Перейти к содержанию

Блоги

Блоги нашего сообщества

  1. ivkoko
    Последняя запись

    Миллиардные иски за неуплату налогов и неисполнение обязательств грозят компаниям сына топ-менеджера «Газпром нефти» Данила Барышникова и пермского бизнесмена Евгения Фридмана, которые энергично вытесняют с рынка государственную скорую помощь.

    округ громких проектов привлечения инвестиций в систему скорой помощи разгорается скандал, который может привести к коллапсу работы неотложки в десятках медучреждений. Компании, предоставляющие в аренду больницам машины для работы неотложки, не платят НДС, объясняя это тем, что медицинская деятельность освобождена от этого вида дани. Налоговики не согласны: налогом не облагается медицинская деятельность, на ведение которой у подрядчиков нет лицензий — они лишь предоставляли врачам автомобили для перевозки пациентов. Налоговые недоимки могут составить до 1 млрд рублей.

    Первопроходцем в бизнесе по передаче машин скорой в аренду стал в 2008 году пермский предприниматель Евгений Фридман. Его компания «Феникс» стала предоставлять больницам транспортные услуги под брендом «Новоскор». Ссылаясь на поддержку Минздрава РФ и Агентства стратегических инициатив (АСИ, учреждено Правительством РФ), структуры Фридмана заключали с медучреждениями контракты на транспортное обслуживание. Подрядчик обязался предоставить заказчику автомобили, укомплектованные оборудованием для бригады скорой помощи, а также услуги водителя. Контрактный портфель компаний Фридмана — свыше 2 млрд рублей. Они работают в пяти регионах РФ.

    В 2013 году бывший сотрудник АСИ Илья Ковалев запустил конкурирующий проект — «Новая скорая и неотложная помощь» под эгидой «Агентства инвестиций в социальную сферу» (АИСС). Ковалев возглавляет АИСС, входит в число его учредителей вместе с членом правления, заместителем гендиректора ПАО «Газпром нефть» Владиславом Барышниковым. В наблюдательный и бизнес-совет АИСС входят министр транспорта РФ Евгений Дитрих, представители Минпромторга, Минспорта, «Газпрома», «Русала» и других авторитетных структур.

    Бренд «Новая скорая» взялось раскручивать ООО «Эффективная система здравоохранения» (ЭСЗ), учрежденное сыном Барышникова — Данилом Барышниковым. У компании 5 млрд рублей госконтрактов с медучреждениями в более чем 20 регионах.

    Недоимки по НДС

    К деятельности этих предпринимателей возникло множество претензий у контролирующих органов и контрагентов.

    В 2018 году Инспекция Федеральной налоговой службы по Ленинскому району Ульяновска (ИФНС) потребовала от ООО «Феникс менеджмент» Евгения Фридмана уплатить налоговую недоимку за 2017 год в 4,13 млн рублей, штраф и пени — всего около 4,7 млн. Долг возник из-за неуплаты «Фениксом» НДС при выполнении четырех контрактов на общую сумму около 28,1 млн рублей с больницами Уфы, Екатеринбурга и Самарской области.

    «Феникс» заявил, что предоставлял учреждениям машины с водителями для выезда на вызовы, то есть «оказывал населению услугу медицинской эвакуации». А такая деятельность в РФ налогом не облагается.

    Однако ИФНС в качестве контрдовода процитировала госконтракты: исполнитель обязался предоставить заказчикам «услуги транспорта в целях оказания скорой медицинской помощи» либо «услуги по обеспечению деятельности выездных бригад скорой медицинской помощи на автотранспортных средствах» (в разных контрактах формулировки отличаются).

    К тому же для оказания медицинских услуг требуется лицензия, а ее у «Феникса» нет. Лицензия на меддеятельность есть у одной из «дочек» этой компании — ООО «Елизаветинская служба скорой медицинской помощи». Но это ООО к указанным контрактам отношения не имеет. Да и выдана лицензия в Перми. А как разъясняет в официальном письме Россздравнадзор (копия есть у МГ), лицензию нужно получать в том регионе, где компания ведет медицинскую деятельность.

    Поэтому 22 января 2019 года кассационная инстанция Арбитражного суда Ульяновска признала неправомерными доводы «Феникса», утверждающего, что его нужно освободить от НДС.

    «Феникс» перепутал лицензии

    У ЭСЗ есть лицензии на медицинскую деятельность, выданные в 2014 году в Московской области и в 2016-м — в Чувашии. Судебных разбирательств с налоговыми органами у компании нет, знает источник МГ, знакомый с ситуацией. По его оценке, если оба подрядчика не платили НДС по заключенным с 2013 года контрактам, то у них мог накопиться долг почти в 1 млрд рублей.

    «Имущества у «Феникса» и ЭСЗ мало, поэтому если им предъявят иски о взыскании этих недоимок, компании обанкротятся, и несколько десятков больниц лишатся машин скорой помощи — ведь они не обновляли свой парк в расчете на аренду автомобилей. Это приведет к коллапсу в работе скорой помощи более 20 регионов», — говорит источник МГ.

    «Феникс» и ЭСЗ не ответили на запросы МГ о размерах их автопарков. По данным системы «Контур.Фокус», в залоге по кредиту ВТБ находится 120 машин компании Данила Барышникова. АИСС в 2017 году сообщала СМИ, что ее план — довести число машин в автопарке к 2018 году до 500. Правда, не уточнялось, будут ли эти авто в собственности либо в аренде у компании.

    «Ростех» пересел на скорую

    К ЭСЗ в 2018 году было предъявлено около 60 исков с претензиями по поводу качества предоставляемых услуг и невыполнения обязательств. Так, больницы Архангельской области (Котласская центральная городская больница имени святителя Луки, Архангельская областная клиническая станция скорой медицинской помощи и др.) в прошлом году отсудили у ЭСЗ около 4,2 млн рублей, компания ООО «ЛуидорСервис-Чебоксары» (ремонтирует автомобили) — 5,2 млн рублей.

    В 2017 году СМИ со ссылкой на АИСС сообщали, что благодаря проекту «Новой скорой» регионы сэкономили на обновлении автопарков неотложки почти 593 млн рублей. Однако опрошенные МГ администрации разных регионов заявили, что экономии не наблюдали, а у некоторых больниц транспортные расходы после заключения контрактов с ЭСЗ и «Фениксом» выросли.

     

    РЖД и «Ростех» установят спутниковый контроль над вагонами

    Теперь с проблемами аутсорсинга в неотложке придется разбираться госкорпорации «Ростех»: 19 декабря 2018 года она объявила о создании совместного предприятия (СП) с АИСС — «РТ-Скорая помощь» (юрлицо пока не учреждено)  будет оператором проекта обновления автомобильного парка карет скорой помощи в регионах. СП будет закупать автомобили у производителей, оборудовать их медицинской техникой и сдавать в аренду медучреждениям. В России около 20 тысяч машин скорой помощи, из них более половины нуждаются в замене, говорит индустриальный директор «Ростеха» Сергей Абрамов. На это потребуется не менее 30 млрд рублей. Откуда поступят эти деньги, «Ростех» не уточняет.

    Илья Ковалев объявил, что в январе 2019 года АИСС проведет аудит региональных автопарков скорой помощи, чтобы уточнить потребности больниц. «После этого мы будем готовы приступить к обновлению парка медицинских автомобилей», — говорится на официальном сайте АИСС.

    У «Ростеха» имеется успешный опыт создания операторов для привлечения средств. Так, подконтрольное ему ООО «РТ-Инвест» владеет 50% долей в ООО «РТ-Инвест Транспортные системы» (РТИТС, еще 23,5% у Игоря Ротенберга — сына миллиардера Аркадия Ротенберга) — это оператор системы взимания платы с грузовиков «Платон». В 2018 году «Платон» собрал с перевозчиков 23,5 млрд рублей, а в целом с момента запуска системы (с 15 ноября 2015 года) — 63,7 млрд рублей. При этом государство потратило на создание и поддержание «Платона» и РТИТС не менее 60 млрд рублей. «РТ-Инвест» также стал оператором по обращению с московскими отходами и обещает привлечь в государственном «Внешэкономбанке» 154 млрд рублей на строительство новых полигонов и мусороперерабатывающих заводов.

     

    Источник: https://metagazeta.ru/business/nalogovaya-do-skoroj/?fbclid=IwAR2D8vJjCKn3H0wQr7RdVJ4ru50HQ6lCX-lswiLAck7X40fMjaUWU0NNK3s 

  2. ПсихиатОр, представитель вымирающего, но до сих широко распространенного вида Psychiatrus Soveticus. Обитает преимущественно в психиатрических больницах и диспансерах, но часто встречается на кафедрах и в институтах. Во всех этих заведениях он находится на вершине пищевой цепи.

    Пациентов называет презрительно или снисходительно «больными». Обращается к ним на "ты", по-отечески, то строго, то ласково. Трепещет над своим белым халатом, боясь, что оставшись без него сойдет за пациента. В халате чувствует себя богом и вершителем человеческих судеб. Не стесняется поставить диагноз даже покойным писателям, философам и музыкантам, считая, что тем самым раскрыл тайну их творчества. Подозревает у себя «душевное заболевание». Но надеется, что ошибся, так как комиссионно не осматривался. К тому же жена, квартира и машина есть, значит здоров.

    У каждого пациента стремится в первую очередь найти шизофрению. И обязательно находит. Но из-за строгости современных классификаций такой диагноз написать не может. Выкручивается, в истории болезни дает понять отдельными выражениями, что шизофрению все-таки обнаружил. Пообщавшись с родственниками пациента, после их ухода радостно улыбается: «Ну вот… от осинки не родятся апельсинки». Этим ограничиваются его знания о генетике психических расстройств.

    Из лекарств признает только галоперидол, амитриптилин, пирацетам, феназепам. При этом назначает одновременно. Предпочтительно в очень больших тяжело переносимых дозировках или неэффективно малых. Середины он не знает. Минимальную дозу назначает скорее для того, чтобы убедиться, что нужна все-таки максимальная.

    Когда видит, что пациент захлебывается слюной, еле передвигает ноги и трясется, то считает свой долг выполненным. Значит лекарство точно работает и медсестры могут спать спокойно. Часами ломает голову и ссорится с коллегами, выясняя что же у «больного»: «шизофрения на органическом фоне» или «органика на шизофреническом фоне». При этом в лечении все равно будет использовать галоперидол, амитриптилин, феназепам, пирацетам.

    Думает, что психотерапия - это разговор по душам, лепка и шитье. Разрешает такое баловство для особо избранных «сохранных больных». В лучшем же случае, из психотерапии признает только гештальт-терапию, потому что про другую не слышал. Правильно боится, что пациентам в стационаре от такой терапии может стать хуже. Поэтому экспериментирует с менее тяжелыми пациентами вне основной работы. Про когнитивно-поведенческую терапию думает, что «это дрессировка».

    Любит такие словечки, как «эндогенный», «процесс», «истерия», «психопатия». Особенно «эндогенный» и «процесс», подразумевая под этим свой любимый диагноз. Произносит это с многозначительным видом. Современную терминологию считает проявлением излишней политкорректности и заговором прогнившего Запада. Из гештальта узнает несколько новых слов: «граница», «поле», «фон», «контакт». Отчего становится еще более высокомерным и загадочным.

    Страстно убежден, что гомосексуальность и мастурбация - тяжелые душевные недуги, и, конечно, проявление «вялотекущего эндогенного процесса». Верит в свою способность заподозрить заболевание по блеску глаз и улыбке. Гордится этим умением и тщательно его оттачивает, ставя диагноз всем своим недоброжелателям.

    С таинственным видом может сказать про коллегу: «Она эндогенная больная. Мы все давно поняли». Если ваш голос недостаточно трагичен при рассказе о смерти матери, то вы «эмоционально уплощены», а значит однозначно «эндогенны». Любит говорить про пациентов «он мне не понравился», имея в виду, что чувствует шизофрению. Да, он считает, что ее можно чувствовать. И что это чувство куда важнее всех «этих новомодных» диагностических критериев.

    Его любимый «диагностический критерий» - это «социальная дезадаптация». Поэтому если вам тридцать и вы не в браке, то вы тоже "эндогенный". При этом, ему самому может быть 40 и сам он в браке никогда не был, потому что «бабы все истерички» и «не хотят гештальт пройти».

    Если вы вегетарианец или оппозиционер (на его жаргоне «у вас сверхценные идеи») , меняете часто работу («не удерживаетесь»), перешли на более низкооплачиваемую работу («социальный дрейф»), то вы, конечно, тоже «эндогенный». Тем более, если вы читали Кастанеду.

    Он не понимает, зачем нужен закон о психиатрической помощи, права пациента и согласие на лечение. Считает это глупой и вредной формальностью; «Ведь какие могут быть права у душевнобольных? Они же душевнобольные!»

    Представители этого вида осознают, что их время уходит. Они спиваются на дежурствах и недовольно ворчат, что психиатрию никто не ценит, что пациенты не нуждаются в их помощи, а молодые коллеги не хотят разбираться в типах вялотекущей шизофрении.

    Остерегайтесь психиатОров!

    Автор врач-психиатр Дмитрий Фролов

  3. В ассортименте Elitebags уже имются медицинские сумки для кислородной поддержки- O2 TUBE'S и Oxygen Bag, предназначенные для оказания реанимационного пособия в расширенном объеме: помимо большого 5 литрового кислородного баллона, внутреннее пространство сумок позволяет разместить ларингоскоп, компактный аспиратор, большой набор интубационных трубок и другие необходимые аксессуаров.

    27fdf222b62928144317052b4e606f01.jpg b3fed6281c2a9099b4ddfbf130c4753d.jpg

    Новая сумка для кислородного баллона MINI TUBE’S разработана в первую очередь для транспортировки больного от места происшествия до машины скорой помощи, ингаляции кислорода на месте происшествия, или краткосрочной транспортировки больного в стационар.

    e9ed281a9a8f052e360f3f210852e28e.jpg

    Сумка рассчитана на 1-3 литровый кислородный баллон и размещение небольшого количества аксессуаров (например, воздуховодов и комплекта перчаток). Благодаря разумному минимализму внутреннего пространства, сумка получилась очень легкой (собственный вес 700 грамм!) и компактной – всего 46 см. в длину. На боковой стороне сумки размещена система креплений MOLLE, позволяющая закрепить дополнительные подсумки и пеналы.

    Система креплений Molle
    Система Molle

    Снизить собственный вес сумки помогли новые технологии. Между внешней и внутренней обшивкой сумки проложен слой EVA полимера. EVA чем то напоминает вспененную резину, но при этом более упругий и очень легкий. Таким образом кислородный баллон и редуктор находятся в упругом «коконе», поглощающим удары и защищающим газовое оборудование от повреждений.

    MINI TUBE’S можно носить вертикально – в торце размещена дополнительная ручка со светоотражающей полосой. Так же, допускается хранение сумки в вертикальном положении, что позволяет существенно экономить свободное место в автомобиле и на складе. 
    Вертикальное положение
    Сумка в вертикальном положении

    Поддерживаются традиционные способы переноски – два регулируемых ремня для ношения на плече или в положении «рюкзак», широкая стропа для крепления к транспортной тележке. Есть специальная металлическая проушина для крепления сумки в автомобиле или спуска на веревке. 
    Проушина для спуска на веревке
    Проушина для спуска на веревке

    Дополнительные удобства и приятные особенности

    Прозрачное окошко для наблюдений за показаниями манометра. Закрывается клапаном на «липучках». 
    Окно кислородного манометра

    Выход для кислородного шланга. Края защищены металлической шайбой, предохраняющей шланг и края выхода от истирания, защищающей кислородный шланг от перегиба. Закрывается клапаном на «липучках». 
    Отверстие кислородного шланга
    Выход кислородного шланга

    Стыки горизонтальных и вертикальных наружных поверхностей с дополнительной вставкой, предохраняющей углы сумки от повреждений и истирания.
    Защита углов
    Защита углов

    Большие светоотражающие язычки на замках «молний». Широкая светоотражающая полоса по бокам сумки.

    Дно усилено непромокаемым материалом, предотвращающим намокание содержимого при работе на мокрой или заснеженной поверхности.

    С подробными характеристиками можно ознакомиться в официальном магазине медицинских сумок Elitebags.ru

    • 0
      записей
    • 0
      комментариев
    • 39
      просмотров

    В блоге ещё нет записей

×