Перейти к содержанию

Блоги

 

«Не может быть», «Я в суд подам», «Пожалуйста, помогите»

Ты приходишь к врачу. Само по себе это событие довольно трагичное, учитывая стиль и режим работы нашего бесплатного здравоохранения. И чтобы снизить градус неприятных ощущений, человеческая психика изобрела механизмы психологической защиты, позволяющие проще, а иногда даже и с удовольствием пережить общение с медиками. Стадии эти абсолютно совпадают со стадиями переживания любой неприятности, имея, однако, некоторые индивидуальные особенности. 1. Отрицание — «Не может быть!» В принципе, добавить тут особенно нечего. Это универсальный возглас, который слышится чуть чаще, чем постоянно. «Не может быть, чтоб не было талонов на сегодня/завтра вторую смену, ведь мне надо». «Не может быть, чтобы врач был в отпуске/декрете/на больничном, мне ж надо!» Дальше — больше. «Не могут у меня суставы болеть из-за лишнего веса, я всего 140 кг». «Не может быть у меня этого, ни у кого в роду не было». И так далее. Люди идут к врачу, чтобы разобраться, что с ними, но при этом точно знают, чего у них нет. А именно, ничего из того, что находит врач. 2. Гнев Когда до сознания пациента доходит, что его мнение глубоко безразлично объективной реальности, что талонов таки нет, а болячка таки есть, несмотря на то, что этого не может быть, оно начинает защищаться. А лучшая защита — это у нас что? Правильно. Нападение. И пациент начинает нападать. Читай — защищаться. «Да за что вам тут деньги платят?» — ох, знали бы они, о каких деньгах речь идёт. «Да вы вообще понимаете, о чем говорите?». Нецензурщину опустим, пожалуй, хотя можете поверить, ее немало. Дальше — больше. «Да я подам на вас в суд!» «Где тут жалобная книга? Я щас напишу, и вы тут никогда больше работать не будете!» Впрочем, эта стадия, при всей своей токсичности и неприятности для окружающих, долго не длится. Человек устает орать и угрожать, да и постепенно осознает, что угрозы и истерики не имеют особого смысла, и потому начинает пытаться казаться конструктивным, переходя к третьей стадии. 3. Торги Пациент таки является к врачу, триумфально сообщая: «Я согласен лечиться». Сообщается это с таким видом, будто процесс лечения необходим к доктору, а не ему. «Я согласен лечиться, доктор, — радостно вещает он, — но…» И далее идет список, состоящий из нескольких десятков пунктов, при несоблюдении которых никакого лечения не будет, зато будет стадия номер два с периодическими провалами в стадию номер один. «Давайте лечиться, доктор, только без антибиотиков» — оно понятно, антибиотики ведь не только зло, но и стоят дорого. «Лечиться я буду, но только в больнице, дайте направление» — еще одна ненавязчивая попытка сэкономить, к которой прибегает абсолютное большинство торгующихся. «Выпишите мне лекарство по льготе, но, чтобы импортное и хорошее». Торговля может длиться достаточно долго, однако раньше ли, позже ли, но пациент поймет, что в том виде, в котором ему хочется, сделка не состоится. И тогда он постепенно переходит на 4ю стадию. 4. Депрессия Поняв, что лечиться, конечно, можно, но это либо дорого, либо требует затрат времени и сил, пациент впадает в депрессию. Он начинает чувствовать себя брошенным на произвол судьбы, неизлечимым и глубоко несчастным. «Вы же знаете, какие у нас врачи» — с чувством безысходности вздыхает он в разговоре с друзьями и подругами. «Да, пока денег не заплатишь — ничего не будет» — поддакивают все вокруг. «В поликлинику лучше не ходить, там всем на всех плевать». И так далее. На волне депрессии начинаются хождения к различным шарлатанам, целителям и прочим бабкам (на которых, как ни парадоксально, денег не жалко). В ход идут и народные средства: обмазывания какашками черной козы-девственницы в полнолуние, ингаляции подорожника, растворенного в моче белого котика. Ну и так далее. Для того, чтобы осознать бессмысленность всех этих телодвижений, обычно уходит достаточно много времени. Много жизней легло на алтарь 4 стадии. Многие и многие нестрашные недомогания перешли в разряд малоизлечимой и мучительной хроники. И те, кто остался жив и в ком остались силы, складывают отвалившиеся конечности в авоськи, а на оставшихся ползут к стадии номер пять. 5. Принятие Психика рано или поздно принимает тот факт, что к врачу идти придется. Что врача не напугают ни угрозы, ни даже реальные действия. И что лечиться надо, причем не на твоих условиях, а на тех, которые предлагаются в рамках данного учреждения. На этой стадии дверь открывается не ногой, и не с силой, способной снести ее с петель. Робкий стук и «Доктор, можно?», «Доктор, спасите». На стол врача выкладываются выпавшие зубы и отвалившиеся пальцы. «Я на все готов и согласен, только помогите». Врач вздыхает, и пытается начать обсуждение ситуации и плана лечения. Казалось бы, хэппи энд, но тут… «Да быть такого не может, доктор!» Автор: Маргарита Алексеева

Admin

Admin

 

Аспирация

Однажды банальная история может превратиться в весьма неприятные приключения в отделении реанимации.

Всё началось в гаражных боксах. Солидный, с чуть седой бородкой мужчина, поставил машину в гараж, хотел было пойти домой, да сосед из гаража напротив отмечал День Рождения. Пригласили. Шашлычок, водочка, именины, грех отказаться. Хотя, если честно, я думал, что бухалово в гаражах - есть совковый атавизм. Мне сложно понять кайф гаражных посиделок на капоте автомобиля, мне понятнее природа, кафе, да хоть дома, чем вот это вот. Некоторые мои друзья специально организуют угол в гараже. Диванчик, телевизор, шторка. Один из моих студенческих друзей гордился своим детищем. Сглазил. Жена его туда и отправила, где он провел множество ночей. Не, брр, гараж для меня место для машины и солений. Всё.

Как потом выяснилось, наш пациент так же не особо жаловал подобные посиделки. Но тут как то понесло, может неделя была трудной, может еще чего, ну да не важно. Выпили, закусили, выпили, заказали ещё.

Закончили уже глубоко под утро. Все расползлись по своим норам. Наш так же пошел в сторону дома, на автопилоте. Где то по середине алкогольная волна совсем нахлобучила мужика и автопилот отключился, вместе с сознанием.

Его нашли на улице под утро. В еще глубокой анестезии. Заблёванного. Привезли к нам. Алкогольная кома была настолько глубокой, что были явные проблемы с дыханием. Слизистые синюшные, хриплое поверхностное, клокочущее дыхание. Перевели на искусственную вентиляцию легких. В ротовой полости и в трахее- зеленое болото смеси пищи и желудочного сока. Эндоскопист удивился- как он еще жив? Все воздухоносные пути были забиты пережеванной пищей. Сколько мог- отсанировал. Желудочный сок ожог слизистую трахеи и бронхов. Пациент был погружен в искусственную кому.

На следующие сутки мы решили посмотреть - что с его мозгами. Отключили седацию. Очнулся. Открыл глаза. Вдруг резко стал рваться, чуть не ударил младшую медицинскую сестру. Ни проблеска понимания. Снова искусственная кома. 

Приходили родные. Срочно требовали - вылечить его. Но мы не боги. Срочно не получается.

Мы ждали пневмонии. Бактерии глушили мощными антибиотиками. Еще трое сутко эндоскопист вылавливали остатки пищи. Удивительно, но воспаление легких мы не получили.

Решили навинтить трахеостому, так нам было проще ухаживать за воздухоносными путями и легче перевести на вспомогательные режимы вентиляции.

Молодая ЛОР-врач разрезала горло и вставила трубочку в трахею. В тот же вечер мы перевели его на вспомогательные режимы, предварительно удостоверившись, что трахея чиста и почти без признаков воспаления.

На следующие сутки мужчина очнулся. Стал дышать сам. Даже подумалось, что мы зря наложили трехеостому. Но думаю - нет, не зря.

К обеду, когда я пришел после плановых анестезий в ординаторскую, встретил коллегу, он угарает:

-Там этот... с аспирацией, кроссворды гадает.

Я зашел в палату и обомлел, мне казалось, что мужик будет еще долго восстанавливать свои мыслительные функции, гипоксию он выхватил нехилую, сидит и гадает кроссворды, сестра подарила - время занять.

Тем же вечером мужика перевели в терапию. Автор

Admin

Admin

 

Суд обязал фельдшера заплатить за смерть пациента

Суд признал фельдшера скорой помощи виновной в халатности. Несмотря на неоднократные обращения супруги пострадавшего, медработница отказывалась отправлять бригаду скорой помощи. Пациенту не успели вовремя помочь, и он скончался. Суд Пушкинского района признал фельдшера Ольгу Пащенко виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность). Напомним, как выяснила прокуратура, в ноябре прошлого года петербуржцу понадобилась скорая медицинская помощь, однако он ее получил спустя больше 10 часов после обращения его супруги на станцию. Как установил суд, фельдшер станции скорой помощи №4 в Пушкине не организовала своевременный выезд бригады, несмотря на то, что жена пострадавшего звонила в "Скорую" 4 раза. Фельдшер лишь рекомендовала вызвать утром участкового врача. Из-за того, что время было упущено, пострадавший умер в Клинической инфекционной больнице им. С.П. Боткина от неуточненной острой кишечной генерализованной инфекции, которая закончилась инфекционно-токсическим шоком. Районный суд признал подсудимую виновной в совершении этого преступления и назначил ей наказание в виде исправительных работ на полгода и частично удовлетворил иск потерпевших о компенсации материальных расходов и морального вреда в размере полмиллиона рублей. Приговор в законную силу еще не вступил.

Admin

Admin

 

Главврача привлекли за долгий доезд бригады

Прокуратура Ачитского района по обращению местной жительницы провела проверку исполнения законодательства об охране здоровья граждан в деятельности Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Свердловской области «Ачитская центральная районная больница». Установлено, что в нарушение Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и положений п. 6 Правил организации деятельности выездной бригады скорой медицинской помощи, утвержденных Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 20.06.2013 № 388н, с момента вызова жительницей Ачитского района скорой помощи до момента прибытия бригады врачей прошло более 20 минут. По результатам проверки прокуратура в адрес главного врача внесла представление об устранении нарушений федерального законодательства, по результатам рассмотрения которого приняты меры к устранению выявленных нарушений и недопущению подобного впредь. Кроме того, прокуратура района в отношении главного врача Ачитской районной больницы возбудила дело об административном правонарушении по ч. 2 ст. 19.20 КоАП РФ (осуществление деятельности с нарушением требований и условий, предусмотренных лицензией, если такая лицензия обязательна). Мировой судья судебного участка № 5 Красноуфимского судебного района Свердловской области по материалам прокурорской проверки оштрафовал главного врача больницы на 15 тыс. рублей. Судебный акт в законную силу не вступил.

Admin

Admin

 

Кардиолог Ярослав Ашихмин: "Моя аптечка для путешествий"

Что доктор берет с собой в путь? Вот мой список: Год от года не публиковал – ведь запасаться лекарствами неправильно, да и не дай боже вы рассмотрите это как руководство к действию, но пост Сергей Ануфриев (Sergey Anoufriev) о том, как трудно получить лечение по ДМС за рубежом, послужил последней каплей – увы, за рубежом страховки не работают. Да и по России если. Из серии «бездоказательное рядом» и «Не это пытайтесь повторить»!! А Обезболивающие
- парацетамол (много, а если мужская компания – то очень много)
- эторикоксиб или ксефокам (или любой длинный)
- ибупрофен (короткий, хорошо в сочетании с парацетамолом)
- элетриптан (против мигрени – 1 таблетка)
Идеально брать кодеин, но стремно – на границе могут быть неприятности Б. Бронходилататоры:
- Любой бета-2 агонист, типа вентолина (ингалятор – можно проносить в самолет) В. Антибактериальные средства
- амоксициллин/клавулановая кислота
- макролид (если солнце) или моксифлоксацин (если зима – ибо фоточувствительность). И да – я беру второй антибиотик, чтобы «переключить» при необходимости.
- рифаксимин (много! если дети – нифуроксазид в суспензии)
- офлоксацин или ципрофлоксацин – комбо капли ушные/глазные Г. Противовоспалительные и стероиды
- преднизолон в таблетках
- дексаметазон в ампулах (единственное средство в ампулах, минимум внимания на границе)
- дезлоратадин Д. ЖКТ:
- эзомепразол или пантопразол (омез не берите только)
- тримебутин (СРК у друзей не должно испортить отпуск)
- ношпочка
- церукал
- лоперамид
- гивескон в индивидуальных упаковках (в таблетках мне не правится) Е. Нервная система:
- галоперидол (капли в эппендорфе или 1 таблетка - главный препарат в мой аптечке!)
- длинный нейролептик ("дайте один боевой" одна ! таблеточка рисперидона - рядом пробегал психиатр и назначил, по одному ему известным показаниям)
- тофизопам (мягкое противотревожное)
- феназепам (снотворное и среднее противотревожное, пара таблеток)
- мелатонин ("не работает"? так уметь надо с ним обращаться)
- кофеин по 200 мг в таблетке, с iherb)))
- другие средства в зависимости от компании и целей визита (например, налмефен, если вы не желаете видеть друзей пьяными) Ж. Кардиоваскулярные
- каптоприл
- эналаприл (любой длинный иАПФ)
- анаприлин (побольше, в самолете народ с паническими атаками разбирает его как семечки)
- фуросемид (я не из тех, кто будет на отдыхе вызывать "скорую" друзьям с гипертоническим кризом, которым не помогли капотен и нифедипин)
- аспирин
- как состаримся – будем также брать ривароксабан и нитроглицерин З. Дополнительно:
- гемостатик (местный) и пластыри разные
- ремовакс / церумен – если вы собираетесь плавать – лучше заранее прочистить. Шприц 20 мл и эти капельки могут сделать вас настоящим Героем пляжа*
- Ксилометазолин
- антисептик (я беру повидон-йод и заливаю в эппендорф, развожу по потребности, во многих странах Европы невозможно купить антисептик для полоскания горла)))
- сорбент (пачка)
- регидрон (если дети - то большой запас, Гидровит и Хумана - UPDATED!)
- шприцы, бинт, салфеточки спиртовые в индивидуальных упаковках
- тридерм ))) – «от всего кожного», к черту что там за диагноз, разберемся по прилету
- солнцезащитный крем SPF 50+(никаких 30, хей!) и помадка губная - для любимых женщин
- пустые рецепты со штампами – вписать на границе лекарства, если спросят с какого такая аптека Где возможно – пишу активные вещества, конфликта интересов нет.
Упаковки в мусор, конвалютки режутся – по потребности, где таблетки не делятся – засыпаются в эппендорфы. Занимает немного места, все в ручной клади. Обновлять приходится регулярно – самолет, аэропорт, соседи в отеле…
А к страховке ДМС нужно относиться как к формальной бумажке, нет их хороших. По терапии помощь получить практически нереально. При этом страховка поможет если вы сломали руку или нужна экстренная операция.
И главное - это НЕ совет вам. Фарма - это вся моя жизнь, считайте что это как офицер спецназа выложил спецификацию оружия. P.S. "Ведь смертные случаи описаны даже от аспирина: принял человек свой первый в жизни аспирин и умер!.. Тогда лечить вообще нельзя! Тогда вообще нельзя приносить повседневных благ." Раковый корпус. Солженицын UPDATE. Да, и для врачей. С бензо, фенобарбиталом, а тем более всем списком III (в котором алпразолам) лучше не рисковать. Я не хотел описывать процедуру, но ниже народ с ума сходит, поэтому, если хотите анально огородится от таможни, так: рецепт + ксерокс "выписки" пациента (надеюсь, вы не будет меня спрашивать про ксерокс выписки). * этот текст не про лечение, это просто список. Ниже уже перевозбудились ЛОРы. Средства для растворения серных пробок применяются профилактически. Удалил у одного дайвера серные пробки - закапал всей команде, кто не удосужился пройти профилактический осмотр ЛОРа

Admin

Admin

 

Конфликты в приемном отделении разжигают родители

О своей работе в одной из крупнейших детских клиник Санкт-Петербурга анонимно рассказала педиатр.  Несмотря на множество преимуществ работы в больнице по сравнению с поликлиниками и службой скорой помощи, а также на то, что наш рассказчик в целом доволен своей работой, все не так радужно, как хотелось бы. Во-первых, как и в большинстве клиник, имеет место нехватка коек, особенно в сезон повышенной заболеваемости. С этим связано множество конфликтов между сотрудниками приемного отделения и родителями пациентов — ведь напуганной матери больного ребенка никак не объяснить, что конкретно для ее сына или дочери нет места, и потому экстренная помощь (жаропонижающие инъекции, инфузионная терапия) оказывается в условиях боксов приемника, а не в специализированном отделении.  Зачастую объяснить паникующим родителям, что их ребенок с температурой 37,5 и насморком первый день не нуждается в госпитализации, практически невозможно. «Понять можно, что для родителей их ребенок уникален, и его проблемы — самые важные, — рассуждает наш рассказчик. — Но мы-то этих детей видим сотнями». Объяснить людям, не имеющим медицинского образования, что состояние их ребенка опасений не вызывает и не нуждается в каких-то экстренных мероприятиях, порой оказывается невозможно. Каждый педиатр должен быть еще и психологом, и психотерапевтом, потому что родители больных детей зачастую теряют связь с реальностью и воспринимают действительность не совсем адекватно Наш рассказчик отмечает, что абсолютное большинство пациентов, обращающихся в приёмное отделение, не нуждаются в госпитализации, а те недомогания, с которыми они приходят относятся к категории «само пройдет». К примеру, беспокойство ребенка и незначительное повышение температуры в процессе дентации — вариант нормы, а облегчить это состояние можно свечкой парацетамола. Да и вообще, плач ребенка далеко не всегда свидетельствует о недомогании — иногда это просто способ успокоить самого себя. Нередко среди пациентов фигурируют и абсолютно здоровые люди без каких-либо жалоб на самочувствие. Однако обо всем по порядку. Беспорядки и конфликты в приемном отделении, как правило, инициируются родителями. Зная, что одна из крупнейших детских больниц города имеет в арсенале самые современные методы исследования, люди приводят детей с выдуманными жалобами преследуя единственную цель: быстро, без очередей и ожидания, пройти то обследование, которое они считают необходимым. Заметьте — сами родители, зачастую не имеющие медицинского образования, решают, что их ребенку нужно пройти, к примеру, УЗИ. Причем именно сейчас, в час ночи, и они обращаются в приёмное отделение больницы, утверждая, что у ребенка боли в правом подреберье. Например, если врач после осмотра не найдет у ребенка отклонений (а он не найдет, потому что их нет), он окажется некомпетентным, грубым и…что там ещё обычно в жалобах пишут. Часто приходят родители с детьми и плановыми направлениями на консультацию к специалистам — приходят, разумеется, в выходной день, или поздно вечером, «когда папа пришел с работы». «Некоторые, те, что понаивнее, прямо говорят: «Нам сказали, у вас тут можно по-быстрому обследоваться», — делится врач приемного отделения. Помимо родителей, масла в огонь подливают специалисты первичного звена. «Показания к госпитализации или консультации узкого специалиста должны определяться педиатром поликлиники или, в крайнем случае, врачом скорой помощи, но никак не родственником больного!» — считает наш рассказчик.  Однако специалисты поликлиники и скорой помощи, то ли в силу загруженности, то ли в попытке избежать конфликта, то ли из-за желания перестраховаться отправляют в стационар всех без разбору — даже тех, кто и во врачебной помощи не нуждается толком. К примеру, нередки случаи, когда из поликлиники приезжает ребенок с направлением, в котором стоит диагноз «Пневмония?», с абсолютно нормальной рентгенограммой органов грудной клетки, а иногда и вовсе без выполненных исследований. Банальные бронхиты, ОРВИ, ангины тоже часто приезжают с направлением сразу в стационар без попыток назначить какое-либо лечение. Хотя надпись «по настоянию» на некоторых направлениях и объясняет многое, достаточно часто ни о каком настоянии речи не идет. Речь идет о нежелании врачей-педиатров заниматься лечением амбулаторных больных и перекидывании их на приемный покой детской больницы.
Диагнозы, выставляемые работниками скорой помощи, порой вообще никакой критики не выдерживают. «Не так давно на скорой приехала девочка-подросток с жалобами на головные боли и головокружения и диагнозом «о.аднексит?» — вспоминает наш рассказчик. — «Аднексит, конечно, мы сняли, но оказать специализированную неврологическую помощь, в которой нуждалась пациентка, наша больница не может». По итогу — конфликт с матерью девочки (у врачей приемного отделения, не у работников скорой), что ее в плохом самочувствии «выгоняют на улицу». Когда родители маленьких пациентов имеют ещё один дополнительный аргумент в свою пользу: мол, мы не сами же приехали, нас из поликлиники прислали/скорая привезла — конфликт всегда оказывается более сложным, сложнее объяснить и разобраться, чем с самоходами. А объяснять и разбираться приходится все тем же врачам приемного отделения, дежурящим сутками, и имеющим дело, помимо всего перечисленного, и с тяжёлыми больными, действительно нуждающимися во внимании и помощи: с обезвоживаением, фебрильными судорогами, острыми подскладочными ларингитами, выходящими на стеноз гортани.  Среди хирургических и нейрохирургических пациентов также довольно много тех, у кого имеется жизнеугрожающие состояния: тяжелые черепно-мозговые травмы, острая абдоминальная хирургическая патология, кровотечения, переломы. Однако, к сожалению, особенно конфликтных, разумеется, приходится госпитализировать даже с банальным насморком — зачастую по требованию начальства, также не желающего связываться с горячими линиями и жалобами в министерство. А потом — эта песня хороша, начинай сначала: не хватает коек, приходится «капать» больных чуть ли не в коридоре и как-то объяснять родителям, почему их «тяжёлого» ребенка некуда положить. Эта проблема тоже так или иначе решается: больные, нуждающиеся в экстренной госпитализации, таки оказываются в стационаре, но зачастую на коридоре, а то и вовсе в непрофильном отделении. Фактор перегруженности врачей скорой, неотложки и поликлиник нивелировать, конечно, не получится: кадровый дефицит в указанных структурах растет, а детского населения меньше не становится. Но ограничить поток пациентов в приемные отделения больниц за счёт самообратившихся — идея неплохая. «Мы ведь должны принять каждого, кто обращается, независимо от того, приехал он на скорой, направлен поликлиникой или просто шел мимо» — объясняет наш рассказчик. Возможно, если бы самообращения были бы отменены (за исключением очевидно тяжёлых случаев), работать было бы проще и спокойнее, а также с койками и медикаментами вопросы возникали бы реже. Однако это представляется маловозможным, хотя бы потому, что исключение самообращений увеличит нагрузку на скорую помощь и терроризм родителей в адрес специалистов поликлинического звена.  Правильно было бы пересмотреть и четко определить перечень неотложных состояний, показания к госпитализации и проведению тех или иных обследований и в доступной форме донести их до населения. Так же необходимо наконец ввести систему штрафов за необоснованные обращения, вызовы врача на дом и вызовы экстренных служб. Ну и, конечно, работать над совершенствованием преемственности амбулаторного и стационарного звеньев оказания медпомощи.
  Ссылка на оригинал: https://medrussia.org/20245-pediatr-konflikti-v-priemnom-otdelen/#hcq=kvIZB0r

Admin

Admin

 

Пахомыч и лисица

Одно время я работал на 1.0 ставки врачом-травматологом-ортопедом поликлиники в одном из районов M-й области.Поскольку на 1.0 ставки есть нечего, а на 2.0- некогда, я взял до 0.5 ставки дежурств по стационару. Помимо травматолога, дежурили анестезиолог, хирург, терапевт, акушер-гинеколог и педиатр. Если с двумя первыми специалистами мне постоянно приходилось взаимодействовать в рабочем порядке, то с тремя последними только видеться в приемном покое. Особого впечатления никто из них на меня не производил, как и я на них- все были врачи как врачи, то есть, хронически озлобленные перманентно малооплачиваемые- не более. Некоторые дежурили чаще, некоторые- реже, в зависимости от возраста, здоровья и семейного положения. Приемный покой был единым для всей Мишкинской ЦРБ, куда все дежурные врачи приходили для осмотра первичных. Чаще всех мне на глаза попадался один педиатр мужского пола. Педиатр? Гм. Педиатром на моей памяти всегда была женщина! Я, правда, никогда не мог понять, что именно заставляет женщин выбирать эту профессию- ведь ни одна из них не может самостоятельно отличить здорового ребенка от больного, даже используя физикальные, инструментальные и лабораторные методы диагностики. Но педиатр- мужчина? Допустим, женщина может и попальпировать тёплой ладонью, и выписать рецепт почерком пионерки-отличницы. Но мужчина? Если не дышать перегаром в трехдневной щетине, то что тогда? Центральной фигурой любого медицинского фольклора является неадекватный пациент. Но и среди медработников сплошь и рядом встречаются такие цирковые, гротескные характеры, что никаких чеховых, булгаковых и крониных не хватит на их олитературивание и представление на потеху уважаемой публике. “Пахомыч”, как его все называли, был ниже среднего роста лет 50 без особых примет, с каким- то кубическим черепом, столь уныло носящий лобно-теменную лысину, как будто родился с ней. Он охотно откликался на всё- и на “Пахомыча”, и на “Прокофьича”, и на “Терентьича”, и на “Трофимыча”. И даже на “Ионыча”, “Ксенофонтыча” и “Бонифатьича” (я лично проверял из озорства). Несмотря на то, что этот ничтожный “-омыч” (“-имыч”) проработал в Мишкинской ЦРБ как минимум 25 лет, никто даже не знал, как его зовут, даже самые старые медсёстры в приемнике. Вообще, какая-то гипертрофированная откликаемость и отзывчивость была ему присуща, отражая добрейшую, (надо подозревать), полную неоцененных сокровищ душу. Единственное, что мне о нем сообщили- Пахомыч был главврачом какого-то детского санатория в окрестностях Мишкино, а в ЦРБ только дежурил. Судя по количеству дежурств, с личной жизнью у Пахомыча было туговато, а здоровья хоть отбавляй. Ореол главврача (единственного в санатории кадра с высшим медицинским образованием) придавал фигуранту какой-то комической (космической) солидности. Поэтому я очень удивился, когда, в феврале месяце придя в очередной раз на дежурство, увидел в нашей ординаторской этого Педиатрыча. Он удобно сидел в кресле, в лоснящемся спортивном костюме времен позднего Горбачёва, в тёплых носках и войлочных тапочках, тоже не ХXI века, и прилежно смотрел телевизор. Я бегло, переодеваясь на ходу (в приемник только что привезли две "автодорожки"), поинтeресовался у коллеги, в чем дело. Пахомыч продемонстрировал мне забинтованный II палец правой кисти. -Лиса. А, понятно- Пахомыча укусило дикое, надо понимать, плотоядное, и он соответственно огребал безусловный курс антирабический прививок- АИГ (антирабический иммуноглобулин на кг веса внутримышечно в большую ягодичную мышцу и КоКАВ, концентрированную антирабическую вакцину из клеток почек сирийских хомячков, по 1.0 мл на 0, 3, 7, 14, 30 и 90-й дни в мышцу дельтавидную). -Где ты, b…, лису нашел? Пахомыч начал было словоохотливо рассказывать, но слушать не было никакой возможности- в каждой из двух столкнувшихся легковушек сидело по 4-5 человек, и я побежал исполнять Клятву Гиппократа. Таким образом, дежурство выдалось весьма хлопотливым. Периодически я забегал в ординаторскую- остограммиться и закусить. Пахомыч все сидел в той же покойной, комфортной, такой домашней позе перед голубым экраном, что я ему невольно позавидовал. Я предложил ему было водки, но Пахомыч столь упрямо мотнул головой, мол, не пью, в рот не беру. Да и нельзя ему- чужеродный белок как раз совершал свое благотворное дело, уничтожая предполагаемый вирус бешенства (АИГ) и стимулировал В- лимфоциты к выработке антирабических антител (КоКАВ). Под утро, "уговорив" свою обычную 0.7 "Столичной" и "упаковав" всех поступивших травмированных, я забылся тревожным сном. Проснулся я от легчайшего шума- Пахомыч деликатно орудовал электрочайником, заваривая кофе. Ноги гудели, АД было под 190/110, душил "сушняк" и "пробивала" депрессия пополам с голодом- предстоял еще полновесный рабочий день в поликлинике, небритому и с перегаром. -Садись,- пригласил коллега. -Сахар вот, сгущенка. Бери, накладывай. Бутерброд с колбасой будешь? Это было предложение, от которого невозможно отказаться. Прихлебывая кофе, я из вежливости поинтересовался, где же педиатр нашел лису- в наших лесах давно уже не водилось никакой фауны, кроме клещей. -Представляешь, всегда пешком на работу хожу, - сразу же оживился Пахомыч, пропуская местоимение.- Лесом, за питомником, там никого обычно. По пути захожу в гараж, машину -то я продал, картошку в нем храню. И вдруг вижу- лиса! Сперва подумал- мертвая, но потом пощупал- нет, теплая, дышит, просто сознание потеряла. Кто-то поставил капкан, вот она и попалась передней лапкой. Видимо, билась-билась, рвалась-рвалась, да и изнемогла... Я никогда не встречал изнемогшую лису в капкане, поэтому не знаю, чтобы я испытал на месте Пахомыча- скорее всего, ничего, эмоциональная тупость плюс профвыгорание. "Кто-то старался, ставил",- решил бы я и прошел себе мимо. Но Пахомыча увиденное потрясло до самых глубин его полной скрытых сокровищ души. Он негодующе разомкнул стальные зубья (несмотря на внешнюю щуплость, кость у моего героя была, что называется, "широкая") и освободил интересную пленницу! Дальше он взял гибкое рыжее тельце со свесившимся хвостом на руки (я уверен, что это было совершенно ни с чем не сравнимое ощущение- намного приятнее, чем взять, скажем, кошку) и торжественно (надо полагать, даже церемониально) понес жертву в свой пустующий гараж, находившийся неподалеку от места проишествия. Февральский сосновый лес был в этот утренний час совершенно безлюден. Время поджимало, поэтому Пахомыч поместил бедненькую лисичку в пустующую клетку, в которой кто-то когда-то возил на рынок кур, укутал в шарф, поставил ей мисочку с водой, перевязал травмированную лапку чистой сухой тряпицей (надо думать, оторвал от майки), а сам побежал в санаторий. Как можно быстрее проведя пятиминутку и сделав короткий обход, точнее- облет, благородный с3.14... ой, взял из грудничкового отделения бутылочку с соской, на3.14... ой, набрал в пищеблоке вареного фарша, нацедил бульона и молока, и побежал обратно по сугробам, сломя голову и рискуя сломать лодыжки. Музыка из телепередачи "В мире животных" переполняла все его существо. Спасенная лисонька занимала все его мысли! Pискну предположить, что это лучшее, что с ним случилось в жизни... Вбежав, задыхаясь в гараж, Пахомыч прикрыл дверь, опасаясь нежелательных свидетелей, зажег свет и бросился к клетке. Лисы в ней не было!!! Не веря глазам, спаситель осмотрел клетку внимательно- засовчик закрыт, вода в мисочке не лакана, смятый шарф и окровавленная тряпица валяются на полу, лисы нет, в углу аккуратно прогрызенная дырка- клетка, хоть и проволочная, не была предназначена для хищных млекопитающих. Очевидно, в отсутствие человека зверек пришел в сознание, оценил обстановку, выпутался из шарфа, перегрыз тряпицу, прокусил проволоку и выбрался наружу! В отчаянии Пахомыч бросился обыскивать гараж- дурашка, она же хромая, не должна была выйти из закрытого гаража, она же голодная, да и куда, куда с такой лапкой... и точно, лисица притаилась за стопкой лысых протекторов, и, будучи обнаружена, оскалила зубы. Пахомыч протянул к ней руки жестом "вернись, я все прощу", но красноречивость жеста была потеряна на безмозглом, в сущности, существе- лисица от всей души тяпнула своего спасителя за палец и, как гениально выразился баснописец, "была плутовка такова"- Пахомыч оставил неплотно закрытую дверь, чем вероломная и воспользовалась, напоследок вильнув пышным огненным хвостом с белым кончиком... Закончив свою историю, Пахомыч горестно замолчал, сгорбившись над чашкой. Щадя его чувства и будучи благодарен за завтрак, я лишь хмыкнул что-то вроде "нутыблиндаешь" и пошел сдавать смену. В поликлинике меня ожидал сюрприз- мой смежник и напарник Валерий Витальевич М., по кличке "Валера-тепловоз", резко и скоропостижно ушел в февральско-мартовский запой (он родился 29 февраля), оголив не только прием амбулаторных больных, но и завтрашнее дежурство! Как всегда, никакой реакции администрации и общественности, да чтож это такое делается. Мало того, что в ближайшие дни мне предстояло принять и своих, и его пациентов (по 60), так и еще внепланово отдежурить за Валерона завтра! Что делать, я всегда был (да и сейчас остаюсь) стойко трудоспособен, поэтому без особого труда разгреб амбулаторные авгиевы конюшни, а назавтра с новой злодейкой 0.7 был как штык на внеплановом дежурстве, вынашивая адские планы мести этому алканавту (который вот уже четвертый год, как пребывает в местах Вечной попойки, где реки текут паленой водкой и дагестанским эрзац-коньяком). В приемнике никого не было, все указывало на то, что дежурство ожидается спокойным, и злодеечку 0.7 можно "давить" совершенно свободно, и даже не допивать до дна, как карта ляжет. В ординаторской этот раз Пахомыча не было, а оставшийся передать мне отделение ординатор сказал, что под наблюдением мне оставлен только один пациент, хоть и в реанимации, но символически. - Что значит "символически"? -Антипов это. Ну, наш самый знатный зверовод. -Кто? Пахомыч?? Оказалось, что беднягу утром "накрыла" сывороточная болезнь- ни с того, ни с сего возникли боли за грудиной, одышка, гипотония 80/40, и его перевели в реанимацию. Я раньше нередко встречался с этим грозным осложнением антирабического безусловного курса, когда мы использовали лошадиный иммуноглобулин и КАВ. Новое поколение антирабических препаратов, АИГ и КоКАВ, считались безопасными. Но в медицине нет ничего безопасного. Вдобавок, эти препараты должны храниться и транспортироваться строго в холодильнике, при минус 8 Цельсия, а их постоянно вынимают, складывают на подоконник под солнцепек, пересчитывают, да и холодильники размораживают по графику- вот их сенсибилизирующие свойства и проявляются. Остограммившись, я пошел проведать романтичного бедолагу. Пахомыч лежал в отдельной палате, в своем засаленном (единственном) спортивном костюме и в шерстяных носках под капельницей. Общее состояние “знатного зверовода” было удовлетворительным- кожные покровы физиологической окраски и влажности, дыхание везикулярное, SpO2 97%, ЧДД 14 в минуту, АД 120/80, ЧСС 76 в минуту, регулярный синусовый ритм, шумы отсутствовали, живот не вздут, мягкий, безболезненный во всех отделах, физиологические отправления в норме. Даже повязку с пальца ему сняли, а две точечные ранки замазали раствором бриллиантовой зелени- ни отека, ни красноты. Лишь заострившиеся черты лица говорили о том, что не все гладко с нашим Пахомычем. Впрочем, строгость эта ему шла, делая нижесреднeстатистическую внешность фигуранта интереснее, и, так сказать, прекраснее. -И нахера тебе нужна была эта лиса?- как можно суровее спросил я.-Пахомыч! Ты, b.., реально спятил? Вместо ответа Пахомыч широко и блаженно улыбнулся- мол, все нормально, насчет лисы- все было правильно, он уже простил ей и укус, и побег, и неблагодарность; чувствует себя прекрасно, завтра в палату, послезавтра- на выписку! Я постарался как можно сильнее испортить ему настроение- сывроточная болезнь протекает волнообразно, длительно, и никогда не заканчивается полным выздоровлением. Но испортить настроение новому Пахомычу было никому не под силу, даже мне. После лисы он стойко чувствовал себя Грегори Пеком (горе-журналист Брэдли) в финале "Римских каникул" (лисичка- Одри Хепбёрн), не меньше! Увы, мои предчувствия меня не обманули. Утром Пахомычу резко "поплохело", и о переводе в травмотеление не могло быть и речи. Антирабический иммуноглобулин и КоКав из клеток почек сирийских хомячков не только инактивировали фильтрующийся вирус бешенства, но и и образовывали имунные комплексы с белками крови, вызывая падение давления, интерстициальный нефрит, полисерозит, и, конечно же, миокардит… Февральско- мартовский запой у Валерона в тот раз затянулся, поэтому мне недели две пришлось ишачить за “себя и за того парня”, и я видел Пахомыча буквально каждый день. Состояние его то резко улучшалось, то не менее резко ухудшалось, и бедняга постоянно осциллировал между травмотделением и реанимацией. Вакцину ему кололи по графику, "прикрываясь" дексаметазоном, поэтому о скорой выписке речь не шла. Я первое время надеялся еще достучаться до его мышления и заставить его признаться в содеянной ошибке- отречься от лисы. Но жесткие ментальные конструкции внутри кубического черепа "поциэнта" уже закалились, как сталь. Мои попреки он встречал с неизменной улыбкой Олега Ефремова в фильме "Гори, гори моя звезда", когда того ведут растреливать белые офицеры. Улыбка получалась, во- первых, страшная, ибо лицо благородного осовывалось с каждым новым приступом; во- вторых- асимметричная, ибо что-то нехорошее творилось с его левым лицевым нервом и его ядром. Но она, эта улыбка, предполагалась победной и высокомерной, как на картине Репина "Приплыли"... ой, "Отказ от исповеди". Что-то произошло в момент контакта с лисой, какая-то пенетрация злых духов, которыми, как веровали наши языческие предки, кишат звери и птицы. Отчаявшись, я отстал от Пахомыча. Вскоре он исчез из отделения, и я было вздохнул с облегчением. Но через неделю встретил его в приемнике в том же в спорткостюме, который давно болтался на нем, как на вешалке. Асимметрия лица бросалась в глаза. Оказывается, "поциэнта" перевели в кардиологическое отделение с миокардитом (с привлечением невролога). -Скажи, Пахомыч, ну хоть сейчас скажи честно- вот сейчас стал бы ты снова трогать эту сраную лису? понес бы ее на руках? поил бы из сосочки? носился бы как с писаной торбой? Наверняка десятки людей уже спрашивали его об этом. +ахомыч прекраснел лицом, некоторое время отрешенно смотрел вдаль, а потом решительно объявлял: -Стал бы. Понес бы. Поил бы, носился. Увы, тут не только медицина была бессильна. Самые мрачные мои прогнозы сбылись- курс прививок закончили, но миокардит привел к аритмии, ИБС и хр. левожелудочковой недостаточности. Пахомыч еле поднимался на второй этаж, ему дали вторую группу по "общему заболеванию". Дежурства он бросил. Но я не думаю, что он сожалел о случившемся- "но в его жизни была песня безумная роз", как поется в какой-то застойной песне. В минуты духовного опустошения я всегда вспоминаю этого человека. Несмотря на очевидную глупость, его поступок глубоко врезался мне в память. Не знаю, жив ли он, или ушел вослед за Валероном в Страну Дружелюбных Лис. Знаю одно- мне чертовски не хватает таланта, чтобы описать Пахомыча так, чтобы он получился, как живой, чтобы, читая эти строки, все плакали… polyp_nasal, апрель 2018

Admin

Admin

 

Вот такой вот приказ

Взято с сайта       После размещения публикации в СМИ Гл. врач извинился и отменил приказ. Признавать свои ошибки - это все таки хороший поступок, надеюсь и другие выводы Андрей Юрьевич сделает. Хотя вопросов связанных с конфликтами -интересов я бы мог задать много. Андрей Юрьевич, спасибо за пример. 

Admin

Admin

 

Народная медицина. Терапия возмездия.

При насморке родители, помню, луковый сок заливали мне в нос - было мне года два и я орала. Помню, как мне хотели уши проколоть, мама отвела в аптеку к своей подружке и та почему-то стала мне натирать мочки ушей солью - я опять орала, как ненормальная. Потом уши долго не заживали, ведь натерли мне все там до ран, которые потом гноились. А про лечение простуды и вспоминать лень - на мне были испробованы все антимедицинские методы: и горчица в носках, и каланхоэ в нос, и варка ног в кипятке, и укутывания, поддавания жарку при высокой температуре. Как только выжила у этих образованных людей! А вот тут граждане вспоминают, как их мучили лечили- мучили в детстве. "При укусе пчелы или осы мне парили в отваре петрушки опухшую руку или ногу. Можете себе представить как замечательно себя чувствуешь, когда зудящее и воспаленное поливается кипяточком. И так несколько раз, несколько суток. И я терпела... А потом, когда я была ужалена осой уже подростком, мама подруги дала мне таблетку диазолина. И отек спал, и зудеть перестало уже через час. Мать его, уже через час. Первой мыслью было " может бабушка меня ненавидит", ну как так-то?" "Болело горло очень часто - ангина, насморк и т.д. Папа вычитал про универсальное народное средство - четвертинка зелёного (неспелого) грецкого ореха. Я согласилась лишь при условии, что он будет есть его со мной. Как итог - ожог слизистой, потеря голоса у обоих". "А в моем детстве 90% всех болезней лечилось промыванием желудка тремя литрами подсоленной воды... Живот болит? Промываем желудок. Голова болит? Промываем желудок. Устала и прилегла днём поспать? Что-то не так и надо промыть желудок. По словам бабушки болела я все время, вся намучилась со мной, жизнь мне спасала". "Мне сухой горчицей сожгли кожу на стопах ног. Насыпали в носки, надели, поверх шерстяные. И не давали снимать сутки. В итоге носки отошли вместе со шкурой". "Супругу бабушка все детство капала в нос поочередно сок лука и чеснока независимо болеет он или нет. "Чтоб здоровее был". Как результат, у мужа напрочь отбиты все рецепторы вкуса и запаха. Хотя в этом есть и свои плюсы. Ему без разницы, что есть - стейк средней прожарки или овсянку на вода. Экономия. Но все же, жалко человека". "Очень обветренные (потрескавшиеся) руки мне лет в 6 намазали тёртым чесноком. Было адски больно, но все считали, что я плакала, потому что капризная. После пары процедур всё-таки поняли, что от этого только хуже становится. Комариные укусы солью мазали, чтобы не чесались. Как правило, мазали уже расчесанные, т.е. соль на рану сыпали. Бунтовать было бесполезно". "Коллега лечила своему ребенку мозоль. Сделала компресс с чесноком. Ребенок ныл от боли, под компрессом после целого дня ожог. Она для лечения ожога привязала листы алоэ (wtf?). Когда все стало уже отгнивать пошла с ребенком в больницу". "Пффф, салаги. Лечить ангину путем полоскания горла уриной, вот это - хардкор от бабушки". "Пфф, салага. Меня в детстве заставили кровь свежеубитой птицы (типа воробья, только нет. Мб синица) выпить. Тип в детстве слабый был и болел часто, от этого". "В 16 лет ангина, как всегда 39. Папа делает перец и водку, а сына выпивает. Утром за 40, уже говорить не мог, привет скорая, пока папа. Да, забыл, худоба то бывает у парней, и нам это не нравится. Но пиво со сметаной и свежим яйцом - решил проблему. Сальмонелла, неделю п-ал попой под себя в больнице, исхудал еще больше, и как всегда пока папа". "Бабушка советовала кушать селедку и не пить - так глисты выйдут". "Одно из ужасных воспоминаний детства - это подслушанный бабушкин совет моей маме: "Если чота бла-бла-бла, то надо разрезать кожу крест накрест на пальце и приложить половинку сырого картофеля, на котором тоже сделать разрез крест накрест". Помню, как ревела и просила маму не делать этого. Видимо, понимала, что микробы и все дела. Так и не знаю, от чего (или для чего) этот совет. Может это краткое руководство по превращению в картофельмэна? В белоруса?" "В детстве, когда я заболела корью, одна тварь сказала родителям, что корь "выйдет", если в комнате всё будет красным... Той ночью я чуть не сдохла. И родители наконец-то обратились к врачу. Парадокс в том, что они у меня люди просвещения, учителя. А устроили такое мракобесие. Я ненавижу красный цвет. Он возвращает меня в ужас бессилия, томительные боли и изматывающую бессонницу". "У меня мать-фармацевт. Но в детстве от простуды она меня лечила исключительно кипяченым молоком с пивом. Бутылка "Балтики №6" на поллитра молока, все вскипятить и выпить. И нос и живот очищались моментально". "Самый треш был у мужа. Когда он сломал ногу, ему бабушка в селе НЕДЕЛЮ мазала ее лечебными грязями! Потом только повезли в райцентр в больницу. В результате нога срослась неправильно и проблемно обувь подобрать, так как подъём на сломанной ноге намного выше". "Меня в своё время отец (дай ему бог здоровья) так вылечил ! Пришел я из армии в отпуск а он так ,пристально посмотрел мне в глаза и говорит ,у тебя сынок - грибок на ногах ! Я говорю да вроде нет, норм всё ! А он говорит по глазам вижу что врёшь и намазал мне ступни какой то адовой смесью марганца и уксуса! Вобщем отпуск я гулял вокруг дома на полусогнутых!" "Меня в детстве от насморка лечили так - мешочек в которым два горячих куриных яйца клали на нос, так чтобы крылья носа прогревались. Перестали это делать после того, как оставили мне ожог на весь нос, шрам немного до сих пор остался". "У бабушки был супер рецепт от горла - КЕРОСИН!!! Тот же рецепт был у меня когда я случайно летом подхватила педикулез. Намазать голову керосином и замотать ее в пакет и положить ребенка спать!!! Да я блин физически чувствовала как насекомые в панике бегают и орут нечеловеческими голосами!!!! В итоге 7-летний ребенок в 3 утра пошел кипятить воду и смывать все это безобразие. Надо ли говорить что вместе с насекомыми отвалилось половина волос и кожа с головы? Спасибо бабушкам на наше счастливое детство!" "Я когда был мелкий (лет 7-8) простыл и меня заставляли пить собственную мочу с мёдом, Карлы!!! Я отказался и как можно быстрее спрятался за стенку (шкафы), до меня там было сложно добраться и просто психанули и забили. Но с тех пор я люто ненавижу "народную медицину", гори оно синим пламенем средневековье долбаное!" "Мне матушка хронический ринит вылечила вместе со слизистой в носу - накапала мать его сок репчатого лука. Это было больше двадцати лет назад, а помню как будто вчера. Сейчас я сама мама. Ребеночек маленький, у него, простите, запор и это нормально для его возраста. Маман вместе со свекровью порываются напихать ребенку в зад мыло. Это ужас". "Мыло в попку - этот способ так и передается из поколения в поколение. Некоторое время назад, присутствуя в молодой тусовке, услышала замечательное "Ну вот почему она всегда плачет, когда я ей кусочек мыльца в попу засовываю?" На предложение засунуть себе мыло и проверить, таким образом, почему младенцу это не нравится, молодая мамаша почему-то отреагировала крайне неадекватно, так возмущалась прям вся". "Тетка со стороны мужа бородавку сыну выводила уксусной эсенцией. Намочила вату и замотала на сутки. Сын орал, а она приговаривала"Терпи". Когда размотали там уже кость была. Сейчас ходит парень уже с уродливым скрюченным пальцем". "Пару месяцев назад ездил на вызов, где бабушка лечила ребенку ссадину на коленке собственной мочой. У ребенка развился сепсис. Сказал о необходимости срочной госпитализации, на что бабушка с мамой заявили, что не доверяют медикам (а нахрен вызвали?!). Пришлось госпитализировать ребенка с инспектором ПДН и какой-то тетушкой из органов опеки". "А дышать на живую лягушку при ангине?" "Я как-то простыла и кашляла сильно. Зачем ребёнка вести в больницу? Зачем идти в аптеку и тратить деньги на таблетки, когда есть охеренное народное средство! Луковый мёд. В общем, варится лук с сахаром. Мать пыталась заставить меня съесть 2 литра этого народного средства. Я плакала, блевала, а она заставляла. Кашель так и не прошёл. И да, мать у меня тоже педагог". "У меня все болезни до сих пор ассоциируются с вьетнамской заездочкой. Мазалось всё". "Раствор марганцовки, вот это была пытка. Тёплая двухлитровая банка розового ада. Упаси господь было сказать при бабушке что живот болит. Ты её пьёшь, тебя адски рвёт с дикими болями во всём нутре, ты её снова пьёшь. Я думаю бабушка готовила меня к плену в гестапо, или взрослой жизни, я так и не понял". "Меня бабушка напоила один раз отваром цветов картофеля, так как болел желудок, было мне наверное лет 8-9. Я ей уже в то время говорил что такое пить нельзя. Заставила выпить, она же старше, значит умней. В итоге 3 недели в больнице. Если бы выпил больше, возможно бы я и не писал тут уже". "У брата бронхиальная астма. Мать заставляла его при простудах дышать паром горячей картошки что при астме категорически запрещено. Брата несколько раз увозили в реанимацию - синий и не дышит. Меня, из-за проблем с сосудами мозга, вместо посещения профильного врача водили по "бабкам", дважды был ногой на том свете". "Во время простуды мама сказала мне дышать над кастрюлей с кипятком. Сверху накрывшись полотенцем, чтобы пар не уходил. Я неловко повернул голову, полотенце зацепило кастрюлю и весь кипяток вылился на меня. Мама распереживалась и вспомнила, что нужно маслом тереть ожог, ну и ливанула подсолнечного. Эффект был противоположный. В итоге в больничке пара недель" "Мне бабушка в парное козье молоко, подргретое до градусов эдак 80ти, вмешивала козий же жир. От одного глотка этого дерьма я побежала в ближайшие кусты (дело было в деревне, в своём дворе), плюс ещё сожгла глотку себе, потому что остудить это все нельзя, жир застынет и не будет "обволакивать бронхи". Эта экзекуция повторялась ежевечерне, в течение всей болезни. Бабушка фельдшер, кстати, ага". "Собирается конструкция - мое детское тельце сажается к ванне, кастрюля крутого кипятка ставится на край ванны (КРАЙ ВАННЫ!), всё это накрывается телогрейкой. Результат - шрамы на всю жизнь, по большей части благодаря тому что бинты потом уже вырывали из кожи. Острицы: чесночная клизма. Первая в жизни ангина: больше месяца "живи деточка на собственном иммунитете". Выжила, спасибо. Но с лекарствами было бы лучше". "У знакомого в 12 лет был варикоз мошонки, или как там это называется. Ну вот его возили к бабке. У той было два зуба - один сверху, другой снизу, и она этими зубами долго кусала пацана за яйца. Сеансов пять такого лечения". "при болезни Гоффа (опухоль на колене) смазывали колено менструальной кровью матери" "Меня от кашля лечили утюгом - ступни грели. Хорошо, хоть тонкое одеялко было между ступнями и горячим монстром." "Клизма с чесночной водой - это фигня, скажу я вам. А вот моя мамуленька от кого-то принесла дивный рецепт: потереть 2 зубца чеснока, отжать сок, намотать вату на спичку, щедро обмакнуть в неразведенный (!!!) чесночный сок и вечером примерно минуты на 2 запихать в анус 4-летнему ребенку. Вот это, сцк, ад самый настоящий. Попробуйте нагретый паяльник засунуть - ощущения, думаю, будут похожими, хотя и помягче, чем чесночная затычка. Боже, как я выла! Как я боялась этой процедуры, каждый вечер - как на Голгофу((( Маме только пару лет спустя пришла в голову светлая мысль - опробовать процедуру на себе. Когда она от неожиданно ярких ощущений начала бегать пешком по стенам, тогда-то до нее и дошел весь ужас того, чему она меня подвергала". "Записывайте: для повышения иммунитета. В трехлитровую банку воды положить три ложки сметаны, банановые шкурки, сахар по вкусу. и поставить на недельку. взять ребенка 1 шт, угрозами заставить его выпить это пойло. в дальнейшем ребенок будет стойко переносить все болезни чтобы не дай бог мама не подумал что у него иммунитет плохой". "Меня бабушка поднимала в 6 утра и давала несколько кусочков сала, чтобы я их проглатывала, не жуя. По идее я должна была похудеть". "Когда по телу пошла странная сыпь и я расчесала все в кровь она лечила меня поливая очень соленой водой. Непередаваемые ощущения. Лишь после трех дней издевательств отвезли в райцентр где, хвала богам, прописали нормальную мазь". "До одури боялась картошки с паром. Мелкую зажимали, накрывали одеялом и заставляли дышать до того, что кровь носом шла. Орала, ревела, но держали. Как вообще можно было до этого додуматься. До сих пор не понимаю, зачем надо было доводить до истерики ребенка, если видели, что от этого "лечения" столько боли". "В детстве у меня часто вскакивали чирии (фурункулы). Маме кто-то (добрый, очевидно, человек) подсказал метод лечения. В общем, на фурункул приклеивается лейкопластырь (не бактерицидный совсем, а советский такой лейкопластырь), ходишь с ним пару-тройку дней. А потом в бане его срывают. Ощущения непередаваемые, и шрамы мелкие до сих пор..." "Луковый и свекольный сок в нос, супермерзко. До сих пор могу почувствовать, как он стекает по глотке, оставляя внутри полоску боли". "Именно поэтому я посылаю в сторону моря всех родственниц, советующих мне лечить моих детей этими варварскими методами. Причем на вопрос "Это же больно, как дети будут терпеть?" вечный ответ - "Ничего, вы терпели, и они потерпят". "Меня заставляли пить отвар из пчёл". "Бабуля лечила меня от бронхита, намазывала скипидаром и сажала в горячую ванну, советую, отлишные ошшушшёния! Болело горло, о-о-о-о милок, сейчас полечим, доставался авиационный киросин и выпивалась чайная ложка". "В детстве лечили ангину керосином. Причем не мазали горло, а заставляли полоскать! Длилось это довольно долго, пару бутылок извели. Потом ангина перешла в хронический тонзиллит, и, естественно, вылечил меня только лор с помощью уколов и процедур. От запаха керосина до сих пор содрогаюсь. Мать и бабушка в нулевые выписывали газету ЗОЖ, вот там и описывалась эта настоящая дичь!". "В такой же газете вычитал: взять полбанки дождевых червей, тщательно помыть, дать наползаться в чистой банке, снова помыть (шоб землицы не было) а затем засыпать сахаром и оставить настаиваться. Через некоторое время сок слить и получатся чудо-капельки от половины глазных болезней. Карл, капли из червей с сахаром!" "Меня в детстве на лето отправляли к маминой тетке в деревню. антисанитария как в детской шутке "до 2 см грязь не видна, после 2 см - сама отваливается". так вот к чему я. Играя в прятки, распорола ногу о ржавый гвоздь. Качественно так распорола, до мяса. когда с плачем пришла к тетке "не выпендривайся, возьми подорожник". как результат через месяц, когда приехала мама, ноги были покрыты волдырями и сочились гноем. НЗ, почему пошли новые волдыры. Но ноги мои представляли картину из фильма про зомби. Полгода после этого дома меня лечили, до сих пор остались жуткие шрамы. И .... та-даам. На следующее лето меня снова отправили в эту же деревню, где я снова распорола другую ногу. История повторилась заново." "Ингаляция с маслом эвкалипта и пихты. Мать в кипяток вылила по пол пузырька того и другого, накрыла одеялом и заставила дышать, я ужасно кашляла, глаза слезились от едкого пара, прикрывала нос и рот ладонью правой руки. После того как я с истерикой вылезла из-под одеяла туда был отправлен папа, который и 2х минут не выдержал. Потом до матери видимо дошло что много масла налила. Только было уже поздно. Итог: ожог слизистой, кисти правой руки, на следующий день пропал голос. Несколько лет периодически шла кровь носом и пересохшая кожа руки. До сих пор рука шелушится от мороза и моющих средств, дома убираюсь в резиновых перчатках." "Когда я был мелкий моя бабушка тоже считала себя светилом медицины, и что народными средствами можно вылечить от всего. В ход шло все: горчичники (я желаю м-у который их придумал вечность в аду с ними провести), сок алоэ внутрь (sic!!!!!), дышание над картошечкой, пропарка ног, много других просто замечательных методов. Результат: 3 тяжелых воспаления легких и как итог свернутое и деформированное левое легкое". "Мне делали чистку печени по методу Васильевой. Я не знаю, что это за п-а, но желаю ей гореть в аду!!! Для чистке надо выпить три литра кабачкового сока, а жмых привязать на область печени. До сих пор блевать тянет, когда привкус этого сока вспоминаю..." "Когда в 7-летнем возрасте я лежала в больнице с желтухой, мама приходила и заставляла меня пить мою же мочу. Из стаканчика из-под йогурта. Но были дети, которым не повезло больше, их заставляли есть лепешки хлебные со вшами". "В 90-е, помню, ромалы бизнес на вшах около инфекции делали. Вшами конфеты начиняли и продавали родственникам больных с гепатитом". "Однажды она решила вылечить глубокий кошачий укус, поливая его белизной и натирая хозяйственным мылом. Всё бы ничего, но укус этот был на моей руке и боль была адская." "Простуду родители решили мне (1,8) лечить по средству установки баночек... По итогу четыре ожога 2 и 3 степени. Два шрама на всю жизнь остались в районе лопаток." "Пятилетняя я отрезала себе пол пальца на ноге играя в прятки . Бабушка не нашла ничего лучше , чем позволить соседской колли рану "зализать"." "Моему знакомому от вшей в детстве бабушка насыпала на голову дуста и надела сверху пакет" "Брату скормили три живые вши, когда он заболел желтухой, бабка как-то умудрилась в инфекционное отделение пробраться и запихать ему в рот, когда выписали сама призналась, мол как вши то помогли и быстро на поправку внук пошел" "А я лет в 11 целых полгода проходила с лепешками из меда, приклеенными лейкопластырем на грудь. Благо, зимой было дело. А сие действие бабушка предприняла, потому что думала, что у меня мастит (что-то плохое с грудью). Опухоли росли, но бабушка не сдавалась, и я терпела. Спустя полгода догадались, что у меня просто грудь растет, а не опухоли." "Когда болел, уж не помню какие симптомы, обмазывали всего медом, одевали пижаму которая естественно тут же мерзко прилипала, поверх шерстяная жилетка, двое носок, одни из которых шерстяные, под одеяло и следили чтоб не высовывался из под него, на всю ночь. Вишенкой на всём этом было обмазывание носа медом" "У меня в детстве стало появляться много фурункулов на коже. Дедушка посоветовал народный способ: съесть пару ягод растения "вороний глаз" (ягоды ядовиты). Не знаю это ли стало причиной того, что примерно через месяц руки-ноги стали болеть, любое движение приносило боль. Короче положили наконец меня в больницу на неделю на уколы антибиотиками. Всё прошло, фурункулы перестали появляться." "Тетя кормила себя и сына живыми жуками. Маленькими такими, быстрыми. По ложке в день. Она в интернете прочла, что такое лчение помогает при астме." "Меня дёгтем намазали как то всю, даже лицо, замотали в тряпку и оставили на солнце на два часа, пока баня топилась. А я представляла себя аборигеном, всё таки хорошо, что у детей такая гибкая психика. У меня была чесотка и мне кстати не помогло" "То есть поедание медвежьего жира с хлебом в моем детстве при ангине - эт еще ничего?" Наталья Радулова  

Admin

Admin

 

Бомжи отдохнут в лагерях

Бомжи сообщили, что их отправляют в спецлагеря перед чемпионатом мира Однажды такое уже было. 38 лет назад, перед Олимпиадой, Москва внезапно опустела. Всех неблагона-дежных граждан (слова «бомж» тогда и в помине не было) настоятельно попросили убраться из столицы, чтобы не мозолить глаза иностранным гостям. Негоже попрошайкам и прочему сброду портить имидж социалистического города. Уже и страны той нет, а ситуация не меняется. Все шире распространяются слухи о том, что на время проведения чемпионата мира по футболу из городов, принимающих спортсменов и болельщиков, будут вывозить лиц без определенного места жительства. Насколько соответствует действительности эта информация, разбирался «МК».     Почитаешь соцсети — волосы встают дыбом. Жители Набережных Челнов утверждают, что к ним вывезли казанских клошаров. Из Екатеринбурга бомжей якобы «депортируют» в Челябинск. Причем сирые и убогие ехать никуда не хотят, но их не спрашивают — запихивают в автобус и везут. В общем, великое переселение народа без роду без племени. В столичных благотворительных фондах тоже ажиотаж. — Да, такое вполне возможно, — комментируют в православном народном движении «Курский вокзал. Бездомные, дети». — Судя по тому, что нас постоянно пытаются выгнать с вокзалов, с точек кормления, у нас сложилось такое же впечатление. То же самое уже было перед выборами. Соглашаются с ними и в фонде «Доброе сердце». Правда, там нас успокоили: просто на трассе наших, столичных, бездомных никто не бросит. — Людей действительно, скорее всего, будут вывозить. Единственный вариант для бездомных остаться в городе — идти в благотворительные фонды, в центр социальной адаптации имени Лизы Глинки, в дома трудолюбия. А так начнут в полную силу работать силовые структуры. Будут просто ходить, проверять паспорта, выписывать штрафы за отсутствие регистрации. Раньше бездомных отправляли за 101-й километр, теперь, говорят, организуют места временного содержания в Подмосковье. Не надо думать, что это что-то ужасное, — там бездомным предоставляют спальные места, питание. Не люкс, конечно, но жить можно.   фото: Геннадий Черкасов     Идти к благотворителям — совет, конечно, хороший. Но многочисленные фонды тоже не резиновые, места всем может не хватить. — Тем, с кем работаем, мы советуем на время ЧМ уезжать из Москвы либо идти заранее в трудовые дома, — рассказывают в фонде «Справедливая помощь». — Но времени уже остается мало — уходить нужно скорее. Неприятные слухи дошли уже и до самих нищих. Из уст в уста передаются рассказы о том, что со дня на день всех жителей вокзала сгребут в охапку и увезут из города на таинственном автобусе.   — Да, начались уже зачистки, — рассказывает бомж Ира. — С Павелецкого и Казанского четыре автобуса уехало. Как увозят? Да так и увозят: вечером, ночью подъезжают, когда свидетелей меньше, да и сажают. Ехать, конечно, никто не хочет — они силой усаживают, могут ударить — таким не откажешь. — Несколько автобусов уже уехало, — рассказывает другой бездомный, Игорь. — Я, правда, только на Казанском их видел. Говорят, под лагеря оборудовали бывшие войсковые части. Охрану там поставили. Я точно знаю, что есть такие лагеря под Тверью и под Тулой. Но это, как мы поняли, только на время чемпионата, потом все вернутся. — 5 июня закрылась наша палатка, где всегда давали кормежку (речь идет о пункте оказания срочной социальной помощи, что недалеко от памятника Ленину на Ярославском вокзале. — Авт.), — рассказал 23-летний бездомный по фамилии Митюшкин. — В прошлую субботу там нам устроили концерт. Не поверите: с песнями и плясками, пожрать давали. И прямо со сцены объявили, что в один из ближайших дней здесь в 9.00 общий сбор всех желающих ехать в пионерский лагерь. Там нам обещали поставить палатки и организовать кухню.   фото: Геннадий Черкасов     — И много желающих туда ехать? — А сами-то как думаете? Говорят, насильно повезут. Прятаться нам негде, а там, где можно залечь на дно, не прокормишься. Попасть в лагеря бомжи боятся до дрожи. Еще бы: кому охота покидать насиженные (точнее, належенные) места. На вокзалах их не трогают. Часто приезжают представители соцзащиты — кормят, одевают. Работники соцслужб неоднократно предлагали бездомным перебираться в дома временного содержания, но те не хотят. Говорят, не доверяют властям. — Сколько волка ни корми, все равно он в лес смотрит, — комментирует Ира. — Я в хорошем приюте была, в Химках, три месяца там продержалась — дольше не смогла. Большинство надеется переждать чемпионат, перебраться туда, где не проходят полицейские патрули. Но насколько можно верить этим страшилкам? Бомж соврет — недорого возьмет. «МК» решил проверить, действительно ли в ночи приезжают таинственные автобусы и люди в штатском. Дежурить начали еще засветло, часов в семь вечера. Нашли кучку бомжей поприличнее и подсели к ним. Сидели до самого утра, периодически устраивая вылазки на близлежащие территории, но за это время только лишились всех сигарет и части наличности — за нами так никто и не приехал. Значит, все это бродяжьи сказки?   — Пока просто гоняем с территории вокзала, — рассказывает полицейский. — А так поговаривают, что будут зачистки. С другой стороны, что они — должны ходить перед туристами своими мордами светить? Сотрудник РЖД слухи опроверг: — Бомжей гоняют, конечно, но только тех, кто пьет, дерется. Да и куда их увозить-то? В приюты? Так ну и что? Они же убегают — их сторожить нужно, а кто этим заниматься будет? Не подтвердили информацию о массовом переселении и в пресс-службе столичного Департамента соцзащиты: — Бездомные — точно такие же люди, как и мы с вами, и перемещать их куда-либо насильно незаконно. Никаких дополнительных указаний в связи с чемпионатом мира нам не поступало, так что действуем мы только в рамках закона и только во благо людей. Работы проводятся все те же. У нас есть социальный патруль, они ходят, общаются с бездомными, предлагают обращаться к соцзащите, информируют о возможной помощи. Бездомных кормят, одевают, помогают восстановить документы, помогают социализироваться. Мы уже хотели успокоить несчастных бродяг. Но для очистки совести поговорили еще с двумя представителями власти — полицейским и соцработником. И все опять запуталось. Страж порядка на условиях анонимности подтвердил: бомжам, почти как у Грибоедова, прикажут: «Вон из Москвы!» И даже объяснил, как будет происходить их отлов. — Как? Да все просто. Под вечер бездомные начинают стекаться в здания на ночлег. Мы делаем вид, что не замечаем, пусть просачиваются, а в три часа ночи всех выгоняем на улицу к специальным автобусам. А там-то их кто словом, кто дубинкой запихиваем в салон — и гуд бай! — А куда их свозят? — А мне почем знать? Куда бы их ни увезли, они же опять придут. А «бригадир» одной из социальных служб рассказал, какая судьба ждет «этапированых». — Ну сами посудите, а куда их девать? В ночлежку многих даже зимой не заманишь, приходится вывозить и кормить там, чтобы не разбредались. — Где и в каких условиях будут содержаться бомжи? — Сегодня наш руководитель поедет смотреть самый ближайший объект — это в Люберцах, он рассчитан на 500 мест. Туда направят всех добровольцев. Тех, кого стихийно будем вывозить, ждет объект в Твери на 800 мест. Эти два места в черте городов. Знаю еще про два других — заброшенный лагерь в Клинском районе Подмосковья и старые казармы где-то в том же направлении, на 101-м километре.

Admin

Admin

 

Реанимируем под "макарену"!

Ритм «Макарены» - 103 удара в минуту. А это отлично подходит нужной частоте нажатий на грудную клетку, сообщает Science Alert со ссылкой на испанских медиков. Специалисты из Барселонского университета провели эксперимент, в котором приняли участие 164 студента. Их разделили на три команды: первая группа выполняла компрессию грудной клетки под удары метронома, вторая производила аналогичные действия под «Макарену». Третья группа стала контрольной. После двух минут эксперимента выяснилось, что лучше всего с задачей справилась первая группа — они держали правильный темп в 120 ударов в минуту. На втором месте оказались студенты, которые делали массаж сердца под «Макарену» - 74% из них справились с заданием. А вот третья группа, которая действовала произвольно, показала худший результат. Лишь каждый пятый из них смог соблюдать необходимую частоту.  

Admin

Admin

 

Водитель скорой помощи протестовал против урезания зарплат и потерял работу

Во Владикавказе водителя скорой помощи Алана Гагиева уволили вскоре после того, как он организовал митинг из-за сокращения зарплат. Официальная причина увольнения — опоздание на вызов, пишут «Кавказ.Реалии». «Около восьми часов утра я выехал на вызов. Когда вернулся, заметил, что карточку вызова переделали. Время написали более позднее. Врач, которая посещала больного, честно призналась, что руководство попросило ее изменить время», — рассказал Гагиев изданию. Он обратился в прокуратуру. Сотрудникам Клинической больницы скорой медицинской помощи, где работал мужчина, стали урезать зарплату в начале года. Начали со стимулирующих выплат, которые в среднем составляют четыре тысячи рублей. Первыми пожаловались фельдшеры, за ними — водители, которых заставили самостоятельно мыть и ремонтировать машины, а потом пригрозили штрафами за перерасход бензина и отказ ехать на вызов без включенной сирены. «Если раньше за девять смен в месяц водители получали в среднем 25−26 тысяч рублей, то теперь их доходы не превышают 17 тысяч рублей. Наши зарплаты снизились до отметки семилетней давности», — отметил Гагиев. Митинг водителей против урезания зарплат прошел во Владикавказе 22 мая. До этого 70 человек подписали письмо президенту Владимиру Путину и потребовали разобраться в ситуации.

Admin

Admin

 

Короткий номер "скорой" перестал работать в Симферополе из-за хищения кабеля

В Симферополе кража кабеля нарушила телефонную связь скорой помощи, сообщил замминистра внутренней политики, информации и связи республики Максим Яковлев.

Хищение телефонного кабеля привело к невозможности с раннего утра четверга принимать вызовы "скорой помощи" по номеру "103" в столице Крыма, сообщает министерство здравоохранения республики. "С 04:00 по московскому времени не обеспечивается прием вызовов скорой медицинской помощи "Крымского республиканского центра медицины катастроф и скорой медицинской помощи" по причине хищения телефонного кабеля в зоне ответственности ГУП "Крымтелеком"", - говорится в сообщении Минздрава. "Просьба звонить по номеру телефона "112", а также по номерам +7 978 941-58-69, +7978 941-58-71, +7978 941-58-72", - отмечает пресс-служба профильного ведомства. Также можно обращаться напрямую на подстанцию скорой медпомощи или непосредственно в организацию, оказывающую первичную медико-санитарную помощь.  По словам Яковлева, кабель украли минувшей ночью на одной из улиц города. «Произошло варварское хищение кабеля. Порезали практически все кабели и варварским способом выдергивали, соответственно, повреждения не только в месте, где резали, но и дальше по линии. Испорчен большой отрезок оптических и металлических кабелей. Грубо говоря, попортили достаточно большой отрезок линии связи. Нанесены повреждения различного рода. Из-за этого хищения невозможно дозвониться в скорую. Со стационарных номеров дозвониться на 103 практически невозможно и с мобильных телефонов»,- передает РИА «Новости» слова Яковлева.

Он отметил, что эти хищения имеют неоднократный характер, соответствующее обращение направлено в МВД.

Admin

Admin

 

Дефибриллятор без рецепта

Поправки в федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», разрешающие любому человеку использовать автоматические наружные дефибрилляторы (АНД) для оказания первой помощи в общественных местах, внесены в Госдуму. Сейчас применять такие аппараты могут только люди, прошедшие специальную подготовку. Законопроект №466977-7 «О внесении изменения в статью 31 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» был зарегистрирован в базе законопроектов Госдумы в среду, 16 мая. Как говорится в документе, «при возникновении ситуаций, требующих оказания первой помощи с использованием автоматических наружных дефибрилляторов, такая помощь может быть оказана неограниченным кругом лиц». По действующим нормам, в России использовать АНД имеют право медицинские работники и люди, прошедшие специальную подготовку: например, сотрудники органов внутренних дел, пожарные, военнослужащие, спасатели, водители транспортных средств. В пояснительной записке авторы законопроекта подчеркивают актуальность предлагаемой меры – по их данным, в России в результате внезапной остановки сердца ежегодно умирает до 300 тысяч человек. «Поскольку повысить выживаемость при ВОС можно исключительно путем сокращения времени до проведения электрической дефибрилляции сердца (оптимально – до первых трех минут с момента происшествия), данная задача может быть решена только посредством размещения АНД в местах массового пребывания людей и допуска к их использованию неограниченного круга лиц», – говорится в документе. Ранее Правительство РФ в своем отзыве на законопроект отмечало, что документ не учитывает подготовки, необходимой для использования дефибрилляторов неограниченным кругом лиц, в том числе обучения населения применению АНД, а также расходов, связанных с приобретением, установкой и обслуживанием аппаратов. Как сообщил Vademecum один из авторов законопроекта депутат Андрей Исаев, в первом чтении планируется принять «костяк» законопроекта: «Сейчас он будет рассматриваться в первом виде, а замечания правительства мы, безусловно, учтем». В пояснительной записке авторы законопроекта ссылаются на опыт обучения граждан сердечно-легочной реанимации и использования АНД в других странах. Там подобное обучение следует проводить раз в полгода, поэтому широкое внедрение системы обучения «является неэффективным расходованием ресурсов». Авторы законопроекта считают, что использование АНД не приведет к каким-либо сложностям: оно безопасно «и для пострадавшего, и для использующего лица». «Дефибриллятор снабжен соответствующими графическими изображениями, а вся процедура его применения сопровождается голосовыми подсказками», – говорится в пояснительной записке.   Источник Госдума

Admin

Admin

 

Необоснованный вызов = 56 евро

С 1 июня повысится плата за необоснованный вызов неотложки. Сейчас за такие вызовы приходится платить 40,14 евро, а с июня плата повысится до 56 евро, пишет Latvijas avīze. Для того, чтобы разгрузить бригады Службы неотложной медицинской помощи (СНМП) от бюрократии, с 14 мая медики больше не будут выписывать счета за необоснованный вызов к пациенту на дом, теперь это будет делаться централизованно. В СНМП этим будет заниматься специальный сотрудник, который будет выписывать счета и отправлять их пациентам по почте. В электронной системе видно, что многие вызывают "скорую" без особой необходимости, причем неоднократно, поясняет руководство СНМП, решившее "немного ограничить таких пациентов, что неплохо в том числе и в воспитательных целях".

Admin

Admin

 

Мочи манту!

Главный фтизиатр Минздрава разрешила мочить пробу Манту Пробу Манту, которую обычно делают детям для выявления специфического иммунного ответа на введение туберкулина, мочить можно, но нельзя механически повреждать. Об этом сказала ТАСС главный внештатный специалист фтизиатр Минздрава России Ирина Васильева. Туберкулиновую пробу в РФ делают детям в детских садах и в школах. Родителям традиционно рекомендуют следить за тем, чтобы место пробы не намокало. "Мочить можно, нельзя расчесывать. Теребить нельзя, тереть мочалкой", - сказала главный внештатный фтизиатр Минздрава. По ее словам, рекомендация не мочить Манту была связана с тем, что обычно намокшее место вытирают, а это как раз и есть механическое повреждение места пробы. "Намочить можно, потом просто промокнуть и все. <...> С пробой Манту все не так строго - просто нельзя раздражать кожу", - уточнила она. Главный фтизиатр Минздрава России также отметила, что наличие выраженной реакции на месте пробы говорит о том, что организм активно борется с каким-то возбудителем. "Проба Манту менее специфична, чем Диаскинтест. К сожалению, она реагирует и на другую аллергию, и имеет много ложноположительных ответов", - добавила Васильева. В Минздраве отметили, что родители имеют право отказаться от пробы Манту для ребенка, но тогда они должны предоставить данные о том, что у ребенка нет туберкулеза. Альтернативой Манту в данном случае, по словам замминистра здравоохранения Яковлевой, может быть Диаскинтест. Яковлева также отметила, что за прошедший год в РФ было зафиксировано 70 тыс. случаев туберкулеза, причем около 70% случаев составляли социально благополучные граждане. Васильева напомнила, что туберкулез - излечимое заболевание. Обычный туберкулез излечивается в течение в среднем полугода, а лекарственно устойчивые формы - за два года. По данным Всемирной организации здравоохранения ежегодно в мире заболевает туберкулезом 10 млн человек. Каждый десятый заболевший - ребенок. При этом, по данным за 2016 год, почти полмиллиона человека болеют туберкулезом, имеющим множественную лекарственную устойчивость. Туберкулез продолжает оставаться основной инфекционной причиной смертности в мире, унося ежедневно 4,5 тыс. жизней в день.

Admin

Admin

 

На Украине отменили вызов врача на дом

Минздрав Украины в рамках реформы объявил переход на новую модель медицинского обслуживания населения, которая предусматривает отмену практики вызова врача на дом и диспансеризации украинцев.

«Отменяется «книга записи вызовов врачей на дом». Врач не будет обязан отчитываться о посещении всех пациентов, позвонивших в регистратуру. Пациент и врач смогут получить доступ друг к другу по телефону», – приводит ТАСС сообщение пресс-службы минздрава Украины. Это объясняется тем, что «ВРЕМЯ ВРАЧА   ЯВЛЯЕТСЯ  ЦЕННЫМ  И  ОГРАНИЧЕННЫМ  ОБЩЕСТВЕННЫМ  РЕСУРСОМ», а каждый пациент должен понимать, что во время обслуживания одного пациента на дому врач «не помогает по меньшей мере трем другим пациентам». «Пациент и врач будут вместе принимать решение о необходимости визита домой», – отмечает ведомство. Украинский минздрав ссылается на опыт европейских стран. Утверждается, что именно возможность общения с медработником по телефону «больше всего ценится пациентами». Ссылка на оригинал: https://vz.ru/news/2018/3/15/912639.html

Admin

Admin

 

"Мне всё равно". У 99% врачей в России — профессиональное выгорание

Безразличие к пациентам, формальное выполнение работы, цинизм — всё это характерно для абсолютного большинства российских врачей. Но дело не в том, что в профессию пришли чёрствые и безответственные люди. Просто из-за огромной нагрузки, маленькой зарплаты и хамства пациентов у медиков начинается профессиональное выгорание. Это очень опасно: "выгоревшие" врачи совершают ошибки гораздо чаще. К такому выводу пришли учёные из Сибирского государственного медицинского университета. Они опросили более 4 тыс. медработников в Томской области. Как сказано в исследовании (есть у Лайфа), "на модели Томской области" была проведена "оценка профессионального выгорания медицинских работников в Российской Федерации". То есть учёные считают, что полученные результаты характерны для врачей по всей стране. Медики заполняли специальную анкету для определения профессионального выгорания (она была разработана зарубежными учёными и переведена на русский язык). В результаты врачам поставили "оценки" по трём параметра.  Первый — эмоциональное истощение. Это утрата интереса и позитивных чувств к окружающим, ощущение, что работа совсем надоела, неудовлетворённость своей жизнью в целом. Второй — деперсонализация. Это безразличие, формальное (без сопереживания) выполнение профессиональных обязанностей, в отдельных случаях — циничное отношение к пациентам. Третий — пессимизм по поводу профессиональных достижений. Это склонность негативно оценивать себя как профессионала, снижение профессиональной мотивации, избегание работы сначала психологически, а потом и физически. Общий вывод такой: у 99% медиков есть профессиональное выгорание, у каждого третьего — крайне высокая степень. Учёные также сравнили российских врачей с зарубежными по уровню выгорания. Оказалось, что у наших медиков гораздо выше показатели по цинизму и пессимизму. При этом за рубежом "выгоревших" врачей меньше. Исследование, проведённое в Европе в 2014 году, показало, что признаки выгорания есть у четверти хирургов-онкологов. В Гонконге признаки выгорания были выявлены у 31% опрошенных молодых докторов. Ощущение пустоты и бессмысленности — это опасно. Как сказано в работе, зарубежные учёные не раз доказывали связь выгорания с медицинскими ошибками. "В 2012 году 183 респондента из 1198 врачей-терапевтов Японии напрямую связали самовыявленные медицинские ошибки в своей практике с признаками профессионального выгорания", — такой пример приводится в исследовании. А в 2009 году в Нидерландах врачи-интерны, у которых были признаки выгорания, сообщили "о достоверно большем количестве совершённых ими ошибок", чем интерны без таких признаков. — Я думаю, стоит верить этим цифрам (то есть результатам исследования российских учёных. — Прим. Лайфа), — сказал ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов. — Действительно, на врачах лежит огромная ответственность за жизнь и здоровье людей. Платят им мало, часто врачи работают в плохих условиях. Социолог считает, что профессиональное выгорание характерно для врачей по всей стране. — Исключение — Москва, где и больницы лучше обеспечены, и зарплата врачей больше, и условия гораздо лучше, — сказал он. — Может быть, в числе исключений — какие-то специализированные больницы крупных мегаполисов. А если говорить об обычных областных, а тем более районных центрах, то такая картина [профессионального выгорания] характерна для всей России.  Заведующий 1-м терапевтическим отделением московской поликлиники № 149 в Москве Игорь Юркин рассказал, что и столичные медики очень хорошо знают, что такое выгорание. — Многие врачи поставлены в такие условия, что они не могут качественно оказывать медицинскую помощь и применять все свои знания и навыки, — сказал он. — Им приходится оказывать услуги. Получается, формально отметился, отработал и ушёл. И всё это сопряжено с выслушиванием обвинений в свой адрес от пациентов, хотя не мы придумали эту систему. Многие врачи уже просто по привычке ходят на работу, потому что другой работы нет. Молодые ещё куда-то собираются и уходят в страховые и фармкомпании, а люди пенсионного возраста считают, что "добегаем своё, и всё". По его словам, он сам каждый день "ощущает на себе это давление". — На каких-то остатках сил я ещё держусь, привычка, нужно оказать людям помощь, показать своё мастерство, приблизиться к пациенту, — сказал он. — Но когда пациент потом начинает "сволочить" и за то, что ты ему оказал помощь, на тебя ещё и жалобу катает, в следующий раз просто формально окажешь помощь, да и дальше пошёл. В 2015 году столичные врачи проводили забастовку против адских условий труда и подробно рассказывали, как тяжело им приходится. — Раньше в среднем в день ко мне в клинику приходили по 20–25 человек, — рассказывала участковый терапевт диагностического центра № 5 Ирина Кутузова. — Сейчас — 40–46. И это не считая тех, кто "мне только спросить". У меня после 25-го человека резко падает концентрация. Элементарно перестаёшь соображать. Пациент тебе что-то говорит, а ты как в космосе. Недавно больной был. Смотрю, у него по электрокардиограмме серьёзные изменения. Ситуация острая. Вызываю скорую. Хочу сказать: "Инфаркт". И не могу. Заклинило просто. Разве это нормально? — От врачей требуют, чтобы медицина была на высоком уровне. При этом чиновники не создают условий, чтобы это было возможно, — сказал сопредседатель Всероссийского союза пациентов Ян Власов. — То лекарств не хватает, то "дорогостой" выписывать нельзя, то ограничивают квоты для лечения пациентов в больницах. И получается, что везде врачи крайние. Эксперт отметил, что в Томской области результаты могли оказаться даже лучше, чем в целом ситуация по стране. — Томск — наукоград, молодой город, — сказал Ян Власов. — Там много студентов, молодых докторов. И можно представить, что происходит в тех регионах, где население старше, если даже на этом срезе мы видим такую безнадёгу.

Admin

Admin

 

Леонид Печатников. Великий оптимизатор здоровья

евыигрышная, открытая для критики часть деятельности государства. Однако сами чиновники отнюдь не воспринимают «социалку» как наказание и кошмар: умные люди могут очень неплохо там устроиться. Потомственный боец О семье заместителя мэра Москвы по социальной сфере Леонида Печатникова известно только с его слов. Великие войны двадцатого века немало потрепали предков вице-мэра по социальной политике. Его дед по отцу Исаак воевал в первую мировую, разбогател в германском плену. А вот жена Исаака, бабушка Леонида Михайловича, погибла во время Великой Отечественной при расстреле евреев у Голубой Дачи под Невелем (Псковская обл.). Поэтому после известной антисемитской статьи Ульяны Скойбеды он объявил бойкот «Комсомольской правде» – правда, только на один день. Вскоре он уже спокойно давал интервью «Комсомолке», где и по сей день сотрудничает бойкая журналистка. Отец вице-мэра Михаил Исаакович Печатников воевал на фронтах Великой Отечественной, получил медаль «За отвагу» на Курской дуге, делал карьеру в партии, но ее остановила кампания по борьбе с космополитами – подняться высоко Печатникову-отцу не удалось. Про семейную жизнь вице-мэра тоже мало известно: несколько браков, есть дочь, тоже врач. Нынешнюю жену Печатникова зовут Людмила Борисовна (Шпрехер). Сам Леонид Михайлович родился в Москве в 1956 году – «Соколиная гора, тогда это была страшная рабочая окраина». Он описывает себя как хулиганистого мальчонку (начал курить в семь лет… в восемь имел два привода в милицию…), но это не помешало ему сразу после школы поступить в престижнейший «первый мед» (имени Сеченова). Во время учебы, по собственному признанию, подумывал об эмиграции в Израиль, но не решился. Мечтал о свободе, об Ахматовой и Пастернаке на книжных полках магазинов. Закончив в 25 лет ординатуру, Печатников стремительно поднялся по карьерной лестнице: практически сразу же стал доцентом в Центральном институте усовершенствования врачей, защитил кандидатскую диссертацию, а в 31 год стал уже заместителем главврача по терапии в Центральной республиканской клинической больнице РСФСР. Для медицины это очень быстрый рывок. В то же время он показал, что врачом – как мечталось в детстве – Леонид не стал. Только управленцем. В августе 1991 года замглавврача делом поддержал нарождавшуюся российскую государственность – взял на себя организацию медицинской работы в Белом доме. За эту работу он получил медаль «Защитнику свободной России». Там он познакомился с людьми, которые будут определять политику страны ближайшие десять лет. В 1994 году защитник вышел на еще более высокий уровень – стал главным терапевтом лечебно-диагностического объединения Минздрава (туда включили несколько крупнейших больниц и поликлиник Москвы). Частный сектор В 2001 году блестящая карьера внезапно притормозилась: всего лишь главный терапевт в 67-й столичной больнице – уважаемом, но никак не элитном медицинском учреждении. Нет достоверных сведений о причине этой маленькой опалы, ибо как раз в то время «ельцинские» кадры начали постепенно уступать место «путинским», но скорее всего, чиновнику от медицины потребовалось время на личную жизнь – он стал членом совета директоров ЦУМа, а затем и ГУМа: олигарх Лев Хасис высоко оценил специалиста с хорошими связями. Отработав так три года, 48-летний специалист круто изменил свою жизнь – впервые с 17 лет покинул государственную систему здравоохранения и ушел главврачом в частную клинику «Европейский медицинский центр» (EMC). Мы о нем еще услышим, и слышать будем долго. В большую копеечку обошелся московскому бюджету этот частный роман эффективного менеджера. Примерно в то же время– между 2004 и 2011 годами – Печатников также пять лет работал во Франции и даже защитил там докторскую диссертацию. Впрочем, текст этого документа никто из российских журналистов не видел, более того, в упоминавшемся в связи с этим Университете Леонардо да Винчи в Париже нет медицинского отделения. Характерно, что в официальной биографии доктора французских наук на сайте московской мэрии вообще не упоминается о его работе за рубежом. Справедливости ради заметим, что сам Печатников считает себя российским кандидатом наук. Так или иначе, частная клиника сделала опытного терапевта состоятельным человеком – по его словам, он зарабатывал в 2010 году миллион рублей чистыми в месяц (после выплаты всех налогов) и ни в чем не нуждался. Поэтому приглашение в Департамент здравоохранения города Москвы было для него чистой воды новым вызовом, считает он. И возможностью контролировать серьезнейшие финансовые потоки, добавим мы. Через полтора года работы Леонида Михайловича повысили до вице-мэра по социальным вопросам: к здравоохранению добавили образование и прочие не слишком выигрышные сферы, которыми должен же кто-то заниматься. Тендеры и главврачи Кстати, «Европейский медицинский центр», его хозяева и связанные с ними структуры внезапно начали выигрывать московские тендеры. Так, в 2016 году они получили заказы на 14,7 млрд руб. – треть от всех московских конкурсов в этой сфере. Есть предположение, что многие препараты закупались по сильно завышенным ценам. Началось все со знаменитых закупок томографов, без которых Печатников вряд ли получил бы последующее повышение до вице-мэра. Но кто не умеет проводить тендеры, тех и не ставят на такие должности. К сожалению, и в остальном работа Печатникова в московской мэрии оставляет сложное впечатление. С одной стороны, он – врач, знающий нужды отрасли изнутри (в руководстве Минздрава на тот момент не было ни одного человека с медицинским образованием). Печатников необычно открыт и общителен – его можно слышать и на, как мы уже говорили, «Комсомолке», и на «Эхе». С другой – опытный циничный управленец брался явно под секвестр отрасли. Еще до начала реального экономического кризиса он начал «резать косты»: «Койки в больницах будут сокращаться в соответствии с реальными потребностями, мы не пытаемся сделать это в директивном порядке» – говорил Печатников. Печатников приводит в пример Сеул, где, по его данным, всего 26 тыс. коек, тогда как в сопоставимой по размерам Москве – 83 тыс. коек только в муниципальном фонде, а с федеральными и ведомственными – 145 тысяч (на предгрозовой 2013 год). Другой вопрос, что в Москву ездят лечиться со всей России и из ближнего зарубежья, чего никак не сказать про Южную Корею. Впрочем, число больниц в стране беспрестанно сокращается уже второе десятилетие. «За 2014 год сокращено уже 50 тыс. коек в стране, а за прошлый год — 35 тыс., и это правильное решение, потому что не должно быть пустующих коек, на которые государство тратит деньги», – гордо говорила министр здравоохранения Вероника Скворцова. Ударным получился и 2015-й – 41 тыс., а вот в следующем, 2016 году, ей удалось сократить лишь 23 тыс. коек – непорядок. Куда радикальнее действует Печатников – от 145 тысяч он всего за три с половиной года (до конца 2016-го включительно) оставил 80 682 койки круглосуточных стационаров. Его задача – «чтобы городские больницы стали конкурентоспособными в этой новой конкурентной среде». С кем конкурировать? Чем эта среда нова? Загадка. Зарплаты медиков в Москве растут куда медленнее, чем сокращается число этих медиков. Чем занимаются выброшенные на улицу врачи и младший персонал? Открывают свой бизнес, по совету Медведева педагогам? Ведь Печатников теперь отвечает и за образование, а там тоже надо поднимать зарплаты, а значит, сокращать число педагогов. Сколько их там в Сеуле? Печатников постоянно изучает южнокорейский опыт; к сожалению, не призывает он к распространению южнокорейских зарплат во вверенной ему отрасли. Понятно, что Леонид Михайлович вовсе не этакий Змей Горыныч социальной сферы. Он действует так, как ему приказывает руководство, причем не только московское, но и федеральное. При этом сам он ни в чем не виноват, ибо гениальное решение проблемы найдено. Московская власть просто объединяет больницы, чтобы они предоставляли полный спектр услуг, а то где-то не было хирургии, где-то, например, проктологии. Логично, но далее Печатников продолжает: «А затем уже главный врач этого объединения решает, какие отделения в его больнице нужно оставить, какие усилить, а без каких можно обойтись. И здесь возникают эти проблемы». То есть виноват главврач. А не добрейший Леонид Михайлович, профессиональный врач из семьи военных и медиков. * * * Странная штука жизнь. Мы можем долго знать человека, а потом какая-то мелочь откроет нам его в новом свете. Существует информация о том, что 21 июня 2017 года московская ГИБДД, не согласовав свою акцию с высшим руководством столицы, проводила проверку автомобилей со спецсигналами – гаишников просто интересовало, все ли они действительно торопятся по важным городским и государственным нуждам. Конечно, они не тормозили знакомые черные автомобили с номерами АМР, но вот «скорые» проверяли. И случилась незадача – в одной из них был вице-мэр собственной персоной. Совершенно здоровый, зато с ящиком коньяка (видимо, для оперативного вмешательства в организм вице-мэра). Собственно, все и без того знали, что главный соцработник города ездит на машине с крестом и мигалкой, но получилось как-то неловко. Вспомнилось, как за полтора года до этого вице-мэр на голубом глазу пошутил: «Максимальное время, за которое приезжает скорая в Москве, – 11 минут. Это время четко фиксируется». Речь, видимо, шла только о скорых с Печатниковым на борту. Внятных объяснений по поводу инцидента открытый и доброжелательный Печатников так и не дал. Зато по СМИ очень быстро пошла мощная волна опровержений, скорее всего, направлявшаяся из единого источника. Опытные сейсмологи говорят, что эпицентр находится в московской мэрии. Начав с дерзновенной мечты о стихах Ахматовой в легальной продаже, через медаль «Защитнику свободной России» дойти до слуха о коньяке в машине «Скорой помощи» – какая грустная и типичная биография!

Admin

Admin

 

ТЭЛА от Google

В плеймаркете вышло приложение ТЭЛА. Программа реализует алгоритм диагностики и лечения тромбоэмболии легочной артерии. Основан на действующих Европейских и Российских рекомендациях.

Admin

Admin

 

Тюремный доктор, которого хоронила вся Москва

Странные кренделя выписывает иногда судьба. Бывает, что человек родился и всю жизнь провёл в одной стране и городе, а никто о нём и не вспомнит после смерти. Но иногда человека, который родился не просто в другом городе, а в другой стране любят и почитают на его новой Родине, а после смерти хоронить его выходит весь город. Такая странная и интересная судьба была уготовлена Фёдору Петровичу Гаазу, который родился недалеко от Кёльна в маленьком городке Бад-Мюнстерайфеле в небогатой семье аптекаря. И звали его тогда Фридрих-Иосиф. В Йенском университете Фридрих прослушал курс физики и философии, а медицинское образование он уже получил в Геттингене. 

Но поворотный для Фридриха момент случился в Вене, куда он приехал изучать глазные болезни. Здесь, он в 1802 году спасает от слепоты русского князя Репнина, который предложил ему отправиться в Россию. И Гааз согласился.

Приехав в Россию, Гааз поселился в Москве, где очень быстро стал известным. Потому что хорошие офтальмологи были на вес золота. Слава доктора настолько распространилась, что в 1807 году императрица Мария Фёдоровна издала приказ, в котором назначила Гааза главным доктором Павловской больницы. И с первого же дня работы доктор стал после окончания рабочего дня ездить в богадельни и приюты, где лечил больных абсолютно бесплатно. С этого времени к Гаазу навсегда прикрепилось имя Фёдор Петрович

Именно ему обязаны своим появлением Кисловодск и Железноводск, так как он смог понять всю ценность минеральных вод и сделал подробное описание. Он открыл глазную больницу и больницы для чернорабочих.

Фёдора Петровича приглашали в самые именитые и богатые семьи для лечения болезней и он стал состоятельным человеком со своим домом, имением и, даже с суконной фабрикой.

В войну 1812 года Фёдор Петрович пошёл в армию и дошёл до Парижа. После чего его назначили главврачом московской медицинской конторы, а также главой всех казённых аптек. И тут Гааз развернулся. Именно он провёл в палаты водопровод и сделал первые в России серные ванны, а в больницах навёл идеальную чистоту. Он открыл больницу для бездомных, которую народ быстро переименовал из Александровской в Гаазовскую. Доктор лично осматривал всех калек. нищих, беспризорников и, даже давал некоторые деньги выздоровившим.

И вот в 1827 году Фёдор Петрович получил должность главврача московских тюрем. И доктор смог отменить железный прут. Это прут, к которому приковывались несколько каторжников и так, несколько месяцев, они шли к месту каторги. По требованию Гааза кандалы были облегчены с 16 килограммов, до семи. Причём он сам опробовал их на себе. Была открыта тюремная больница в пересылке на Воробьёвых горах и отделение для арестантов в Староекатерининской больнице. При этом арестанты могли оставаться там неделю, пока Гааз разбирался в их болезнях. 
  Доктор Гааз наблюдает, как заковывают в кандалы заключенного Огромной энергии и доброты был человек. Чего стоит то в тюрьмах стало появляться отопление, раздельные туалеты, а на нарах постельное бельё. С его подачи в 1836 году наручники стали обшиваться кожей, так как железо растирало запястье в кровь. В 1847 году власти распорядились уменьшить содержание заключённых на одну пятую, так доктор внёс 11 тысяч рублей, чтобы оно не уменьшилось. А беднякам он иногда тайно подбрасывал кошельки с деньгами

А ещё Гааз был человеком смелым и решительным. Вот что об одном его поступке писал А.Ф.Кони в своей книге Фёдор Петрович Гааз": "Он не был человеком, который останавливается в сознании своего бессилия пред бюрократической паутиною. К каким средствам прибегал он в решительных случаях, видно из рассказа И. А. Арсеньева, подтверждаемого и другими лицами, о посещении Императором Николаем московского тюремного замка, причем Государю был указан «доброжелателями» Гааза старик семидесяти лет, приговоренный к ссылке в Сибирь и задерживаемый им в течение долгого срока в Москве по дряхлости (по-видимому, это был мещанин Денис Королев, который был признан губернским правлением «худым и слабым, но к отправке способным»). «Что это значит?» — спросил Государь Гааза, которого знал лично. Вместо ответа Федор Петрович стал на колени. Думая, что он просит таким своеобразным способом прощения за допущенное им послабление арестанту, Государь сказал ему: «Полно! я не сержусь, Федор Петрович, что это ты, встань!» — «Не встану!» — решительно ответил Гааз. «Да я не сержусь, говорю тебе... чего же тебе надо?» — «Государь, помилуйте старика, ему осталось немного жить, он дряхл и бессилен, ему очень тяжко будет идти в Сибирь. Помилуйте его! я не встану, пока Вы его не помилуете...» Государь задумался... «На твоей совести, Федор Петрович!» — сказал он наконец и изрек прощение. Тогда счастливый и взволнованный Гааз встал с колен.
Доктор Гааз перед императором Николаем

Двадцать лет по понедельникам Фёдор Петрович провожал арестантов. В своей пролётке он привозил еду и всякие нужные вещи

Вот что писал о Гаазе Московский почт-директор Александр Булгаков: "Хотя Гаазу было за 80 лет, он был весьма бодр и деятелен, круглый год (в большие морозы) ездил всегда в башмаках и шелковых чулках. Всякое воскресенье ездил он на Воробьевы горы и присутствовал при отправлении преступников и колодников на каторжную работу в Сибирь. Александр Тургенев, который был весьма дружен с Гаазом, познакомил меня с ним. Они уговорили меня один раз ехать с ними на Воробьевы горы. Я охотно согласился, ибо мне давно хотелось осмотреть это заведение. Стараниями Гааза устроена тут весьма хорошая больница, стараниями его и выпрашиваемым им подаянием ссылочные находят здесь все удобства жизни. Гааз обходится с ними, как бы нежный отец со своими детьми... Цепь колодников отправлялась при нас в путь, бо’льшая часть пешком... Гааз со всеми прощался и некоторым давал на дорогу деньги, хлебы и библии"

Однажды Гааз ночью шёл на вызов, но его остановили бандиты и сначала не узнали. Доктор снял шубу, сказал , чтобы забирали, а он спешит к больному. Бандюки признали доктора и не только вернули его шубу, а и проводили до дома больного, дабы с ним не случилось никаких неприятностей.

Тут можно привести ещё один исторический анекдот случившийся с Гаазом и также описанный А.Булгаковым: "Говоря уже о докторе Гаазе, не могу не поместить анекдот, который может заменить целую биографию его. Это случилось во время генерал-губернаторства князя Дмитрия Владимировича Голицына, который очень Гааза любил, но часто с ним ссорился за неуместные и незаконные его требования. Между ссылочными, которые должны были быть отправлены в Сибирь, находился один молодой поляк. Гааз просил князя приказать снять с него кандалу. «Я не могу этого сделать, — отвечал князь, — все станут просить той же милости, кандалы надевают для того, чтобы преступник не мог бежать». «Ну прикажите удвоить караул около него; у него раны на ногах, они никогда не заживут, он страдает день и ночь, не имеет ни сна, ни покоя». Князь долго отказывался, колебался, но настояния и просьбы так были усилены и так часто повторяемы, что князь наконец согласился на требования Газа.

Несколько времени спустя, отворяется дверь князева кабинета, и можно представить себе удивление его, видя доктора Гааза, переступающего с большим трудом и имеющего на шелковом чулке своем огромную кандалу. Князь не мог воздержаться от смеха. «Что с вами случилось, дорогой Гааз, не сошли ли вы с ума?», — вскричал князь, бросив бумагу, которую читал, и вставши со своего места. «Князь, несчастный, за которого я просил вас, убежал, и я пришел занять его место узника! Я виновен более, чем он, и должен быть наказан». Не будь это князь Дмитрий Владимирович Голицын, а другой начальник, завязалось бы уголовное дело, но отношения князя к Государю были таковы, что он умел оградить и себя, и доктора Гааза, которому дал, однако же, прежестокую нахлобучку. Он вышел из кабинета, заливаясь слезами, повторяя: «Я самый несчастный из смертных, князь сказал, чтобы я никогда не смел больше просить его ни о какой милости, и я не смогу больше помочь ни одному несчастному"
  Доктор Гааз просит прощения у Голицына

Несший столько любви к людям, доктор умер в нищете в доме при Полицейской больнице, где и жил. На благотворительность он потратил всё своё состояние. Вся недвижимость, фабрика, лошади, всё было продано, а средства переведены на благотворительные нужды. Хоронили его за казённый счёт. За его гробом шли 20 тысяч человек разного сословия: от бывших каторжников до дворян, от купцов до генералов. Сотня казаков. которая была прислана властями, чтобы охранять процессию слезла с коней и тоже пошла за гробом.

А в 1909 году во дворе Полицейской больницы на пожертвования москвичей был сооружён памятник доктору. Скульптор Андреев денег за работу не взял. Его и сейчас можно увидеть во дворе этой больницы, которая теперь называется НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков в Малом Казённом переулке.

Admin

Admin

 

На работе я не исповедую, а реанимирую

Можно ли не разочароваться в вере, видя последствия жестокости, смерть и несправедливость, – рассказывает иеромонах Феодорит (Сеньчуков), врач-реаниматолог. Слышу – босые детские ноги по коридору, выхожу – никого – Отец Феодорит, вы как-то сказали, что реаниматологов без веры почти не бывает. Почему? – Реаниматолог работает на грани жизни и смерти. И понимает, что есть вещи, которые зависят не от него. Вот два больных, у них болезнь одинакова, микробы одинаковые, лечили одинаково. Один выжил, другой нет. А раз существует то, что зависит не от нас, значит, мы должны волей-неволей признать существование неких высших сил. А как уж мы их называем, зависит от нашего общего культурного уровня. Кто-то – называет Богом, кто-то начинает думать о каких-то духах, еще о чем-то. В каждой реанимации есть свой фольклор, повествующий, как души умерших прилетают и ходят по реанимации. Есть в этих фольклорных сказах реальные составляющие. Когда я работал в Тушинской детской больнице, реанимация располагалась в отдельном шестиугольном корпусе (в простонародье «гайка»), соединенном с другим корпусом маленьким переходом. И вот дежурю ночью в реанимации. Вдруг явно слышу: идут босые детские ноги по коридору. Думаю: «Кто-то из детей сорвался и пошел». Прихожу – в коридоре никого, все дети лежат на месте. Если у человека нет четкой веры, он будет думать о том, что это бродят души умерших детей. Но мы понимаем, что это никакие не души, а бесовские страхования. Это я к чему – если человек верит, что души умерших детей возвращаются на место своей смерти, то он уже не материалист. Поэтому я говорю, что неверующих реаниматологов, реаниматологов – абсолютных атеистов я встречал в своей жизни, может быть, раза два. Другой разговор, что по-настоящему церковных людей среди них не так много. В принципе, как и практикующих православных в обществе – около 1,5%. – Вы очень много раз присутствовали в момент смерти людей. Замечали что-то особенное, что бы укрепило вас в вере? – Как душа из тела исходит, напрямую я, конечно, не видел. Просто есть такой момент, когда ты понимаешь: перед тобой осталось только тело. Это не всегда, но очень часто видно. Как-то мы тяжелобольного пациента перевозили из психиатрической больницы. У него была тяжелая пневмония, он фактически (но не окончательно) находился без сознания. Причем это был больной со старческой деменцией, а не с серьезными психическими заболеваниями типа шизофрении. Вот мы его везем, оказываем какую-то помощь в дороге. И вдруг видим, что наш пациент приподнимается на носилках, смотрит куда-то в угол глазами, полными ужаса, пытается защититься от кого-то. Он явно увидел нечто ужасное. Начинает отбиваться, ему страшно. Потом замирает, остановка сердечного ритма. Мы реанимируем, довозим до Института Склифосовского, где он умирает. Со мной был фельдшер, который всегда сомневался в существовании потусторонних сил. И он сказал: «Я не знаю, есть ли ангелы, но бесы есть, это точно. В этом сегодня убедился». Иеромонах Феодорит (Сеньчуков). Фото: Фома / www.foma.ru Господь был там же, Его мучили вместе с ребенком – Когда вы решили стать врачом, уже были верующим человеком? – То, что Бог есть, я осознал еще в школьные годы. В детстве крещен не был. Но еще чуть ли не в начальной школе начал понимать, что в стране происходит все не так, все наоборот. И раз о религии говорят плохо, наверное, это что-то важное, о котором нужно узнать. Вот и начал узнавать. Причем из самых разных источников. Тем более, у меня были хорошие родители. Когда мама увидела, что я интересуюсь религиозной тематикой, принесла книги польского автора Зенона Косидовского – «Библейские сказания» и «Сказания евангелистов». Так что к классу шестому я неплохо знал библейские сюжеты. Кроме того, мама была инженером-строителем, проектировщиком, у нее было много друзей – архитекторов я с детства знал и архитектуру, в первую очередь – русскую архитектуру. А русская архитектура – это, прежде всего, храмы. Узнавая о них, я узнавал иконопись. Так что к старшим классам я уже осознавал, что вера – дело серьезное, а не какая-то ерунда, удел невежественных бабушек. Просто тогда совершенно не понимал необходимость крещения. Но в храм меня тянуло, и я часто туда заходил, когда гулял по Москве. Кстати, никогда не видел там злобных бабушек, о которых принято говорить. Мне встречались добрые, хорошие старушки, которые всегда рассказывали и показывали все в храме. Так что к девятому классу, когда я окончательно выбрал медицину, я верил в Бога, понимал что-то о христианстве, но не считал, что церковная жизнь важна лично для меня. Крестился я уже после института, когда мое духовное состояние все-таки привело меня к тому, что надо креститься, надо уже как-то разобраться со своим конфессиональным самоопределением. – Когда начали учиться в институте – на практике, и потом, в первые годы работы не было каких-то сомнений в вере? – Сомнения, религиозный кризис, возникают тогда, когда на человека обрушивается что-то новое. Ребенок воспитывался в церковном благочестии, а потом учитель биологии ему говорит, что человек произошел от обезьяны. Возникает кризис: «Как же так, мне наврали». Или человек благополучно пережил информацию об обезьяне, а потом столкнулся с нравственными проблемами: от чего умирают дети, и так далее. У меня все шло по-другому, была не революция, а эволюция, поэтому подобных вопросов не возникало. В 10-м классе я бегал в больницу, санитарил и всю учебу в институте проработал – сначала санитаром, потом медбратом, фельдшером на скорой. То есть профессиональные знания у меня расширялись вместе с духовными. – То есть ни разу не было бунта сродни бунту Ивана Карамазова, когда тот говорит: «Я не Бога не принимаю, (…) я мира, Им созданного, мира-то Божьего не принимаю и не могу согласиться принять»? Ведь вы столько всего видели, приезжая на страшные аварии, к изуродованным после изнасилования, после жестокого избиения…   – Ну не было у меня таких вопросов. Я же понимал, что мир во зле лежит, и если ты веришь в Бога, ты веришь и в существование дьявола. А если есть дьявол, значит, он должен вредить. С детства я за свободу. И у меня всегда было ощущение, что Бог, поскольку Он всемилостив и всеблаг, не будет вмешиваться в свободу человека. То есть, если ты хочешь творить зло, значит, это твой выбор. Кроме того, я же врач и прекрасно понимаю, что такое причинно-следственные связи. Если у человека произошла, допустим, какая-то генетическая поломка, то у него разовьется некое заболевание, при котором могут возникать те или иные состояния, которые будут отличать его от человека обычного. Или он переболел каким-то заболеванием, и его последствия, в той или иной мере, порой опосредованно, будут проявляться в его жизни. Точно так же и здесь. Если когда-то произошло грехопадение, значит, изменились люди, изменился мир. Поскольку мы люди Божии, то должны стараться максимально с этим злом бороться. Что-то получается, что-то не получается. В медицине тоже не все можем вылечить, но стараемся. – А еще люди, сталкиваясь с чем-то несправедливо-страшным, например, с убийством ребенка, бывает, задают вопрос: «Где был Господь в этот момент?!» Неужели он не возникал у вас, когда приезжали на подобные случаи? – А чего ему возникать, если ответ существует с древних времен, и я его знаю? Господь был там же, Его мучили вместе с ребенком. Если бы мир состоял только из добра, то мы были бы не люди, а ангелы. «Люди, хоть и люди, тоже люди» – слова из песни Вени Д’ркина. У нас во всех есть и добро, которое от Бога, и зло, которое восходит от дьявола, потому что он соблазнил человека на грехопадение. Поэтому что забивать себе голову нелепыми размышлениями на тему: где был Господь. Здесь Он был, с нами. Он всегда с нами. Нам надо помнить об этом и бороться, как я уже сказал – со злодеями, со стихиями, с болезнями. Ведь мы – люди, мы по образу и подобию Божьему, у нас есть и творческое начало, есть силы, которые дает Господь. Фото: Facebook / Феодорит Сергей Сеньчуков Выгорания у меня не было никогда – С профессиональным выгоранием сталкивались? – Выгорание может быть в любой специальности. Чаще всего выгорание в медицине, если человек действительно туда пошел по своему желанию и по своему призванию, связано не с самой профессией, а со всякими приходящими обстоятельствами. То есть тогда, когда, допустим, маленькая зарплата, дурное начальство, террор со стороны всяких фондов ОМС и так далее. Человек устает от этого, и у него начинается выгорание. Если учесть, что работа сама по себе тяжелая и приносит не всегда только радость (какая радость, если, несмотря на все старания, больной умер), и получается выгорание. Выгорание – это депрессия, болезнь, только не очень явно проявляющаяся. – У вас было что-то подобное? – В реаниматологии – нет. После института я пять лет работал врачом педиатрической бригады скорой помощи. Это с самого начала был компромисс – я пошел в бригаду, чтобы потом, как только появится возможность, перейти в бригаду реанимации, которую должны были открыть. Но педиатрия – это не мое, болезни, с которыми сталкивается обычный педиатр, мне не интересны. Вот я пять лет работаю, работаю, а бригаду так и не открыли, и понимаю, что мне уже работа не в радость. Тогда, в 1991 году, я перешел работать в клинику, в реанимацию. Поработал там, понял, что по скорой все равно ностальгирую, взял полставки на скорой и прекрасно дожил до 2006 года, когда перешел опять на скорую, но уже постоянно, уже в реанимационную бригаду, в которой и продолжаю работать. Так что выгорания по специальности у меня не было никогда. Мне всегда нравилась моя работа. – Когда человек видит столько смертей, как найти силы, чтобы как-то психологически сохраниться? – Реаниматолог в этом плане – специальность более «застрахованная». Когда ты работаешь в экстремальной медицине, то не успеваешь привязаться к больному. Когда больной умирает в сознании, понимает это и ты понимаешь, настроен, что человек уходит в мир лучший, тем более ребенок, то стараешься как-то поддержать, помочь. Тут как раз выгоранию образоваться сложно. Здесь возможно как раз выгорание человека неверующего, потому что как же так, «слезинка ребенка» и все прочее. А если знаешь, что там будет хорошо, а страдающему ребенку точно будет хорошо, то все совершенно иначе. Реаниматолог всегда понимает, что перед ним точка взаимодействия нескольких сил. То есть это Сам Господь, у которого есть какой-то Свой промысел вот на этого конкретного пациента. Пациент и врач, который не должен рассуждать, кому хуже, кому лучше, а должен делать то, на что его Господь поставил. Он поставил реанимировать, вот и реанимируй. Если привел, значит, есть какая-то необходимость для того, чтобы ты позанимался с этим больным. Это на скорой очень хорошо видно. Вот иногда приезжаешь на вызов, а бабушка – лежит, ручки сложены. Родственников спрашиваешь: «Что случилось?» «Вчера причастилась, – говорят. – А сегодня приходим, а бабушка лежит уже в чистом белом платочке, уже ручки сложены». Значит, бабушка прожила свою праведную жизнь и заслужила праведную смерть, и никакая скорая помощь ей не понадобилась. А кому-то, может, понадобилась, потому что человек способен к предсмертному покаянию, и не обязательно батюшка нужен. Батюшка – это свидетель. Человек может покаяться в своих грехах непосредственно перед Богом. – Бывало, что вы исповедовали пациентов? – Во время реанимации я никого не исповедую, а реанимирую. Все-таки я приезжаю к пациентам не как священник, а как врач. У меня было несколько случаев, когда меня просили об исповеди, но уже постфактум, после вызова к тяжелобольным пациентам. Фото: Facebook / Феодорит Сергей Сеньчуков В реаниматологии – ответственность коллективная – Когда пациент умирает, несмотря на то, что было приложено множество усилий, возникает обида – на себя, на Бога? – Нет. Если ты сделал все, что можно, то ты молодец, а это был промысел Божий. На что тут обижаться? А если ты сам что-то напортачил, значит, иди и кайся. Сейчас в медицине не бывает такого, что конкретный врач виноват в смерти больного. В медицине, тем более в реаниматологии, это ответственность коллективная. Я даже себе не очень представляю, как реаниматолог может напортачить. Речь именно об ошибках, а не о какой-то внештатной ситуации, которую ты не мог предвидеть, спрогнозировать. Сделать что-то, что прямо привело бы к смерти больного, в современной реаниматологии сложно. Я могу предположить только один вариант, если врач, не разобравшись с состоянием больного, не подключил его к аппарату искусственной вентиляции легких. У меня как раз тенденция в другую сторону. Я скорее возьму человека на ИВЛ, чем не возьму. Меня так учили, я изначально из реаниматологов, а не переученный врач. Как правило, не сама погрешность ведет к смерти больного, а если врач не смог что-то сделать и больной в результате умер. Если ты ошибся, значит, во-первых, нужно учиться на своих ошибках. А во-вторых, надо каяться в том, что твоя ошибка не дала тебе сделать все для того, чтобы больной вылечился. – Запомнилась ли как-то особенно смерть кого-нибудь из пациентов? – В нашей практике, когда пациент – на ИВЛ, у которого везде торчат трубочки, умирает – это не воспринимается неожиданностью, потрясением. Потрясла меня смерть моей бабушки. У нее случился инсульт почти в 90 лет, до этого она была вполне себе в здравом состоянии: ей стало плохо, когда она жарила блинчики. Лежала она в отделении реанимации, в котором я – один из ведущих врачей. Я все пять дней, что она лежала у нас, из отделения не выходил. И вот – состояние ухудшается, мы начинаем ее реанимировать, один раз, второй, третий. И вот в какой-то момент бабушка, которая находится в глубокой коме и ни на что не реагирует, вдруг поднимает руку, показывает жестом: «Хватит!» И все, дальше прямая линия на мониторе, уже все реанимационные мероприятия бесполезны.   После смены – на богослужение – Какова реакция коллег на то, что вы – священник? – Нормальная. Для всех своих коллег я как и был, так и остался доктором Сеньчуковым. То, что я – священник, имеется в виду, но большинству людей общаться со мной не мешает. Хотя да, иногда бывает, что приходится исповедовать коллег. Не очень люблю исповедовать людей, с которыми я связан дружескими узами, но ситуации бывают разные. Еще освящал я однажды здание подстанции. Но на работе люди меня просто воспринимают как коллегу, с которым, правда, можно поговорить о вере, о церковной жизни. В чем-то мое пребывание в светском коллективе имеет некоторое миссионерское значение. Потому что смешно же распространять слухи о попах на джипах, когда этот поп на джипе (а у меня недорогой джип) работает в твоем же коллективе, с тобой на равных и ничем от тебя не отличается. И когда мне кто-то начинает: «А вот у вас там в Церкви…», – я спрашиваю: «Ты много священников знаешь? Я знаю много». И начинаю рассказывать: вот один, вот другой, вот третий, вот у этого старая «девятка», у этого старый «пассат»… И что же, теперь ругаться, что невролог богат, или считать, что у каждого невролога по четыре квартиры?» – продолжаю я. Это, конечно, не настоящее миссионерство, но во всяком случае оно не дает возможность людям так уж совсем погружаться в грех осуждения Церкви. – Если больной умрет во время реабилитационных мероприятий священника-врача, он потом может оставаться священником? – Когда мы говорим о том, что священник не должен проливать кровь, имеется в виду не медицинское служение. Много раз я приводил пример, что у многих священников есть дети. Дети цепляют занозы. Священник вытаскивает занозу, из ранки выступила капелька крови. Он теперь что, служить не должен? Был когда-то некий канонический запрет для священников, что не следует приступать к священнодействию в течение семи дней после операции. Ну, я-то операции не произвожу. В хирургии вопрос сложнее: может ли священник быть практикующим хирургом? Поскольку святитель Лука (Войно-Ясенецкий) существовал, ответ на этот вопрос положительный. На всякий случай, у меня есть прямое благословение от правящего архиерея продолжать служение в качестве врача анестезиолога-реаниматолога. – Как после работы идти служить литургию? – Если говорить о чисто технической стороне, то, наверное, после любой работы идти служить сложно, потому что литургия требует максимального сосредоточения и максимального сбора сил. Вообще желательно перед литургией хорошенько поспать и подготовиться, спокойно прочитать правило. Обычно я не служу как предстоятель, а сослужу, поэтому немного полегче служить после суток, после ночи. Хотя, конечно, стараюсь непосредственно после суток не служить, чтобы хоть какая-то была передышка. Фото: Facebook / Высоко-Петровский монастырь – Если в храме кому-то плохо стало, вы оказываете помощь? – Прямо реанимационные мероприятия пришлось проводить, когда я был дьяконом. На Пасху я служил на Иерусалимском подворье в Москве. И вот я прихожу на службу, идет полунощница. Уже собираюсь облачаться, и вдруг меня зовут: «Отец Феодорит, подойдите, там женщине плохо». Подхожу – оказалось, старушка-прихожанка подошла, приложилась к Плащанице, отошла, упала и – все. Остановка сердечной деятельности. Начинаем ее реанимировать. У меня в машине лежит набор необходимого, сбегали, принесли. Но умерла бабушка. Надеюсь, что Пасху она встречала уже непосредственно с Господом. – От людей, далеких от Церкви, можно услышать, что в монашество люди идут, чтобы спрятаться от горя. И вроде бы ваша история это подтверждает. – Здесь неправильно расставляют акценты. В монашество люди идут не от горя, просто в горе более обостренно чувствуешь нужду в Господе. Человек становится монахом потому, что хочет, чтобы его связь с Богом была близка, чтобы больше времени посвящать служению Господу. Я в этом плане, кстати говоря, плохой монах-то, поскольку продолжаю заниматься мирскими делами. Но у меня и другая ситуация. Я вдовец, и, как правило, вдовцов не рукополагают, если они не принимают постриг – такая практика сложилась в нашей Церкви. Но так получилось, что по ряду обстоятельств, как внешних, так и внутренних, я был вынужден остаться в работе миру. Когда я принимал постриг и меня рукополагали в дьяконский сан в 2008 году, младшей дочке было всего 13 лет. Поэтому меня и не определили в монастырь, а отправили на приход, где я мог совмещать служение и трудовую деятельность. Сейчас, понятно, дочка уже выросла, но владыка пока благословил продолжать работать, сказав: «Ты еще нужен…» Если бы я был не в беде, если бы моя супруга была жива, то я бы жил семейной жизнью. Хотя, скорее всего, и принял бы священный сан. Когда человек остается, как я, один, у него есть несколько вариантов. Вариант первый – жениться вновь, но этот путь не всегда приемлем. Второй путь – монашество. Если человек верующий, он становится монахом и он посвящает себя Господу. Третий путь – остаться в миру и не возлагать на себя монашеских обетов. Только какой в этом смысл?  

Admin

Admin

×