я перешел работать в клинику, в реанимацию. Поработал там, понял, что по скорой все равно ностальгирую, взял полставки на скорой и прекрасно дожил до 2006 года, когда перешел опять на скорую, но уже постоянно, уже в реанимационную бригаду, в которой и продолжаю работать.

Так что выгорания по специальности у меня не было никогда. Мне всегда нравилась моя работа.

– Когда человек видит столько смертей, как найти силы, чтобы как-то психологически сохраниться?

– Реаниматолог в этом плане – специальность более «застрахованная». Когда ты работаешь в экстремальной медицине, то не успеваешь привязаться к больному.

Когда больной умирает в сознании, понимает это и ты понимаешь, настроен, что человек уходит в мир лучший, тем более ребенок, то стараешься как-то поддержать, помочь. Тут как раз выгоранию образоваться сложно.

Здесь возможно как раз выгорание человека неверующего, потому что как же так, «слезинка ребенка» и все прочее. А если знаешь, что там будет хорошо, а страдающему ребенку точно будет хорошо, то все совершенно иначе.

Реаниматолог всегда понимает, что перед ним точка взаимодействия нескольких сил. То есть это Сам Господь, у которого есть какой-то Свой промысел вот на этого конкретного пациента. Пациент и врач, который не должен рассуждать, кому хуже, кому лучше, а должен делать то, на что его Господь поставил. Он поставил реанимировать, вот и реанимируй.

Тут не надо решать, а хорошо ли будет этому человеку, если он будет жить, не лучше ли будет ему, если он умрет. Если бы было лучше, значит, Господь бы его забрал и тебя на встречу с ним не привел.

Если привел, значит, есть какая-то необходимость для того, чтобы ты позанимался с этим больным. Это на скорой очень хорошо видно.

Вот иногда приезжаешь на вызов, а бабушка – лежит, ручки сложены. Родственников спрашиваешь: «Что случилось?» «Вчера причастилась, – говорят. – А сегодня приходим, а бабушка лежит уже в чистом белом платочке, уже ручки сложены». Значит, бабушка прожила свою праведную жизнь и заслужила праведную смерть, и никакая скорая помощь ей не понадобилась. А кому-то, может, понадобилась, потому что человек способен к предсмертному покаянию, и не обязательно батюшка нужен. Батюшка – это свидетель. Человек может покаяться в своих грехах непосредственно перед Богом.

– Бывало, что вы исповедовали пациентов?

– Во время реанимации я никого не исповедую, а реанимирую. Все-таки я приезжаю к пациентам не как священник, а как врач. У меня было несколько случаев, когда меня просили об исповеди, но уже постфактум, после вызова к тяжелобольным пациентам.

11204963_1628344827379634_36113389039858

Фото: Facebook / Феодорит Сергей Сеньчуков

В реаниматологии – ответственность коллективная

– Когда пациент умирает, несмотря на то, что было приложено множество усилий, возникает обида – на себя, на Бога?

– Нет. Если ты сделал все, что можно, то ты молодец, а это был промысел Божий. На что тут обижаться? А если ты сам что-то напортачил, значит, иди и кайся.

Сейчас в медицине не бывает такого, что конкретный врач виноват в смерти больного. В медицине, тем более в реаниматологии, это ответственность коллективная.

Я даже себе не очень представляю, как реаниматолог может напортачить. Речь именно об ошибках, а не о какой-то внештатной ситуации, которую ты не мог предвидеть, спрогнозировать.

Сделать что-то, что прямо привело бы к смерти больного, в современной реаниматологии сложно. Я могу предположить только один вариант, если врач, не разобравшись с состоянием больного, не подключил его к аппарату искусственной вентиляции легких. У меня как раз тенденция в другую сторону. Я скорее возьму человека на ИВЛ, чем не возьму. Меня так учили, я изначально из реаниматологов, а не переученный врач.

Как правило, не сама погрешность ведет к смерти больного, а если врач не смог что-то сделать и больной в результате умер. Если ты ошибся, значит, во-первых, нужно учиться на своих ошибках. А во-вторых, надо каяться в том, что твоя ошибка не дала тебе сделать все для того, чтобы больной вылечился.

– Запомнилась ли как-то особенно смерть кого-нибудь из пациентов?

– В нашей практике, когда пациент – на ИВЛ, у которого везде торчат трубочки, умирает – это не воспринимается неожиданностью, потрясением.

Потрясла меня смерть моей бабушки. У нее случился инсульт почти в 90 лет, до этого она была вполне себе в здравом состоянии: ей стало плохо, когда она жарила блинчики.

Лежала она в отделении реанимации, в котором я – один из ведущих врачей. Я все пять дней, что она лежала у нас, из отделения не выходил. И вот – состояние ухудшается, мы начинаем ее реанимировать, один раз, второй, третий. И вот в какой-то момент бабушка, которая находится в глубокой коме и ни на что не реагирует, вдруг поднимает руку, показывает жестом: «Хватит!» И все, дальше прямая линия на мониторе, уже все реанимационные мероприятия бесполезны.

 

После смены – на богослужение

– Какова реакция коллег на то, что вы – священник?

– Нормальная. Для всех своих коллег я как и был, так и остался доктором Сеньчуковым. То, что я – священник, имеется в виду, но большинству людей общаться со мной не мешает. Хотя да, иногда бывает, что приходится исповедовать коллег. Не очень люблю исповедовать людей, с которыми я связан дружескими узами, но ситуации бывают разные.

Еще освящал я однажды здание подстанции.

Но на работе люди меня просто воспринимают как коллегу, с которым, правда, можно поговорить о вере, о церковной жизни.

В чем-то мое пребывание в светском коллективе имеет некоторое миссионерское значение. Потому что смешно же распространять слухи о попах на джипах, когда этот поп на джипе (а у меня недорогой джип) работает в твоем же коллективе, с тобой на равных и ничем от тебя не отличается. И когда мне кто-то начинает: «А вот у вас там в Церкви…», – я спрашиваю: «Ты много священников знаешь? Я знаю много».

И начинаю рассказывать: вот один, вот другой, вот третий, вот у этого старая «девятка», у этого старый «пассат»…

14568012_1401529856541798_63344369178036

Фото: Facebook / Высоко-Петровский монастырь

«А слышали, что у одного священника супердорогая иномарка? Так у нас, ребята, помните, невролог работал один, у него четыре квартиры было.

И что же, теперь ругаться, что невролог богат, или считать, что у каждого невролога по четыре квартиры?» – продолжаю я.

Это, конечно, не настоящее миссионерство, но во всяком случае оно не дает возможность людям так уж совсем погружаться в грех осуждения Церкви.

– Если больной умрет во время реабилитационных мероприятий священника-врача, он потом может оставаться священником?

– Когда мы говорим о том, что священник не должен проливать кровь, имеется в виду не медицинское служение. Много раз я приводил пример, что у многих священников есть дети. Дети цепляют занозы. Священник вытаскивает занозу, из ранки выступила капелька крови. Он теперь что, служить не должен?

Был когда-то некий канонический запрет для священников, что не следует приступать к священнодействию в течение семи дней после операции. Ну, я-то операции не произвожу.

В хирургии вопрос сложнее: может ли священник быть практикующим хирургом? Поскольку святитель Лука (Войно-Ясенецкий) существовал, ответ на этот вопрос положительный.

На всякий случай, у меня есть прямое благословение от правящего архиерея продолжать служение в качестве врача анестезиолога-реаниматолога.

– Как после работы идти служить литургию?

– Если говорить о чисто технической стороне, то, наверное, после любой работы идти служить сложно, потому что литургия требует максимального сосредоточения и максимального сбора сил. Вообще желательно перед литургией хорошенько поспать и подготовиться, спокойно прочитать правило.

Обычно я не служу как предстоятель, а сослужу, поэтому немного полегче служить после суток, после ночи. Хотя, конечно, стараюсь непосредственно после суток не служить, чтобы хоть какая-то была передышка.

14714807_1407574609270656_48782501694240

Фото: Facebook / Высоко-Петровский монастырь

– Если в храме кому-то плохо стало, вы оказываете помощь?

– Прямо реанимационные мероприятия пришлось проводить, когда я был дьяконом. На Пасху я служил на Иерусалимском подворье в Москве. И вот я прихожу на службу, идет полунощница. Уже собираюсь облачаться, и вдруг меня зовут: «Отец Феодорит, подойдите, там женщине плохо».

Подхожу – оказалось, старушка-прихожанка подошла, приложилась к Плащанице, отошла, упала и – все. Остановка сердечной деятельности. Начинаем ее реанимировать. У меня в машине лежит набор необходимого, сбегали, принесли. Но умерла бабушка. Надеюсь, что Пасху она встречала уже непосредственно с Господом.

– От людей, далеких от Церкви, можно услышать, что в монашество люди идут, чтобы спрятаться от горя. И вроде бы ваша история это подтверждает.

– Здесь неправильно расставляют акценты. В монашество люди идут не от горя, просто в горе более обостренно чувствуешь нужду в Господе. Человек становится монахом потому, что хочет, чтобы его связь с Богом была близка, чтобы больше времени посвящать служению Господу. Я в этом плане, кстати говоря, плохой монах-то, поскольку продолжаю заниматься мирскими делами.

Но у меня и другая ситуация. Я вдовец, и, как правило, вдовцов не рукополагают, если они не принимают постриг – такая практика сложилась в нашей Церкви.

Но так получилось, что по ряду обстоятельств, как внешних, так и внутренних, я был вынужден остаться в работе миру. Когда я принимал постриг и меня рукополагали в дьяконский сан в 2008 году, младшей дочке было всего 13 лет. Поэтому меня и не определили в монастырь, а отправили на приход, где я мог совмещать служение и трудовую деятельность. Сейчас, понятно, дочка уже выросла, но владыка пока благословил продолжать работать, сказав: «Ты еще нужен…»

Если бы я был не в беде, если бы моя супруга была жива, то я бы жил семейной жизнью. Хотя, скорее всего, и принял бы священный сан. Когда человек остается, как я, один, у него есть несколько вариантов. Вариант первый – жениться вновь, но этот путь не всегда приемлем. Второй путь – монашество. Если человек верующий, он становится монахом и он посвящает себя Господу. Третий путь – остаться в миру и не возлагать на себя монашеских обетов. Только какой в этом смысл?

 

Admin

По итогам проведенных рейдов поликлиник активисты Народного фронта подготовили рейтинг самых нелепых оправданий управленческих провалов в медицинских учреждениях.

На основе оценок и жалоб граждан, поступивших на сайт проекта Общероссийского народного фронта (ОНФ) «Народная оценка качества», активисты ОНФ регулярно выезжают на места, откуда поступают сигналы граждан. С апреля 2017 года было проинспектировано более 530 поликлиник в 74 регионах страны. В Народном фронте отмечают, что проблемы везде схожи: очереди на запись и прием к врачам, некомфортные условия, грубость персонала, плохая работа регистратуры. В поиске «крайнего», на кого можно безболезненно переложить вину, снять с себя ответственность и уклониться от порицания общественности, главврачи приводят самые разнообразные и порой абсурдные объяснения. Ниже представлен ТОП худших оправданий, которые услышали активисты.

10 место – Иркутская городская детская поликлиника № 6. Родители жалуются, что очередь за талоном приходится занимать с самого раннего утра. Разгрузить работу регистратуры помог бы инфомат, однако он не работает. По словам администрации медучреждения, технику из строя выводят малыши. Подобные оправдания в детских поликлиниках активисты ОНФ слышат в 30% случаев. Но как показывает практика рейдов, проблема заключается в элементарном нежелании разобраться с подключением техники. 

9 место – Богородская ЦРБ Нижегородской области. Пациенты рассказывают, что к врачам невозможно ни через интернет записаться, ни в терминале электронной записи получить талон. Виновата во всем, по словам персонала медучреждения, работник регистратуры Анна Николаевна, которая уже который месяц забывает загрузить талоны в электронную систему.

«И так в большинстве регионов. Стоит техника - новая, даже не включённая ни разу. Где-то вся в пыли, где-то бережно прикрытая простынкой. Государство потратило деньги, закупило, доставило. Бери и пользуйся! Но знакомиться с современными технологиями, как показывают рейды, не все жаждут. Проще работать по старой, пускай и безобразно неудобной и неэффективной, системе записи - вручную», - комментирует координатор проекта ОНФ «Народная оценка качества» Виктор Рожков.

8 место – Детская поликлиника N8, г. Саратов. Электронное табло используют по старинке - как информационный стенд, приклеивая на него объявления. Оправдание: «Табло сломалось, нашли такой выход». Активисты ОНФ порекомендовали табло все же починить. А неработающий инфомат сотрудники «свалили» на детей – мол, сломали, хулиганы малолетние. Причем во всех филиалах поликлиники сразу!

7 место – В каждой второй поликлинике активисты ОНФ сталкиваются с проблемой нерационального использования площадей. Всех наиболее востребованных врачей распределяют в одном крыле, из-за чего образуется давка из пациентов в душном и тесном коридоре. Ответ администрации везде схож: «Так сложилось!» Регулярно на совещаниях с представителями каждого конкретного регионального Минздрава активисты ОНФ поднимают вопрос введения грамотной маршрутизации. Но рушить традиции поликлиники не спешат.

6 место – Городская поликлиника № 11, г. Омск. Небесплатная медицина: пациентов заставляли приносить с собой одноразовые шприцы, перевязочные материалы. На вопрос активистов ОНФ – почему так происходит – активисты получили один из самых популярных у чиновников ответов: «Не может быть!».

5 место – Городская поликлиника №1, г. Таганрог.  В ходе проверки эксперты ОНФ обнаружили большие очереди в регистратуру, запись к врачам растягивалась на неделю. Главный врач объяснил происходящее так: «Неудачно зашли!». Похоже, что пациенты поликлиники тоже каждый день неудачно заходили. Решить проблему оказалось просто – достаточно было перенастроить системы электронной записи на прием.

4 место – Поликлиника № 8, г. Смоленск. Руководство поликлиники уверяло экспертов ОНФ, что каждую неделю отвозит в Минздрав анкеты с мнениями граждан об оказанных услугах. Однако активисты нашли ящик с оценками закрытым и опломбированным, он даже успел зарасти паутиной. С таким же случаем активисты ОНФ столкнулись и в поликлинике №1 г. Уфы. 

«Яркий пример невнимания со стороны руководства медучреждения к проблемам пациентов, безразличия к их мнению и запросам. Цель проекта ОНФ «Народная оценка качества» - выстроить рабочую модель обратной связи между чиновниками и простыми гражданами. Такую задачу поставил и президент РФ. Только владея целой картиной, зная общественное мнение и отстроив канал обратной, власть может решать существующие проблемы качественно», - подчеркивает координатор проекта ОНФ «Народная оценка качества» Виктор Климов.

3 место – Минераловодская ЦРБ, Ставропольский край. Здесь окна регистратуры заклеили зеркальной пленкой. В результате пациенты, естесственно, не видят регистратора и порой просто не могут достучаться. Оказалось, такую преграду между пациентами и сотрудниками медучреждения придумал главврач, чтобы бороться с «кумовством». Впрочем, очереди от этого меньше не стали. 

2 место – Соломбальская поликлиника, Архангельская область. Во время проверки ОНФ сразу четыре узких специалиста находились в отпуске - дерматолог, кардиолог, офтальмолог и хирург. Обоснование – «врачи - тоже люди, и им надо ходить в отпуск летом». Распространенное объяснение среди плохих управленцев, неграмотно составляющих график отпусков.

1 место – Иркутская городская поликлиника №15. В туалете поликлиники нет ни мыла, ни туалетной бумаги. По словам главврача, местные жители регулярно воруют мыло, сиденья от унитаза, а как-то раз утащили даже сливной бачок, ухитрившись пронести его мимо охраны.

При этом, в ОНФ отмечают, что самые частые объяснения проблем плохого качества оказания услуг у администраций медучреждений - это дефицит кадров и нехватка финансирования. Однако результаты более полутысячи проведенных активистами Народного фронта проверок выявили иную причину, которая носит уже системный характер. Это неэффективное и порой просто неграмотное управление, нежелание администрации слышать мнения людей, учитывать их потребности и пожелания. Большинство же организационных проблем можно решить без существенных затрат с помощью компетентного управления и применения успешного опыта коллег.

Напомним, на сайт проекта ОНФ от граждан ежедневно поступают жалобы и предложения о качестве работы поликлиник, детских садов, школ. По состоянию на 1 сентября пришло уже более 20 тысяч обращений. На основании аргументированных претензий активисты ОНФ выезжают в регионы с проверками и добиваются от органов власти устранения выявленных недостатков.  

Видео и фото каждого факта можно посмотреть на сайте ОНФ.

Admin

Данкоисты

Новый год всегда встречать прелестно на рабочем месте - дома-то никаких особых приключений обычно не предвидится, а на работе будешь в гуще местных событий. Хотя, понятное дело, надеешься, что обойдётся без них. Обычная встреча Нового года сливается, как один с другими встречами, а вот Новый год в машине это навсегда. Это не запрятано в глубинах долговременной памяти, а почти всегда на рабочем столе твоего мозга.

Дела 31 декабря шли ни шатко, ни валко - вызовы по поводу профилактики разных заболеваний закончили ещё часам к десяти вечера. Лимонад уже был закуплен, шампанское тоже (оно пригодится утром после смены), оливье, фрукты, цитрусовые и так далее.

И вот оно...новогодние фейерверки - в воздух выпалены мильоны рублей. Во народ - жалуются безбрежно вечно на маленькую зарплату, а сами бесшабашно в воздух мильоны... 5 минут, 10 минут, 30 минут Нового года - тишина. Гип-гип Ура! Вигвам...

Где после пол-первого Нового года долгожданный звонок. Повод - ножевое в живот. Сообщаем в местный РОВД, просим диспетчера осторожно позвонить хирургам, мол, коллеги, ждите сюрприз... Ага..не прошло и 20 минут, как на месте. Малость среднедальнее село - местный дом культуры.

- Таки где раненый?

- Оный вон там...

В центре нечто подобного на танцевальный зал лежит молодой парень. Сразу понятно, что труп. Смотрим живот - чисто, никаких следов ранений. Дальше выше - ага, вот оные - две раны в проекции сердца.

- Чем и когда ударили?

- Ножом.Примерно полдвенадцатого ночи...

- Почему сразу не вызвали?

- Так пошли встречать Новый год.

Встретили, вернулись и вот вызвали. А что?

Лавров тогда ещё не сказал свои слова, но мы сказали... правда, про себя и не публично... Теперь фиг докажешь свой приоритет... В общем, сообщаем неприятную вещь, что человек уже мёртв...

- Как мёртв? Почему мёртв?

Объяснять,что кухонный тесак развалил сердце на четыре части бесполезно... Уходим. Ждём наряд полиции. Машина в окружении пьяной толпы.

- Что это за скорая - не могут пересадку сердца сделать!

Снова звонок в РОВД, сообщаем о трупе. Нам говорят, что наряд уже выехал. Просим связаться и ускориться, а то будут ещё трупы... поскольку мы просто так живыми не сдадимся, подавим к чертям всех, кто попытается сунуться к нам... К приезду наряда полиции более старшие уже разогнали молодую поросль. Кое-кто от своих мам и пап получили подзатыльники - и нам стали известны обстоятельства происшествия. К слову наряд мы ждали не более пяти-семи минут (это потом вычислили), но тянулись они, как час...

На работе же нас долго встречали словами: "Идем!" — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям.

 

источник

Admin
  •  
4219-25b03e-024320.jpg

В жизни Павла Хорольского пошло не так все, что только можно. И обстоятельства сложились самым худшим образом. Сейчас он уже месяц не может вылететь домой в Калининград и молит о помощи. А началась эта история ещё в Мурманске.

Без паспорта и памяти

Павел Хорольский - 43-летний врач-хирург из Калининграда, на руках у него огромная стопка дипломов и сертификатов. Ещё недавно он работал заведующим поликлиники в Озерской центральной районной больнице и получал 12500 рублей в месяц. Брал подработки, чтобы хоть как-то перебиваться и кормить жену и троих дочерей. Когда ему предложили поехать на работу в Мурманскую больницу с зарплатой в 40 тысяч, согласился, не думая.

Уже на Севере оказалось, что работать надо не в Мурманске, а в городе Островной, куда переправиться можно только на пароме. А обещанная зарплата в 40 тысяч резко сократилась до 23. Добавились постоянные переработки и сложные отношения с директором больницы. Хорольский решил возвращаться в Калининград.

Билеты из Мурманска до Петербурга взял на 30 июня. Но на вокзале происходит первый неожиданный поворот - резкая потеря памяти.

- Я очнулся в Мурманской больнице и ничего не понимал. Сделали МРТ, но оно ничего не показало. Потом память начала возвращаться и меня выписали. Как врач, я сейчас думаю, что это мог быть микроинсульт на фоне стресса, - рассказывает корреспонденту "КП" Павел Хорольский.

Вместе с памятью пропали вещи. Почти все потом удалось найти в камере хранения на вокзале, кроме кожаной куртки и заграничного паспорта - одного из самых нужных документов, чтобы добраться до Калининграда по земле. Выбора не оставалось, надо лететь самолётом. Последняя надежда на субсидированные билеты, которые так активно расхваливали с телевизионных экранов.

Улететь можно за 29 тысяч

До Пулково Павел Хорольский добрался только к 15 июля. С этого дня и стоит вести отсчёт череде безразличия и циничности, с которыми столкнулся хирург. В авиакомпании сказали, что субсидированных билетов нет.

- Девушка на стойке объяснила, что улететь можно только за 29 тысяч рублей, а у меня таких денег и близко не было, - объясняет нам Павел (билеты за 29 тысяч были именно в тот день, а вообще улететь в Калининград можно и за 6 тысяч рублей - прим. авт.).

Жена Павла Хорольского Кира ведет домашнее хозяйство, поэтому найти такую сумму быстро просто невозможно. А недавно еще и среднюю дочь сразила страшная болезнь: у девушки диагностировали рак, все накопления уходят на лекарства.

Поняв, что 29 тысяч на билеты никак не достанешь, Павел идет в полицию, чтобы восстановить заграничный паспорт. Но оказалось, для этого надо лично явиться в отделение в Калининградской области. Иначе никак. А без заграна поездом до дома не добраться - обвинят в незаконном пересечении границы.

- Я звонил уполномоченному по правам человека, но мне отказали, потому что нет прописки в Петербурге. Потом звонил в Калининград. Обещали разобраться за два часа, но прошло уже полторы недели. На мои звонки они больше не отвечают, - говорит Павел.

Врач бережно хранит папку со своими дипломами: по ним он может работать хирургом, делать пластику, выступать в качестве эксперта. Есть даже неоконченное высшее юридическое образование Фото: Олег ЗОЛОТО

Врач бережно хранит папку со своими дипломами: по ним он может работать хирургом, делать пластику, выступать в качестве эксперта. Есть даже неоконченное высшее юридическое образование

Одна дорога- в аэропорт

От собственной беспомощности становится тошно и тяжело. Мало того, что обманули с работой, так и вернуться домой не получается. От отчаяния Павел пошел к полицейским и сказал, что готов наложить на себя руки. В ответ они вызвали бригаду медиков и хирурга отвезли в психиатрическую больницу.
Но и оттуда с парой рецептов на лекарства выпроваживают через 10 дней, потому что адекватный.

- У жены были 500 рублей, на которые я и добрался сюда, - говорит Павел, - Куда мне ещё ехать? Тут хотя бы воду горячую наливают, могу в туалет сходить, побриться. Не буду же я в городе бомжевать. И я надеюсь, что ещё улечу домой.

В Пулково потерянного человека будто не замечают. Он никак себя и не выдает: аккуратная щетина, чистая одежда. Медицинское чистолюбие никуда не пропадает даже в таких критических ситуациях. Да, джинсы свисают, но это потому что не ел уже почти неделю.

- Утром мне наливают воду в одной из местных кафешек, я стреляю сигарету у кого-нибудь на улице и так приглушаю чувство голода. Стыдно признаваться, но один раз я доел за человеком, когда он ушел... - Павел опускает глаза в пол.

Адский круг

Не умереть голодной смертью помогает женщина из часовни в аэропорту, иногда подкармливает. Она хотела устроить Павла в монастырь, но это оказалось не так просто.

- Сначала она отправила меня в Валаам, но там отказали, потому что у меня дочке 10 лет. Потом ещё в мужской монастырь в Стрельне, но там игумен в отпуске, и ко мне даже никто не вышел. Я возвращался в аэропорт оттуда пешком. Сейчас я лучше повешусь, чем снова пойду к церкви, - делится Павел.

Найти работу здесь тоже не получается. Надо снимать жильё, а денег нет. В Пулково нужен был фельдшер, но Павла не взяли, потому что без прописки.

- Все эти скитания возвращают в аэропорт. А здесь настоящий адский круг, я хожу, а меня отовсюду пинают. Людям все равно! А я же их лечил, я помогал. Почему мне теперь никто не может помочь? - на глазах врача накатываются слезы.

Все вещи помещаются в аккуратной сумке, поэтому никто и не обращает внимание на невольного поселенца Фото: Олег ЗОЛОТО

Все вещи помещаются в аккуратной сумке, поэтому никто и не обращает внимание на невольного поселенцаФото: ОЛЕГ ЗОЛОТО

Вместо послесловия

Павел Хорольский обращался в редакции петербургских и федеральных телеканалов, но никто из них не заинтересовался его историей. В одном из киосков с прессой в аэропорту он нашел адрес "Комсомольской правды" и отправил нам письмо. После публикации в "Комсомолке" проблему хирурга удалось решить. В редакцию газеты поступил шквал обращений. И уже в тот же вечер неравнодушные люди приехали в Пулково и купили Павлу билет домой.


Глава Калининградской области Антон Алиханов взял под личный контроль ситуацию с калининградским врачом Павлом Хорольским, который подобно герою известного фильма "Терминал" остался без средств к существованию в петербургском аэропорту "Пулково".
"Мне доложили о той ситуации, в которой оказался наш калининградский врач-хирург и я считаю, что необходимо помочь человеку добраться домой к жене и детям, которые ждут его уже несколько недель", -заявил Антон Алиханов.
В самое ближайшее время Павел Хорольский получит возможность вылететь из Санкт-Петербурга в Калининград.

Admin

Бомж

Сегодня ко мне, в приемном отделении, подошел пациент и спросил, почему рядом с ним на скамейке спит бомж, очень вонючий.

Я ему ответил, что потому что он просто спал, но кто-то вызвал ему СМП. Мы не выявили у него заболевания, требующего экстренного лечения, но и выгнать не можем, так как он пьяный до "нестояния", поэтому просто ляжет на улице и его опять привезут, а мне опять придется возиться с оформлением истории болезни. Предложил, если что-то не устраивает, взять бомжа к себе домой, отмыть, накормить, прописать.

Пациент ответил, что когда сам в следующий раз увидит спящего алкаша на улице, то откатит его пинками в яму и прикроет мусором, чтобы никакой придурок его не увидел и не вызвал СМП.

Я угостил пациента конфетой и чаем.

ссылка на источник https://vk.com/wall-43540875_4069189

Admin

В Риге некая Э.Н. торговала «живой и мертвой водой». Последнюю она добывала, собирая воду, которой в городской больнице обливали мертвецов, и продавала ее по дорогой цене для оживления гаснущего чувства между влюбленными. Против Н. возбуждено судебное преследование.

В Жашкове, Киевской губернии, живет знахарь, в хате которого утроен небольшой и неглубокий колодец, и, кроме того, имеется гробоподобный ящик. Больной, по совершении договора о плате за курс лечения и по уплате требуемого гонорара, укладывается в этот ящик, и над ним знахарь совершает какие-то заклинания и пришептывания, а затем больной внезапно опрокидывается в скрытый колодец.

 Врач. 1902. № 34.

Admin

Из аптеки

Обычный день

Работаю в аптеке. Меня уже ничем не удивить. Благодаря своим покупателям я спокойна, как удав.

- Дайте наприл
- Анаприлин?
- Наприл, я сказала...
- Эналаприл?
- Нет! Вы глухая? Я же сказала, мне нужно НАПРИЛ!!!
- Извините, такого препарата у нас нет.
- Понаберут по объявлению...

*

- А у вас эта мазь есть?
- Есть.
- А эта?
- И эта есть.
- А сколько стоит?
- Столько-то...
- А мне поможет?
- А вам кто мазь прописал и от чего?
- А вам не всё-ли равно? Ваше дело - дать мне мазь и сказать - поможет она мне или нет. А зачем она мне и от чего, и кто её назначил - вас не касается.

*

- Здравствуйте. Посоветуйте что-нибудь эффективное и недорогое. Ребёнку два года, температура 39 держится третий день. К врачу идти не хотим. Подруга посоветовала АЗИТРУС

- Мы не имеем права назначать антибиотики ребёнку. Идите к врачу.
- Всё с вами понятно. Понаехали из совхозов.

*

Стоит молодая пара у витрины и о чём-то тихо спорят. Парень говорит, что нужно купить, а девушка не согласна. Затем девушка с вызовом говорит:

- А чё презервативы такие дорогие????
- Памперсы дешевле.

Девушка с гордым видом вышла. Парень купил ДЮРЕКС.

*

- Я у вас лекарство заказывала, оно пришло?
- Какое лекарство?
- А я помню? Заказывали то вы, вы и помнить должны!
- Фамилию свою назовите, я посмотрю в записях.
- Ага, щас! Фамилию назовите! Чтобы вы кредит на меня оформили???

*

- Дайте мне лекарство, на А начинается
- Таких средство много, уточните, пожалуйста, для чего оно вам?
- А вам какое дело???

*

- Мне нужно лекарство. Там есть буква А.
- ???
- А вначале или в середине.
- ???
- Ищите!!!
- Анальгин? Анаприлин? Амиодарон?
- Господи, ну где вас, таких тупых только берут. Щас мужу позвоню, это ему нужно.

Звонит с вызывающим видом мужу. Демонстративно ему все пересказывает, молча слушает. Потом гордо выдает:

- УЛЬТОП.
- Ну и где же там буква А?
- Не ваше дело!

***

Admin

"Несколько лет назад в Ливерпуле прошла реконструкция со строительством новых корпусов детской больницы Alder Hey. Я с фанатизмом мог бы рассказывать про особенности проекта с точки зрения проектировщика, но постараюсь сфокусироваться на том, что было бы интересно каждому читателю.

Alder Hey – одна из крупнейших детских больниц в Европе. Новый корпус обеспечивает медицинской помощью "тяжёлых" детей: рак, ожоги, травма. Всего в корпусе 270 коек, включая койки отделения реанимации.

Новый корпус расположен на месте парка. В свою очередь парк перенесли на место бывших корпусов. Зелёная среда сформировала архитектурный стиль больницы: зелёные крыши, внутренние садики.

Главный вход в больницу. Сюда приходит персонал, посетители, амбулаторные пациенты.
02.jpg

Заходя в корпус, попадаешь в центральный светлый атриум. Кроме навигационных табличек с названиями отделений, ничто не ассоциирует это место с больницей. Важно, чтобы с первого шага у ребёнка не появился страх перед заведением. Каждая деталь интерьера располагает к себе. Первое, что видишь при входе – кофейня.

03.jpg

Если повернуть голову направо, то увидишь внутренний зелёный дворик.

04.jpg

В атриум можно попасть из смежно расположенного паркинга. К сожалению, у нас в стране запрещено делать парковки на территории больниц. А здесь вход прямо из паркинга.

05.jpg

В конце атриума, в "грибе", расположена молитвенная комната (sanctuary).

06.jpg

Святилище

07.jpg

Атриум

08.jpg

В атриуме на импровизированных ветках живут разные птички.

09.jpg

Кафе и рестораны

10.jpg

11.jpg

Из палатных отделений открывается вид на зелёные дворики. Сюда пациенты выходят на прогулки.

12.jpg

Вход в больницу из внутреннего двора

13.jpg

При входе в палатное отделение расположен пост медсестер. Все светлое, весёлое, просторное.

14.jpg

Большинство палат одноместные. В этой, например, лежит Марк.

15.jpg

И Марк – болельщик "Эвертона".

16.jpg

Ещё одноместная палата. Рядом стоит диван для пребывания родителей. Диван можно разложить и поспать.

17.jpg

А тут лежит грудной ребёнок. И с ним тоже спокойно могут находиться родители. Для них, как и для детей, созданы все условия.

18.jpg

При каждом палатном отделении есть открытая терраса, где дети под присмотром персонала или родителей могут поиграть.

19.jpg

Или покормить рыбок.

20.jpg

Все коридоры светлые и широкие, потолки высокие. Справа на фото расположена тележка с книжками и комиксами – их каждое утро развозят детишкам.

21.jpg

Реанимационное отделение. В центре расположен пост. Все палаты индивидуальные.

22.jpg

Реанимационная индивидуальная палата

23.jpg

А в атриуме тем временем играет живая музыка. Все музыканты – сотрудники больницы!

24.jpg

Лестницы больницы

25.jpg

26.jpg

Лифтовой узел

27.jpg

Для разработки навигации были специально привлечены детские художники. Вот что из этого вышло.

28.jpg

29.jpg

На входе и внутри на скамеечке своего хозяина ждёт талисман больницы, пёс.

30.jpg

Такие больницы – это здорово, но пусть дети никогда не болеют!"

31.jpg

Кстати, заранее хочу сообщить комментаторам, готовящимся ныть о том, как дорого на Западе лечиться... Больница входит в систему National Health Service (England), а значит, лечение в ней бесплатно для резидентов Великобритании (то есть гражданином быть необязательно). Экстренная медицинская помощь также может быть бесплатно оказана гражданам стран ЕС, Норвегии, Исландии, Лихтенштейна и Швейцарии.

Вообще, в государственных британских больницах никому в лечении не отказывают. Туристам, конечно, могут выставить счёт (если речь не идёт об экстренных случаях с гражданами вышеперечисленных стран), но он оплачивается из суммы страховки.

Ссылка на оригинал: http://varlamov.ru/2446246.html

Admin

Главный врач Псковской областной психиатрической больницы, вызвал полицейских, чтобы они разогнали митинг персонала. Но прибывшие на место стражи порядка никого не обнаружили.

Как сообщает «Московский комсомолец в Пскове», 21 июня главврач Павел Торкунов вызвал полицию к зданию больницы, поскольку младший и средний персонал якобы готовил митинг за его отставку. Эту информацию подтвердил начальник МО МВД по Псковскому району Юрий Дубинин. Но полицейские, прибыв на место, протестующих не обнаружили.

Медики действительно планировали устроить митинг, но акцию протеста им не согласовали в областной администрации. Медсестры и санитары жалуются на задержки с выплатой зарплат, на просроченные медикаменты и принуждение к увольнению.

По данным «МК», Павел Торкунов сейчас претендует на пост главы Псковского областного наркологического диспансера. В нем лечат больных с психическими расстройствами и алкогольными психозами. Региональный комитет по здравоохранению ситуацию пока не прокомментировал.

Ранее в прессе получила большой резонанс история о пациенте, который поступил в эту больницу с диагнозом деменция. После пяти дней, проведенных в учреждении, мужчина оказался в предынфарктном состоянии, а затем ему ампутировали ногу.

В мае Фонд «Общественный вердикт» и социологи Методической лаборатории провели телефонный опрос, по результатам которого выяснилось, что три четверти россиян считают допустимыми пытки в психиатрической больнице.

Ссылка на оригинал: https://takiedela.ru/news/2017/06/22/miting-psih/

Admin
4922-f8440f-a4f343.jpg

Глава Дагестана заявил, что хорошие врачи могут не молиться и не соблюдать пост в Рамадан, поскольку за благие дела Всевышний прощает им все прегрешения, сообщает "Ислам News".

"Если ты хороший медицинский работник, всю жизнь работающий, то, да простит нас Аллах, по-моему, даже молиться не надо и уразу держать тоже не надо, потому что и так все грехи у тебя будут каждодневно смываться", - высказал мнение глава региона, выступая на открытии республиканского форума "Здравоохранение Дагестана: реалии и стратегия развития", прошедшего в Махачкале и Дербенте 15-16 июня.

А недобросовестные врачи, плохо относящиеся к людям, по словам Абдулатипова, могут хоть сутками молиться, но Всевышний не примет их молитву. При этом глава Дагестана подчеркнул, что это исключительно его мнение.

Кроме того, Абдулатипов процитировал средневекового персидского ученого и врача Авиценну (Ибн Сина), который говорил, что если у доктора нет совести, то он не поможет больным.

Ранее Абдулатипов высказывал мнение о том, что научная деятельность важнее намаза.

"Один год занятия наукой равняется 70 годам занятия молитвой", - заявил он в ноябре 2016 года.

Намаз - мусульманская каноническая молитва, одно из пяти предписаний ислама. Ежедневный молитвенный цикл состоит из пяти обязательных молитв, напоминает Religio.ru. Ураза - мусульманский пост, во время которого следует воздерживаться от приема пищи и воды с рассвета и до заката.

Admin

По**ю ураган

В Москве и Подмосковье 29 мая из-за бури погибли 16 человек, полторы сотни с травмами оказались в больницах. Ветер повалил 27 тысяч деревьев и больше ста фонарных столбов, из-за чего бригады скорой помощи порой не могли сиюминутно прибыть на вызов.

4d87-ba2721-d5b40f.jpg

Могу сказать, во время урагана, как бы цинично это ни звучало, но на какое-то время медики ССиНМП Москвы вздохнули с облегчением. Во-первых, ввиду чрезвычайности ситуации, скорая в кои-то веки занималась только своими прямыми обязанностями, а не ездила на «боль в ухе» или «зуд в промежности». Во-вторых, по той же причине, ненадолго заткнулись диспетчеры, которые в последнее время, как с цепи сорвались, пытаясь выполнить план по «доездам за 2 минуты».

С разбушевавшейся стихией не поспоришь. Поваленные деревья, сорванные ураганом рекламные щиты, дорожные знаки, столбы и провода образовали настоящую засеку для машин. И тут хоть обзвонись бригадам, пугай хоть рапортом, хоть лишением премии, да расстрелом — не поедут они быстрее. И наконец, можно было заниматься больными и следить за их состоянием, а не за временем на вызове. Приемные больниц работали с большой нагрузкой и очереди в них были соответствующие. Наши граждане, как всегда отличались повышенным тактом: на моих глазах те, кто поступил в больницу самостоятельно, орали и грозили всевозможными карами персоналу приемного отделения, за то, что они, мерзавцы такие, смеют скорую пропускать вперед них подряд, а не хотя бы через одного.

Такое было не только в приемных. Коллеги с «Центра…» рассказывали, что скандалов из-за медленного доезда скорой было в те сутки немерено. Сложить 2 и 2 — творящееся за окном и ожидание «скорой» — половине скандалистов было не под силу, а половине было просто все равно. «Да мне пох…, что там творится, пришлите мне машину немедленно, я жаловаться буду в департамент!» — типичный звонок в эти сутки.

Автор: Врач скорой помощи города Москва Александр Звягин

 

Admin

Все специальности пахнут особо:
Пахнет генетик буккальным соскобом,
Пахнут хирурги перитонитом,
А пульмонологи пахнут плевритом,
Пахнет кетонами эндокринолог,
Зубом гнилым пахнет врач-стоматолог,
Медик судебный пахнет могилой,
Пахнет начмед коньяком и текилой,
Пахнет секретом простаты уролог,
Барием пахнет врач-рентгенолог,
Запах мокроты, кровей и мочи
Всюду несут лаборанты-врачи,
Пахнет агаром микробиолог,
Гипсом и шинами — врач травматолог.
Пахнет слюнями, с отрыжкой и без
Врач кабинета ФГДС.
Розами пахнет хороший проктолог,
Пахнет старушками врач-геронтолог,
Пахнет УЗИстка резинкой и гелем,
Медрегистратор — бумагой и клеем.
Пахнет ногами доктор подолог,
Грилем и пролежнем — комбустиолог,
Рвотой, бомжами, мочой и бензином
Пахнет врач «Скорой» невыносимо.

Тетками пахнет врач-гинеколог,
А парафином пахнет гистолог.
Злыми старушками, тонной бумаги
Пахнут у нас терапевты-бедняги,
Пахнет меконием неонатолог,
Пахнет мочой застарелой нефролог.
Пахнет маммолог грязной подмышкой,
А педиатры пахнут «Растишкой»,
Мокрой жилеткой пахнет психолог,
Пахнет наркозом анестезиолог.

Запахов много, но есть и облом —
Фармпредставитель лишь пахнет баблом…

Admin

«Нарушения чувства юмора при шизофрении и аффективных расстройствах» - данная работа была написана Еленой Михайловной Ивановой – кандидатом психологических наук, кафедра нейро-и патопсихологии факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова.

Ее работа-первое  в России  серьезное изучение отношения к юмору больных  шизофренией. Юмор как тест.

Интерьвью Е.М.Ивановой  "Независимой газете" от 11.04.2007г. (в сокращенном варианте)

"Комическое, юмор постепенно выделяется.в самостоятельный предмет изучения, о чем свидетельствует появление тематических ассоциаций, таких как Американская ассоциация по изучению юмора (American Humor Studies Association) и Международное общество изучения юмора (International Society for Humor Studies).

Является ли юмор признаком психического здоровья – этот вопрос сейчас активно обсуждается на очень серьезном научном уровне. Это большая тема. По ней выполняется очень много экспериментальных и теоретических работ. Эти работы уходят и в область физиологии, связаны с иммунитетом (есть гипотеза, что смех повышает иммунный статус организма), с психическими заболеваниями, с психотерапией. Обобщающий вывод, который делают ученые в последнее время, заключается в том, что не весь юмор – это здоровый юмор. Есть позитивный юмор, адаптивный. А есть формы юмора, которые, наоборот, разрушительны, дезадаптивны – например, агрессивный, так называемый саркастический юмор.

Но, как это ни парадоксально, исследований чувства юмора у психически больных людей практически нет. В нашей стране, насколько я знаю, моя работа – чуть ли не первое исследование. Да и в мире это направление пока только еще начинает развиваться. А между тем оно очень интересно с разных точек зрения.

В моих исследованиях, например, выяснилась такая очень полезная для диагностики вещь: при грубых формах шизофрении нарушается само узнавание юмора. Мы предъявляли больным фразы – перемешанные: юмористические и неюмористические. Оказалось, что здоровые испытуемые, больные с аффективными расстройствами и больные вялотекущей шизофренией легко выделяли, где юмор, а где не юмор (независимо от того, нравится шутка или нет). И только больные приступообразно-прогредиентной шизофренией испытывали трудности с распознаванием шуток. И это позволяет выделить эту группу больных и провести диагностику.

Мы пытались выявить, какие виды юмора разные больные предпочитают, а каких, наоборот, избегают. В итоге удалось выделить пять видов юмора, которые разделили наших больных.

Во-первых, юмор нелепости. Это шутки, которые основаны не столько на интеллектуальном усилии, а на абсурдности самой ситуации. Восприятие такого юмора больше связано именно с эмоциональной составляющей. Самый мой любимый анекдот из этой серии: «Купил мужик шляпу, а она ему как раз». К юмору нелепости у больных шизофренией нет особого отношения.

Противоположностью юмору нелепости является юмор, связанный с разгадкой. Мы называли этот вид юмором разрешения противоречия. Это сходно с восприятием загадок. И этот юмор как раз особенно предпочитают больные шизофренией. Причем чем больше выражены нарушения мышления, тем больше им нравится такой юмор. Скорее всего они сами и придумывают такие шутки в больших количествах. Вот пример: «Что сегодня пьем? – Да вот вино сухое. – Ну насыпай!» Здесь чисто лингвистическая двусмысленность.

Что касается аффективных больных, то они любят специфический юмор – мы его назвали цинично-пессимистическим. Он отражает циничный, депрессивный взгляд на мир: все плохо, все будет только хуже. Но тем не менее это тоже юмор. Например: «Стоит узнать человека поближе – хочется послать его подальше». Или: «Доктор говорит пациенту: у меня для вас плохая новость. Пациент: я умру? Доктор: мы вас будем лечить».

Если говорить о маниакальных больных, то у этой группы обнаружились очень интересные закономерности в восприятии комичного. С одной стороны, по определению они очень любят смеяться, все время находятся в состоянии эйфории. Тем не менее считается, что маниакальное состояние является защитным: на заднем плане, на уровне подсознания, присутствует депрессия. И вот маниакальные больные больше всего и оценили этот специфический, депрессивный юмор.

– Получается: увидел на улице веселого человека – обойди!

– Вообще аффективные больные у меня вызывали море эмоций, пока я проводила исследование. Они совершенно непредсказуемы. А ведь считалось, что депрессивные больные вообще не смеются, не реагируют на юмор. Оказалось, что это не так, категорически не так! Я предъявляла депрессивным больным анекдоты для чтения. Бывало, что пока такой больной читает анекдот – он хохочет. Но как только он закончил чтение, у него выражение лица, что называется, «сползает», и он возвращается к своему депрессивному состоянию. Или наоборот. У меня был маниакальный больной, который хохотал все время, пока мы с ним общались, совершенно без повода. Кроме тех моментов, когда он читал анекдоты. К анекдотам он подходил серьезно.

– Итак, мы добрались до четвертого вида юмора┘

– Это неприличный юмор. Этот вид юмора не очень жалуют, игнорируют даже, больные при депрессиях. То же самое – при вялотекущей шизофрении.

– И как эти результаты можно интерпретировать?

– При депрессиях снижается уровень экспансии в мир, человек закрывается от всего и от всех. А восприятие неприличных анекдотов все-таки связано с неким эпатажем: вот какой я анекдот рассказал!

У больных с вялотекущей шизофренией скорее всего такая реакция на неприличный юмор связана тоже с депрессией. Дело в том, что больные шизофренией, которые находятся в клинике, лежат там очень часто с жалобами на депрессию. Интересно, что чем больше депрессия, тем меньше любят неприличный юмор.

Пятый вид юмора. Его условно мы обозначили как юмор, дискриминирующий противоположный пол. Пример. «Какая разница между женщинами и комарами? Комары досаждают только летом».

Анализируя эти анекдоты, я поняла, что, несмотря на дискриминирующий, агрессивный их характер, их целью является скорее флирт, установление отношений между полами, чем агрессия и изоляция. Интересно, что слишком «черный» анекдот («Она была прекрасно сложена, хотя правая рука торчала из чемодана») получил отрицательную нагрузку по данному фактору. Парадоксальный момент!

Поэтому депрессивным больным этот юмор нравится меньше, они не настроены на какие-либо отношения. А при усилении нарушений мышления больные шизофренией, наоборот, начинают любить этот вид юмора. Потому что такой юмор более броский; агрессия не такой уж тонкий юмор, это нарочитая манифестация своих намерений. Для больных приступообразно-прогредиентной формой шизофрении агрессия может являться признаком шутки. И даже самый типичный для шизофреников юмор разрешения противоречия тоже связан с агрессией: когда мы рассказываем кому-то интеллектуальный анекдот, то мы как бы меримся интеллектом с противником – поймет, дойдет до него?

Мы просили таких больных самих шутить. Так вот, оказалось, что у них все шутки были очень агрессивные, а некоторые вообще не содержали в себе никакого юмора, это была чистая агрессия. Правда, пока это еще не на уровне научных результатов, а на уровне наблюдений.

– Я вас слушаю, и мне все время приходит на память высказывание Фрейда: «Человечество всегда смеется над тремя вещами: сексом, отправлениями прямой кишки и над своим правительством»┘

– Вы знаете, похожие исследования с факторизацией оценок анекдотов, но на здоровых людях проводил швейцарский ученый Виллибальд Рух. Есть, конечно, некоторые нюансы, но в общем-то три фактора совпадают: юмор нелепости; юмор разрешения противоречия и сексуальный юмор. (В наших исследованиях получился не сексуальный, а неприличный юмор: речь шла не только про секс.)

А вот при подключении к этой выборке больных испытуемых возникают два дополнительных фактора – цинично-депрессивный юмор и юмор, дискриминирующий противоположный пол. То есть для здоровых людей два последних фактора не играют заметной роли при оценке, например, анекдота.

И этот факт очень важен для диагностики. Циничный юмор предпочитают депрессивные и маниакальные больные, 

а юмор, дискриминирующий противоположный пол, – пациенты с шизотипическими нарушениями мышления. А ведь у больных шизофренией одновременно может быть и депрессия, и нарушения мышления.

Если удастся придумать рабочую методику, основанную на восприятии юмора, то это даст возможность диагностировать структуру дефекта. Ведь для врача очень важен наличный статус больного: что в данный момент преобладает, на что надо в первую очередь обратить внимание – на нарушение мышления или на депрессивное состояние."

 Луцык Наталья 

Больные шизофренией предпочитают интеллектуальный юмор

Мы пытались выявить, какие виды юмора разные больные предпочитают, а каких, наоборот, избегают. В итоге удалось выделить пять видов юмора, которые разделили наших больных.

Во-первых, юмор нелепости. Это шутки, которые основаны не столько на интеллектуальном усилии, а на абсурдности самой ситуации. Восприятие такого юмора больше связано именно с эмоциональной составляющей. Самый мой любимый анекдот из этой серии: «Купил мужик шляпу, а она ему как раз». К юмору нелепости у больных шизофренией нет особого отношения.

Противоположностью юмору нелепости является юмор, связанный с разгадкой. Мы называли этот вид юмором разрешения противоречия. Это сходно с восприятием загадок. И этот юмор как раз особенно предпочитают больные шизофренией. Причем чем больше выражены нарушения мышления, тем больше им нравится такой юмор. Скорее всего они сами и придумывают такие шутки в больших количествах. Вот пример: «Что сегодня пьем? – Да вот вино сухое. – Ну насыпай!» Здесь чисто лингвистическая двусмысленность.

Что касается аффективных больных, то они любят специфический юмор – мы его назвали цинично-пессимистическим. Он отражает циничный, депрессивный взгляд на мир: все плохо, все будет только хуже. Но тем не менее это тоже юмор. Например: «Стоит узнать человека поближе – хочется послать его подальше». Или: «Доктор говорит пациенту: у меня для вас плохая новость. Пациент: я умру? Доктор: мы вас будем лечить».

Если говорить о маниакальных больных, то у этой группы обнаружились очень интересные закономерности в восприятии комичного. С одной стороны, по определению они очень любят смеяться, все время находятся в состоянии эйфории. Тем не менее считается, что маниакальное состояние является защитным: на заднем плане, на уровне подсознания, присутствует депрессия. И вот маниакальные больные больше всего и оценили этот специфический, депрессивный юмор.

Есть даже такое мнение, что особенно интеллектуальные шутки – сейчас у нас ими пестрят всякие рекламные плакаты: когда объединяются совершенно разные понятия и на этом строится юмор, – придумывают больные шизофренией. Но, тем не менее, здоровые люди могут его оценить.

(А. М. Иванова. канд. психол. наук, интервью)

Сама статья:

Иванова Е. М., Ениколопов С. Н., Митина О. В. Нарушения чувства юмора при шизофрении и аффективных расстройствах .

* * *

Несколько лет назад смешнейшим анекдотом в Европе была признана история про звонок в "Службу спасения":
(рассказываю как помню)

Звонок. Служащая снимает трубку. На том конце связи запинающийся мужской голос:
- Это Служба спасения? Тут такое дело... Я даже не знаю... Вот ведь...
- Успокойтесь! Говорите, что произошло - мягко убеждает служащая.
- Мы тут с приятелем на охоте. Идем... так. Тут приятель упал. И это... лежит. Может он умер?
- Ещё ничего страшного - уверенно говорит девушка. - Убедитесь, что ваш приятель мёртв.
В трубке слышны звуки шагов, шуршание, выстрел... 
- Убедился - уже гораздо спокойнее говорит абонент - А что теперь?

Так вот, половина (если не бОльшая часть) моих знакомых, не самых тупых, не страдающих никакими РЛ, долго морщили лоб, переспрашивали детали и в результате не находили в этой истории ничего смешного...

Ссылка на оригинал: http://www.ng.ru/science/2007-04-11/14_joke.html

Admin

Нас ругают сейчас повсюду. 
Мол, купили свои дипломы! 
Денег нету - лечить не будут. 
Не спешат и не бьют поклоны! 

Долго "Скорая" ваша едет! 
Два часа вас ждала на кашель! 
В грязной обуви?! Здесь же дети! 
Разберется начальство ваше... 

Будут жалобы, брань и склоки. 
Словно битый идешь к машине. 
В карту вызова лягут строки. 
Чай с утра недопитый стынет... 

Новый вызов, газель помчится. 
Снова жалобы, ахи, вздохи. 
Нас встречает, слегка за тридцать, 
"Дама" с воплями "Как мне плохо!"

Театральны слова и жесты.
И амбре на весь дом витает... 
Не находит, бедняжка, места. 
- Выпиваете?
- Да, бывает.

Чертыхнешься, не очень звонко. 
Примешь тысячу злых укоров. 
Новый вызов - уже к ребенку. 
Плачет мама, что нету "Скорой"... 

Телефон разорвется басом... 
"Присылайте быстрей бригаду!" 
Маяки и - вперед по трассе. 
Здесь минуты подобны аду... 

Там нас ждут. Там нужны мы очень. 
Там ребенок уже не дышит. 
Этот вызов из группы "срочных". 
Только разве же нас услышат... 

Мы мотались сперва на кашель, 
На АД и на "плохо пил". 
Нам не сложно... Но как же страшно! 
Как же хочется, чтобы он жил! 

Мама нам не дает бахилы, 
Не тревожась за блеск паласа. 
Громкий крик: "Где же вас носило?!". 
Градом слёзы. Сирена. Трасса... 
...
Мы привыкли давно к укорам. 
Но привыкнуть к беде не можем. 
Не звоните от скуки " Скорой"! 
Где-то ждут нас, пока возможно...

(Наталия Гросс)

Admin

130 лет назад Сергей Корсаков стал доктором медицины за описание утраты памяти на недавние события. Такой синдром, который теперь называется корсаковским, возникает при алкоголизме, атеросклерозе, острых инфекциях и под старость. Больному остается только придумывать себе славное прошлое. 

Диссертация понадобилась Корсакову не только ради имени в науке. Она помогла провести грандиозный социальный эксперимент: показать, что человеку можно доверять и он достоин полной свободы, даже если это умалишённый.

Главным поставщиком безумия был тогда хронический алкоголизм. Психиатры говорили, что чем больше в городе питейных заведений, тем сильнее заполнена их лечебница. С пьянством Корсаков столкнулся ещё в раннем детстве, потому что родился в 1854 году на территории завода. То была знаменитая стекольная фабрика в селе Гусь-Хрустальный, где отец великого психиатра служил главноуправляющим заводами Сергея Мальцова. Корсаков-старший – Сергей Григорьевич – был на редкость либерален для главноуправляющего в крепостнической России. Он убедил хозяина построить фабричную больницу на 50 коек и школу для детей рабочих. А при воспитании собственных детей либерализма не проявлял. Чуть ли не с пеленок братьев Сергея и Николая учил строгий немец-гувернер, с которым они освоили ряд языков. После такой подготовки занятия в Пятой московской гимназии казались отдыхом. Братья закончили круглыми отличниками, с занесением фамилий на золотую доску гимназии. Оба поступили на медицинский факультет Московского университета. Отец ушёл на покой с капиталом, купив небольшое имение, но денег сыновьям не посылал. На личные расходы Сергей зарабатывал ещё гимназистом, давая уроки с разрешения директора. Ученики его любили. Корсаков поверил в свои педагогические способности и решил, что в медицине ему ближе всего психиатрия. Беда, что в Московском университете её толком не преподавали.

Курс душевных болезней читал любимый учитель Корсакова невропатолог Алексей Кожевников (1836-1902). Он был великий невропатолог, открывший поражение коры больших полушарий при боковом амиотрофическом склерозе. Но психиатрию ему дали «в нагрузку», и Кожевников мечтал поручить её кому-нибудь из своих дипломников. Когда старейшей психиатрической больнице Москвы – Преображенской – понадобился «надёжный молодой человек» на должность ординатора, невропатолог порекомендовал Сергея. При знакомстве главный доктор больницы Самуил Штейнберг сказал Корсакову: «В университете вы ведь мало учились психиатрии; вы даже, вероятно, не знаете, как связывать".

Первый урок был уроком связывания. Преображенская больница считалась в России передовой: там «буйнопомешанных» держали не в цепях, а надевали на них горячечную (смирительную) рубашку. Её надо было уметь правильно завязать, иначе возникали отёки, флегмоны, а то и паралич верхних конечностей. Юный Корсаков читал, будто в Англии психиатры ещё в 1839 году отказались от этой позорной практики. Там считали, что связывание только продлевает «буйный» период болезни и предпочитали тактику “no restraint” (нестеснения). Формально этот режим действовал и в Преображенской больнице, однако молодым врачам внушали, что без рубашки нельзя. По крайней мере, у нас.

Всё же были исключения: «коммерческие» частные пациенты Корсакова, богатые и известные душевнобольные, которых семьи не сдавали в лечебницу. Нельзя было, к примеру, связывать на дому Абрама Абрамовича Морозова, директора Тверской мануфактуры, превращавшегося от прогрессивного паралича в животное. Корсаков сделал с ним всё, что мог, и на время добился ремиссии. Когда больной умер, его вдова под впечатлением от работы доктора выделила 150 тысяч рублей на устройство университетской психиатрической клиники. В этой молодой и красивой женщине Корсаков нашёл родственную душу. Варвара Алексеевна Морозова, из богатейшей семьи Хлудовых, боялась выходить за не совсем адекватного Абрама Абрамовича, хотя тот был сильно в неё влюблён. Но старику Хлудову было так необходимо породниться с кланом Морозовых, что он год продержал девчонку взаперти, не выпуская ни в театр, ни на бал. И она сдалась. А теперь, овдовев, третью часть своих свободных денег жертвовала на лечебницу. При условии, что главным там станет Корсаков, который не лишает больных свободы. Однако руководить клинической больницей мог только врач с учёной степенью доктора медицины.

Дело было в 1882 году, когда сама идея “no restraint” не приходилась ко двору. После гибели царя Александра II господствовала точка зрения, что люди безумны и стоит им дать свободу, как они чёрт знает что натворят: «Смотрите, государь император дал им волю, а они его убили. Вот недаром сумасшедших вяжут!» Корсаков думал иначе, и в Преображенской больнице у него были единомышленники. В том числе доктор Александр Беккер, хозяин небольшой частной клиники на Красносельской улице. Он пригласил Корсакова к себе созаведующим. И Сергей Сергеевич сразу же ввёл у Беккера режим нестеснения. Ординатор Николай Баженов вспоминал, что придя в тот день на работу, увидел дикую картину. Среди комнаты на четвереньках стоит Корсаков, а верхом на нём сидит здоровенный больной и рвёт у доктора волосы. Ординатор кинулся на помощь, но Сергей Сергеевич погрозил пальцем: «No restraint!» Корсаков рассчитывал, что связанный человек не причинит серьёзного вреда тому, кто дал ему свободу. Побуянит и успокоится.

Взамен горячечной рубахи доктор предложил больным дружбу. Он находился при них неотлучно. Сам кормил их с рук, лично вводил зонды и катетеры, а при надобности пальцами извлекал из прямой кишки экскременты. Сам измерял температуру, даже у перевозбуждённого эпилептика, способного убить его одним ударом. Он всеми силами убеждал пациентов лечь в постель и ночами напролёт тщательно записывал их бред. Вместо того, чтобы ограничивать больных, Корсаков принялся ограничивать себя и медперсонал. Был введён штраф за слова «сумасшедший», «умалишённый» и «помешанный». Решётки с окон сняли, заменив стёкла на толстые «корабельные». Изолятор отменили, двери вообще не запирались. Если доктору нужно было наблюдать больного 2-3 часа подряд, предписывалось не смотреть через глазок, а садиться среди палаты играть с пациентами в шашки или карты. Всё это было хлопотно, зато о клинике Беккера пошла слава, и туда повалили провинциалы с деньгами.

В 1883 году привезли парализованного помещика Ш. из Ярославля. 25 лет. Не без способностей, но ленив; не доучился, кутил. Крепок на вино, хмелел только после пяти бутылок красного и бутылки водки. Как-то с пьяных глаз ему не понравились идущие по реке плоты. Ш. кинулся в ледяную воду, стал драться и рубить топором связи. После переохлаждения отнялись ноги и отшибло память. Так впервые Корсаков увидел знакомую только по литературе картину алкогольного паралича с амнезией. И характер этой амнезии поразил Корсакова. Он почувствовал, что это не просто материал для диссертации, а нечто прежде ещё неисследованное. Отказ нервов конечностей сопровождался отказом памяти. Больной помнил всё, что было до паралича, сохраняя родной язык, умения и привычки. Но был совершенно не в состоянии сказать, что делал час назад. Можно войти к нему 10 раз, и он 10 раз поздоровается. Можно целый день играть с ним в шашки, но стоит убрать игру, выйти, а потом снова зайти и предложить партию, он согласится. Да ещё прибавит, что «давненько не брал в руки шашек». Читать он не в состоянии, потому что, перевернув страницу, забывает, что было на предыдущей. Если больной молод и силён, а его алкоголизм не слишком давний, паралич за несколько месяцев ослабевает. Пациент уже узнаёт доктора, но не может вспомнить, кто это. Память смешивает реальные лица и события в причудливых комбинациях. Идя на поправку, помещик Ш. объявил, что заболел, когда сожительница отравила его свинцом. Да, она сама сказала ему это, навестив уже в больнице (на самом деле к нему никто не приезжал три года). А потом она якобы умерла от злобы, когда убедилась, что насмерть отравить не сумела!

Другой пациент, до паралича успешный адвокат, сумел открыть Корсакову природу этих конфабуляций (фантазий). Хотя он растерял клиентуру, пока не мог ходить, его умственных способностей хватало для «удалённой работы» корректором. Бывший адвокат находил все ошибки, но приходилось помечать прочитанные строки, иначе он принимался читать всё заново. Едва встал на ноги, его газета закрылась, и хозяин погнал с наёмной квартиры. Больной пошёл к знакомым, попросился переночевать. Проснувшись утром, он уже не помнил ни вчерашней обиды на хозяина, ни ночных странствий. В таком состоянии легко выносить неприятности, но постепенно исчезает вкус к жизни. Без памяти ничто не развлекает, остаются только физические потребности; да и те приносят мало удовольствия, поскольку не помнишь, курил ли ты сегодня, и был ли вкусен завтрак. Из-за нехватки приятных впечатлений пациент становится раздражителен и агрессивен. Он пытается собрать остатки воспоминаний, выдумывая себе прошлое, желательно славное. В письме Корсакову от 16 мая 1886 года адвокат сказал об этом так: «Искренно желаю, чтобы трагедия и водевиль отсутствовали, а был бы лишь простой, но величавый эпос. Это я постараюсь положить в основу новой жизни».

Нечто подобное Корсаков наблюдал и у больных с атеросклерозом, и у непьющих вовсе рожениц, переживших сепсис. На основе их сбивчивых показаний он сумел объяснить природу явления. Способность нейронов объединяться в сети ещё не была открыта, но Корсаков как ученик невропатолога принял, что память есть соединение молекул нервных клеток. Чем сильнее впечатление, тем больше образуется соединений и тем устойчивее воспоминание. А чем воспоминания старше, тем чаще их вызывает память: они натренированы и легко являются, например, старикам, которые помнят детство, но не могут сказать, что делали вчера. Отсюда же стойкость профессиональных навыков. При параличе способность фиксировать новые события ослабевает, но они всё же остаются, по Корсакову, «в сфере бессознательного» (Зигмунд Фрейд только открыл тогда частную практику). При выздоровлении иннервация дотягиваются до них, фиксирующие их клетки снова подают сигнал. Но пока иннервация не восстановится полностью, на запрос памяти отзываются не все связи. Вот откуда берётся славное прошлое, которого не было.

Работа Корсакова произвела такое впечатление, что совет Московского университета присудил ему степень единогласно. Новоиспеченный доктор медицины стал руководителем выстроенной на морозовские деньги клиники. Там ввели не только no restraint, но и систему «открытых дверей», через которые больные порой сбегали, перелезая через забор, отделявший клинику от городской усадьбы Льва Толстого. В 1892 году великий писатель зашёл в клинику узнать, в чём дело. И ему объяснили, что это нестеснение – практическое воплощение его идеи «непротивления злу насилием». По примеру Корсакова в столичных русских психиатрических лечебницах стали отказываться от рубашек, а в провинциальных – от кандалов.

Были несчастные случаи: в 1893 году больной шизофренией застрелил городского главу Алексеева, создателя больницы на Канатчиковой даче. Он сделал это умышленно, потому что Алексеев игнорировал его письма про злодеев, которые по электрическим проводам гипнотизируют правительство. Теперь будет суд, думал убийца, и там я выступлю, открою людям глаза на всемирный заговор. «Что вы на это скажете?» – вопрошали Корсакова оппоненты. Сергей Сергеевич отвечал, что врачи должны просвещать общество, отучая от бредовых идей о всемирных заговорах. Нужен нормальный общественный строй, при котором ведётся профилактика душевных болезней, для начала – борьба с пьянством. Говорил он так и в 1897 году на XII Международном конгрессе врачей в Москве. Тогда директор психиатрического отделения берлинской больницы «Шарите» Фридрих фон Йолли предложил назвать открытую в России разновидность амнезии « корсаковской». Корсаков скромно отказался, но фон Йолли настоял, что так нужно для номенкулатуры, чтобы отличать универсальный синдром от амнезии при токсическом неврите. Потом слово взял автор учения о врожденных преступниках Чезаре Ломброзо и заявил, что просвещать общество трудно, потому что «люди в большинстве созданы не для науки, а для противодействия ей».

Со съезда Ломброзо поехал ко Льву Толстому, которого считал сумасшедшим. Московский полицмейстер одобрил этот визит, надеясь, что зарубежный психиатр после осмотра объявит в Европе о помешательстве графа (русские врачи отказывались это сделать). Но Ломброзо, напротив, признал свою ошибку и сказал, что Лев Николаевич в норме. После этого Корсаков ещё больше подружился с итальянцем. Пару лет спустя Ломброзо приезжал в клинику Корсакова и в прогулочном парке для больных посадил на память ель. Это дерево пережило три войны и три революции.

Источники и дополнительные материалы:

- Сергей Корсаков. Общая психопатология. (О корсаковском синдроме см. стр. 238-329)

- Николай Осипов. Воспоминания о первых профессорах психиатрии Московского университета. Корсаков и Сербский. Юбилейный сборник «Московский университет, 1755-1930», стр. 405-426

Автор Михаил Шифрин

 

Ссылка на оригинал: http://medportal.ru/mednovosti/news/2017/05/28/629korsakov/

×